Пятница, 01 июля 2022 11:29

Как меняли рубли на кроны известные люди: «Это был особенный день»

Первая леди Эстонии, директор Городского музея Тарту Сирье Карис Первая леди Эстонии, директор Городского музея Тарту Сирье Карис

Многие до сих пор помнят, как впервые получили на руки свои первые кроны. Есть, что вспомнить…

Первая леди Эстонии, директор Городского музея Тарту Сирье Карис:

– Когда 30 лет назад впервые взяла в руки наши собственные деньги – эстонские кроны, это было такое же сильное чувство, как несколькими годами ранее – наблюдать за гордо развевающимся эстонским флагом. Наши деньги показали, что страна становится сильнее.

Поэтому, когда я обменяла последние рубли на первые кроны, на душе стало тепло. Мне понравились наши собственные деньги, дизайн банкнот и монет, на которых была запечатлена Эстония и важные для нашей страны люди.

В то же время, после обмена денег я была немного обескуражена, получив всего 150 крон. Казалось, это крошечная сумма. Но оказалось, что на них можно много всего купить, это были бешеные деньги. К сожалению, я не помню, что купила на первые кроны. Дети тогда были маленькими, и нужны были повседневные вещи.

Время эстонской кроны было прекрасным временем, но переход на евро был необходимым шагом. Евро держит эстонскую экономику на более прочной основе, а в Европейском союзе гораздо проще заниматься как работой, так и личными делами. Я думаю, что евро сделал Эстонию еще сильнее.

А кроны на память я не сохранила, для этого есть музеи. В Эстонии есть хороший музей, Музей Банка Эстонии, где можно подробно ознакомиться с историей кроны.

 

Андрес Анвельт, политический деятель, полицейский, писатель:

– Я очень хорошо помню тот день, он был особенный. Погода была прекрасная, было тепло. Хотя предыдущий день на службе в полиции был долгим и трудным ​​и длился почти до утра, я все же рано встал в очередь. Мы жили в Ыйсмяэ, и, если я правильно помню, наш пункт обмена был в Ыйсмяэской поликлинике. Необходимые для обмена 1500 рублей на человека у нас были, и мы их обменяли. Новые деньги было определенно интересно держать и исследовать.

Свою первую покупку я сделал в газетном киоске, купив газету, если не ошибаюсь, Postimees, которая могла стоить 20 сентов. Следующая покупка была в продуктовом магазине Õismäe Meelespea, где товаров сразу стало больше, чем во времена рубля. Все было несколько дороже, но ненамного поначалу. Первая продуктовая корзина, в которой была даже курица и все прочее, укладывалась где-то в 10–15 крон. Но так было только в начале…

Переход с рубля на крону и с кроны на евро нельзя сравнивать. Я считаю, что выбор такого рода шоковой терапии был одним из лучших решений наших политиков. Если бы был выбран плавный переход, я думаю, сегодня у нас была бы совсем другая экономическая ситуация. Рубль страдал от девальвации, покупательная способность падала с каждым днем, это были уже не деньги, а просто бумага. Фактически мы перешли на немецкую марку, или DEM. Крона была привязана к ней в соотношении 8 EEK = 1 DEM. В случае с евро мы, по сути, обменяли деньги по новому обменному курсу, который был таким же, как у немецкой марки и евро. Те, кто не хотел или не доверял кроне, некоторое время пытались спекулировать разными другими валютами, но это довольно быстро утихло. Вскоре люди стали доверять кроне.

Сохранилась у меня моя небольшая коллекция эстонских крон, но лучшее воспоминание – подаренный друзьями лист банкнот Банка Эстонии номиналом 25 крон, который в рамочке висит на стене. 45 купюр по 25 крон. Они представляют собой одно целое, но все же подходят для обмена валюты. Получилось бы почти 72 евро, но ностальгическая ценность намного выше.

 

Яна Тоом, политик, депутат Рийгикогу и Европарламента:

- Прекрасно помню этот день. Мы с мужем, парочка студентов, снимали домик в Эльва, я была на восьмом месяце, старшему сыну было три, дочке – полтора года, и денег у нас не было практически вовсе. Поэтому поменять всю полагавшуюся сумму мы не смогли, так, что наскребли по карманам. Судя по тому, сколько моих знакомых студентов меняли деньги для каких-то мутных типов (за процент, естественно), люди активно искали способ легализовать неадекватно большие суммы.

Эмоции… Да не было особо эмоций, к тому времени мы пережили и так называемый отпуск цен, и дикую инфляцию, и «тартуские деньги» – разрезные купоны, отоваривать которые можно было в трех магазинах, – так что я бы не сказала, что испытывала сильный оптимизм. Так, очередная перемена, имеющая шансы остановить все это безумие, но не более того.

Самая первая покупка за кроны – баночка морковного пюре за 14 сентов. Накануне она стоила рубль сорок, и тетушки в сельпо радовались, как все «подешевело». Последняя крупная покупка – дом. Само собой, в кредит, но в кронах.

Шведский банкир Бу Краг, работавший советником у премьеров Сависаара и Лаара, так сказать, отец-основатель эстонской кроны, всегда убеждает меня, что переход на евро был ошибкой. Шведы этого не сделали, и кризис еврозоны им не страшен. Однако, на мой неэкономический взгляд, в 2008‑м эти рассуждения выглядели убедительнее, чем сейчас: инфляция в Швеции и средняя по еврозоне практически не разнятся. Зато Эстония опережает средний показатель аж в три раза – все-таки, видимо, дело не денежных знаках. Ну и да, история все же не терпит сослагательного наклонения.

Оцените материал
5
1

Похожие материалы

Контент-маркетинг

Последние статьи

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом

Здоровье

Бульвар