Понедельник, 12 апреля 2021 00:46

Руководитель напал на подчиненную прямо под камерами, когда она попросила маску

Жительница Ида-Вирумаа Ольга в январе этого года столкнулась с шокирующим поведением начальника. «Когда я попросила у него маску с логотипом фирмы, он сказал, что такие не всем дают, – рассказывает женщина. – А потом вообще применил ко мне физическую силу». Ольга не оставила это дело безнаказанным: написала жалобу на начальника руководству и заявление в полицию. В итоге начальника наказали и на работе, и в полиции. Какие же права есть у работника в такой ситуации?

«Это было в январе, – рассказывает женщина. – Я сидела в своем кабинете на таможенном складе в Нарве. Зашел мой непосредственный начальник Игорь Корнеев, какое-то время он занимался документами, а потом подошел ко мне и потребовал надеть маску. Я стала говорить, что сижу в помещении одна, зачем мне маска? Но он настаивал. Я надела медицинскую и сказала, что в ней тяжело сидеть по 12 часов. А затем попросила: «Можно мне такую, как на вас?» На нем была тканевая, с логотипом фирмы, и в ней и правда дышится легче. А он стал кричать, что такие вообще-то стоят по 10 евро и их не каждому выдают. Я спросила: «Почему же в них тогда и простые охранники в магазинах стоят?» На что он просто рассвирепел и применил ко мне физическую силу».

Все произошедшее зафиксировали камеры, которые были в кабинете. Маску начальник после рукоприкладства Ольге все же выдал, но шоковое состояние осталось.

Непростые отношения

«Я была в таком стрессе после произошедшего, что даже поначалу никому не рассказала, – говорит женщина. – Мне было дико стыдно! За всю жизнь близкие меня ни разу пальцем не тронули, а тут – начальник применил силу по отношению к подчиненной! К тому же он мужчина, а я женщина. Он до меня даже дотронуться не имеет права, не то что силу применять».

Отойдя от шока, Ольга поняла, что больше не хочет работать в подчинении у этого человека, и написала заявление по собственному. А потом с записями с видеокамеры поехала в главную контору в Таллинн, чтобы показать их руководству.

«Когда руководитель, который назначил мне встречу, это увидел, его первая реакция была: «Это возмутительно! Полный беспредел! С такими людьми надо прощаться! Они позорят честь фирмы!» – передает Ольга. – Но потом, спустя какое-то время, мне прислали из Таллинна ответ, что этому человеку сделали… выговор. И лишили надбавки к окладу».

Она добавляет, что отработала в фирме G4S шесть лет: «Без каких-либо нареканий и проблем. Ни разу не опоздала, не было ни одного прогула, ни больничного. Проходила все курсы, учила язык, ездила в командировки. Я была патриотом фирмы и реально гордилась, что работаю в G4S! Когда я пошла учиться на помощника полицейского – я уже окончила курсы, и сейчас у меня есть корочка помощника полицейского – фирма выдала мне прекрасную характеристику».

До этого, добавляет она, у них была очень классная начальница Инга Лауль, у которой были отличные отношения как с подчиненными, так и с клиентами. Она, по словам Ольги, всегда шла навстречу, согласовывала графики, без проблем выдавала форму.

«Но ее сократили, а этого Корнеева оставили. Хотя он даже не владеет эстонским на В2, а у нас и с простых охранников такую категорию требуют, не говоря уже про начальство. Я вот, например, пошла дальше и уже учусь на С1. Так вот, сразу же после его прихода начались проблемы, – вздыхает Ольга. – Графики он постоянно самовольно менял как хотел, работников не спрашивая. А я, может, в этот день не могу? Может, врач у меня или курсы?»

Она говорит, что в конторе фирмы ее потом заверили, что работники имеют полное право не работать по измененным графикам, а выходить по первоначальному, с печатями и подписями.

«Я несколько раз хотела уходить, меня приглашали в другие фирмы – было так, что конкурс на объект выигрывала не G4S, и меня просили с объекта не уходить – но он уговаривал остаться и обещал, что все теперь будет хорошо. Но как только оставалась, начиналось то же самое: один день на одном объекте, другой день – на другом. Да еще и приговаривал: «Мало ли что я вам обещал». Форму приходилось буквально выпрашивать по полгода. И с масками то же самое…»

Ольга после произошедшего проконсультировалась с бесплатным юристом и написала заявление в полицию. Заявление приняли, возбудили уголовное дело.

«А начальник нанял адвоката, – говорит Ольга. – Уголовное дело в итоге было закрыто, потому что обошлось без тяжких телесных и не было особого общественного интереса. Поэтому прокуратура сменила уголовное наказание на денежное взыскание. Теперь он теперь должен выплатить штраф в размере 750 евро государству и компенсацию в размере 1500 евро мне».

Она добавляет, что, естественно, деньги не были целью, и на самом деле она хотела, чтобы его наказали в уголовном порядке и уволили с работы.

«И он даже не извинился. Стал раскаиваться только у следователя, когда запахло жареным. Я вообще считаю, что человек с такой нестабильной психикой просто не может занимать руководящую должность, – подчеркивает она. – Ему на днях исполнилось 55 лет, и странно, что человек в таком возрасте не понимает, что не нужно всегда мнить себя хозяином жизни. Если даже просьба о маске вызывает у него приступ агрессии, и он нападает на подчиненного прямо под камерами, то что будет дальше? Страшно даже представить, на что он способен там, где нет камер видеонаблюдения».

Но больше всего, говорит Ольга, ее шокировало поведение руководства фирмы: «Они сейчас празднуют 30-летие, зазывают клиентов подключаться к охране – и при этом такие поступки наказывают выговором. Как они могут защищать клиентов, если своих работников защитить не могут?»

Но, добавляет она, после произошедшего в фирме все-таки многое поменялось: «Слышу сейчас от своих бывших коллег, что поведение начальников резко изменилось – не только Корнеева, но и других. Я пострадала, но кому-то это принесло пользу. Радует то, что жизнь других работников стала легче. Значит, все было не зря».

«Нам очень жаль»

Руководитель по персоналу G4S Eesti Индрек Сарьяс говорит, что они очень благодарны Ольге за то, что она сообщила руководству о случившемся.

«На основании переданной ею информации мы сразу начали расследовать, что же там точно произошло, – добавляет он. – Мы к подобным ситуациям относимся очень серьезно и призываем работников обязательно сразу нам о них сообщать».

Недавно, подчеркивает Сарьяс, они пересмотрели также каналы общения внутри фирмы, при помощи которых работник мог бы с соблюдением конфиденциальности быстро сообщить о подобных проблемах. А в ближайшее время фирма планирует ввести еще один способ донесения информации о проблемных моментах в работе, чтобы работник мог легко дать о них знать, а у предприятия была бы возможность как можно раньше войти в курс ситуации и начать сразу ее решать.

«Конечно, применение силы к другому работнику явно противоречит правилам, ценностям и обычаям G4S, –

заверяет руководитель по персоналу. – Мы считаем поведение начальника охраны в данном случае недостойным и серьезно нарушающим правила поведения в фирме. Мы от имени предприятия извинились перед Ольгой».

Что же касается наказания начальнику, то Сарьяс подчеркивает: это был не выговор, а письменное предупреждение, где четко говорилось: если с его стороны будет еще какое-либо нарушение правил работы, трудовой договор с ним расторгнут. И также этому начальнику перестали платить надбавку по результатам работы.

«Я понимаю, что в подобных ситуациях всегда ждут еще более серьезного наказания, – добавляет руководитель по персоналу. – Но расследование обстоятельств показало, что это было только один раз, и раньше с данным сотрудником не было проблем. Начальник охраны признал свою ошибку и попросил прощения. Насколько известно, он также звонил Ольге, чтобы лично перед нею извиниться, но она не взяла трубку».

Он заверяет: Ольга не должна была уходить со своего рабочего места. И ей предлагали возможность работать в подчинении у другого руководителя и на другом объекте.

«Но, к сожалению, работник отказался от этих возможностей и написал заявление о расторжении трудового договора, – говорит Сарьяс. – Также руководитель по персоналу не обещал Ольге, что ее бывшего руководителя уволят с работы, а только лишь признал, что для начальника охраны такое поведение недопустимо».

Он подтверждает: сидящий один в помещении работник не обязан носить маску. Но нужно маску сразу же надеть, если в помещение заходит другой человек – даже если он в маске. И всем работникам выданы защитные маски.

На вопрос, неужели в фирме такая проблема с тканевыми масками, что руководитель Ольги так разъярился на просьбу о них, Сарьяс отвечает: «Ей выдали медицинские, но Ольга попросила также маску с логотипом фирмы, которую ей выдали и которую она сразу же надела. Почему начальник охраны повел себя так, как он повел, нам совершенно непонятно. Этому нет никого оправдания».

Он подтверждает, что проблема с государственным языком у некоторых работников действительно есть, особенно в Ида-Вирумаа. И заверяет, что G4S постоянно занимается тем, чтобы их работники соответствовали языковым требованиям: направляют их на курсы эстонского языка и на сдачу экзаменов. Начальники охраны в данном случае – не исключение. Если же работник никак не может получить знание эстонского для нужной категории, рано или поздно это приводит к расторжению трудового договора.

Требуйте компенсацию

Пресс-секретарь Трудовой инспекции Кристель Абель отмечает: случаи, когда работодатель физически нападает на подчиненного, редки. И за последние годы им сообщали всего о паре таких инцидентов. Но так как это были анонимные звонки на инфотелефон, то полной информации о случившемся у них нет. 

Было также несколько единичных случаев, когда между собой подрались работники одного предприятия. И обычно такие инциденты заканчивались расторжением трудового договора одного из сотрудников.

«У работника есть право на безопасную рабочую среду, – подчеркивает она. – Если работодатель или коллега на вас нападает, то обязательно нужно обратиться в полицию. Также у работника появляется право на экстренное расторжение трудовых отношений из-за нарушений работодателя (поскольку тот не смог обеспечить ему безопасную обстановку на работе) и право потребовать в связи с этим компенсацию».

Также у работника появляется право на компенсацию, если после нападения у него появились травмы. Тогда, согласно закону (Töötervishoiu ja tööohutuse seadus, § 14, часть 5, пункт 6), он может потребовать деньги за травмы, полученные на рабочем месте. Но работодатель должен компенсировать ущерб только в том случае, если будет доказано, что ущерб возник вследствие обстоятельств, за которые тот ответственен.

«Закон (Võlaõigusseadus, § 130, ч. 1) гласит: в подобных случаях нужно возместить материальный ущерб, который возник из-за инцидента, в том числе – и тот, который связан с возросшими потребностями пострадавшего, а также частично компенсировать ущерб в связи со временной или постоянной нетрудоспособностью человека и неспособностью справляться с тем, с чем он раньше справлялся. Также по закону (Võlaõigusseadus, § 127) цель компенсации – восстановить ситуацию, которая максимально близка к той, которая была до инцидента», – подчеркивает она.

Помимо компенсации материального ущерба в связи с неспособностью работать после случившегося, ответственный за произошедшее работодатель должен возместить пострадавшему также и расходы, которые тот понес из-за повреждений и травм. Например, это могут быть расходы на протезы, вспомогательные средства, рецептурные лекарства, восстановительное лечение, транспорт до медучреждения, расходы на уход за пострадавшим.

«Таким образом, если в ходе выполнения работы произошел инцидент или несчастный случай, в котором частично или полностью виноват работодатель, то вы имеете право потребовать с него возмещения понесенных вами на ликвидацию последствий этого расходов, – поясняет Абель. – Для этого нужно подать письменное требование. Но нужно учитывать, что работодатель может попросить предоставить ему подтверждающие траты документы и разъяснения, как именно те или иные расходы могут быть связаны с повреждениями здоровья после несчастного случая. Работодатель обязан компенсировать вам только те расходы, которые связаны с несчастным случаем. Если же он не согласен их компенсировать в том размере, как вы хотите, вы можете обратиться в суд».

Что же касается спора о маске с логотипом фирмы, то Абель заверяет: работодатель обязан обеспечить своих сотрудников средствами индивидуальной защиты и не имеет права требовать с них за это деньги.

«Другое дело, что маски с логотипом фирмы не всегда являются средством индивидуальной защиты, – подчеркивает она. – Основная функция многоразовых тканевых масок – предотвратить ситуацию, когда от вас разлетаются брызги слюны. Они не равноценны медицинским маскам и средствам индивидуальной защиты, а предназначены в первую очередь для того, чтобы ходить, например, в магазин. На рабочем месте, где нужны именно средства индивидуальной защиты – медицинские маски или защитные маски типа FFP2 или FFP3 – такие закрывающие лицо кусочки ткани не подходят».


 Статья целиком опубликована только в печатной версии газеты.

Подписку на газету можно оформить здесь.


Оцените материал
4.85
(13 голосов)

Последние статьи

События 24 сентября

Таллиннский день предпринимательства посвящен экономическому повороту последних…

Таллиннский день предпринимательства «На волне перемен» в этом году посвящен экономическому повороту последних двух лет и инновационным…
Рейтинг:
5.00
Здоровье 23 сентября

Названы популярные продукты с витамином D, которые стоит есть каждый день

Витамина D - это важнейший витамин важен для усвоения кальция в кишечнике , что способствует формированию и росту клеток, а также…

Последние статьи

События 22 сентября

Индекс цен на жилье во втором квартале вырос на 16,1%

По данным Департамента статистики, во втором квартале 2021 года…
События 22 сентября

За сутки добавилось 687 случаев коронавируса и скончались два человека

За минувшие сутки в Эстонии проанализировали 7449 результатов тестов…
Анонс газеты 22 сентября

Анонс "МК-Эстонии" 22.09-28.09.2021

Только в «МК-Эстонии» за 22 сентября:
События 22 сентября

Популярность Партии реформ упала до рекордно низкой с 2019 года…

Популярность Партии реформ упала до рекордно низкой за последние годы…