Среда, 13 апреля 2022 10:49

Лес рубят – щепки летят. В топку

Ни пройти, ни проехать: Вязанки расположены вдоль обочин не просто так – из-за обилия техники в лесу выполнять такие работы очень сложно. Ни пройти, ни проехать: Вязанки расположены вдоль обочин не просто так – из-за обилия техники в лесу выполнять такие работы очень сложно.

Безотходное производство RMK обеспечивает теплом практически всю Эстонию.

Известная защитница природы Грета Тунберг в своей борьбе за экологию добралась и до Эстонии. Так, она опубликовала у себя в «Твиттере» статью издания The Guardian, в которой говорится, что для достижения углеродной нейтральности (или нулевого уровня выбросов) в Эстонии вырубаются леса. А из срубленных деревьев готовят гранулы, которые потом сжигаются ради отопления.

Даже с обывательской точки зрения сложно представить себе людей, которые будут пилить сортовую древесину ради получения древесных гранул на растопку. А с точки зрения бизнеса это вообще выглядит безумием. Но, к сожалению, люди до сих пор верят в то, что леса Эстонии безжалостно вырубаются без намека на восстановление, и наверняка среди тех, кто поддерживает эту теорию, найдутся и те, кто поверит также и в то, что сортовой лес запросто пускают на гранулы.

Не рубить нельзя

В поисках истины мы отправились к Эркки Этверку – руководителю службы древесной энергетики RMK, который знает все о том, какая именно древесина отправляется в переработку, как все это происходит, кто контролирует процесс и кто пользуется продукцией. Напомним, что в ведении RMK (Центра управления государственным лесом) находится 45% лесов Эстонии.

Лучше всего начать издалека: с вырубок. Тех самых, раздражающих и вызывающих многочисленные протесты. Но не рубить лес нельзя, потому что, во‑первых, это ценный экономический ресурс, во‑вторых, лес растет постоянно, и достигшие зрелости деревья нужно убирать, освобождая место новым; в‑третьих, лес является возобновляемым ресурсом, то есть растет постоянно и запасы его всегда пополняются. Но при всем этом вырубки – не хаотичное и бессистемное спиливание. Все лесные запасы в Эстонии картографированы и учтены, места вырубок согласованы, а на месте пустых делянок всегда высаживается новый лес. RMK никогда не оставляет после себя пустые поляны – все засаживается лесом, который, достигнув экономической спелости, через 90–120 лет будет спилен уже нашими внуками.

Вот так выглядит «правильная» вязанка хвороста: сухие деревья, никакой зелени. Сырая древесина не даст много тепла, кроме того, она может повредить котельную.

«RMK не только выполняет сплошные рубки, но и осуществляет уход за лесом, то есть наши работники проверяют состояние деревьев, контролируют рост посадок, решают, где какие вырубки проводить – например, где-то нужно лес проредить или осветлить. А еще мы убираем все лишнее в ходе так называемого улучшения земли – например, когда углубляем или расчищаем канавы, по склонам и вдоль них убираем деревья и кустарники, появившиеся здесь природным путем. Их вы частенько можете увидеть на обочинах дорог, сложенными в эдакие большие вязанки», – объясняет Эркки Этверк.

Вот именно эти вязанки, а также лесосечные отходы со сплошных вырубок и идут на топливо – самый несортовой лес, какой только можно представить: кривые, косые и тонкие стволы, ветки, которые невозможно применить больше нигде. Но поскольку в RMK стараются работать максимально безотходно, такие несортовые остатки также идут в дело.

Год ожидания

Все, что спиливают и складывают в ходе работ по улучшению почвы, в этом состоянии ожидает своего часа. Сразу пускать древесину в работу нельзя – во‑первых, сырое дерево не сможет выдать максимум теплоэнергии. А во‑вторых, такие сырые стволы сильно загрязняют печи и трубы.

«От такого вреда больше, чем пользы, поэтому спиленные запасы лежат около года и просто подсыхают, – комментирует Эркки Этверк. – Их частенько можно увидеть по обочинам дорог, они иногда раздражают людей, но делать нечего – в лесу это не оставить, потому что в таком случае будет крайне неудобно работать, ведь на месте сразу две машины – техника, которая перемалывает древесину, и огромный грузовик, который отвезет гранулы к точке назначения. Еще один момент, почему кучи лежат довольно долгое время – запасы. У нас всегда должен быть запас древесины, потому что заказчикам материал нужен здесь и сейчас, например, нам в январе будет очень сложно объяснить клиенту, что мы ждем лета, потому что это оптимальный сезон. Так что работы ведутся круглый год, а вязанки лежат и ждут своего часа».

Кровавые драмы

Население считает, что этот бизнес очень кровавый. Все просто: поскольку вязанка лежит практически год просто так и ею никто не занимается, она становится настолько привычной, что птицы начинают вить в ней гнезда. А потом приезжает техника, рушит птицам жизнь, давит яйца или птенцов, и все это – ради прибыли RMK.

«Я очень хочу подчеркнуть, что это не так! Ни одна птица не будет вить гнездо на обочине, это же постоянное беспокойство, – объясняет Эркки. – Лесные птицы предпочитают гнездиться в глубине леса, там, где им спокойно и ничто не угрожает. Ну сами подумайте, кто будет высиживать яйца у оживленной дороги? Поверьте, на этой работе ни одной кровавой драмы не было, ни одно животное, ни одна птица не выберут местом жительства опасное для них место».

75 мегаватт тепла

Спрос на древесные гранулы высок. Основными заказчиками RMK являются Eesti Energia, котельная Вяо, Тарту и Пярну. В меньшей степени гранулы поставляются на Нарвские электростанции. Если говорить по объемам, то в этом году только RMK планирует произвести 300 000 кубометров гранул.

«Чуть больше 10 лет назад начинали с 6 000 кубометров, но спрос постоянно растет, – говорит Эркки Этверк. – У нас имеются договоры с подрядчиками, их задача – приехать на точку и перемолоть вязанку этих сучьев. Для такой работы имеется специальная техника, сейчас у нас задействовано пять перемалывающих древесину машин. В среднем в день каждая из них может обработать от шести до 10 вязанок. Каждая вязанка древесины весит около 27–28 тонн и может дать примерно 75 мегаватт тепла. Так что можете примерно посчитать объемы нашего производства».

Особое внимание уделяется тут чистоте древесины.

«Причем мы контролируем процесс на всех этапах работы – начиная с того, какие именно деревья будут отправлены в переработку и заканчивая проверкой того, насколько чистое исходное сырье, – поясняет Эркки. – Бывает, что попадаются грязные деревья – например, работали на болотистой местности. Комки земли, камни могут сильно повредить технику – лезвия очень дорогие, ремонт стоит не одну тысячу евро. Поэтому мы все тщательно контролируем».

Второй важный момент – чистота сырья. RMK отвечает за качество и безопасность своей продукции на каждом этапе производства.

Последние статьи

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом