Вторник, 05 апреля 2022 14:51

Не позавидуешь: жизнь работников леса в начале XX века

ЛЕСНАЯ МОДА: До 1936 года каждый мужчина сам сочетал подходящую одежду с форменной фуражкой, выданной государством. В одежду женщин государство не вмешивалось, но и они получали небольшую компенсацию на покупку одежды. На фото слева помощник лесничего Аакреского лесничества Харри Филипс, делопроизводитель Анна Тасак, лесничий Адальберт Вассар и заведующая канцелярией Марие Меэсит в 1930 году. ЛЕСНАЯ МОДА: До 1936 года каждый мужчина сам сочетал подходящую одежду с форменной фуражкой, выданной государством. В одежду женщин государство не вмешивалось, но и они получали небольшую компенсацию на покупку одежды. На фото слева помощник лесничего Аакреского лесничества Харри Филипс, делопроизводитель Анна Тасак, лесничий Адальберт Вассар и заведующая канцелярией Марие Меэсит в 1930 году. ©Архив Сагадиского музея леса RMK

Насколько были довольны своей жизнью эстонские работники лесного хозяйства в 1930‑е годы? В отличие от сегодняшнего дня, лесники того времени получали зарплату непосредственно из казны и являлись госслужащими. Взглянем на условия жизни наших коллег в те времена, сосредоточив внимание на социальной стороне.
Айн Кютт

Статья была опубликована в журнале «Metsamees’

Эстонское государственное лесное хозяйство в течение последних ста лет являлось очень важным работодателем, особенно для жителей сельской местности. В 1930‑е годы в лесничествах насчитывалось немногим более 2000 служащих, приравненных в глазах закона к другим госслужащим. К этой категории относили всех круглогодично трудившихся на основном рабочем месте в государственном лесу служащих, начиная с лесных сторожей и заканчивая лесничими. Как сегодня, так и в те годы государственный лес был важным источником государственного бюджета, в 1930‑е годы доходы от государственного леса составляли немногим более 10% всех доходов государственного бюджета. Как это порой бывает, тому, кто отдает, остаются самому лишь крохи, и несмотря на большие доходы, в государственном лесном хозяйстве было много проблем, и многие из них были болезненными именно для работников. Одной из самых острых, конечно же, была проблема заработной платы.

От низкой зарплаты горько на душе

Зарплаты работников лесного хозяйства были одними из самых низких среди эстонских государственных служащих, более того, даже зарплата коллег в Латвии и Литве была значительно выше. При этом уровень жизни наших южных соседей считался ниже нашего. Если зарплата лесничих старших рангов была на уровне средней по Эстонии, то чем ниже степень, тем печальнее обстояли дела. Например, зарплата лесничего высшего ранга составляла 105 крон в месяц, а помощника лесничего – 81 крону. Для сравнения, поллитровая бутылка водки Lauaviin стоила 1,95 кроны, килограмм свинины на рынке чуть больше кроны, а приличное мужское зимнее пальто – почти 60 крон.

Пережитки средневековья

Особенно плохим было положение лесных сторожей. В 1935 году 40 лесных сторожей вообще не получали зарплаты, месячная денежная зарплата остальных колебалась между 6 и 45 кронами, оставаясь в среднем около 28 крон. В целях выживания лесные сторожa могли пользоваться так называемой «доходной» землей, получаемая с которой прибыль должна была составлять львиную долю необходимого дохода. Таким образом, эстонское государственное лесное хозяйство можно назвать последним, кто применял феодальные порядки в Эстонии, где доход определялся поступлениями от натурального хозяйства. Кроме того, ожидаемая прибыль от доходной земли оценивалась по бумагам во много раз выше, чем она была на самом деле. Естественно, такая система была нежизнеспособна. Доходная земля представляла собой надел в несколько гектаров земли плохого качества на окраине лесничества. Приличных пахотных земель зачастую вообще не было. Времени на пахоту на доходной земле параллельно с основной работой не хватало, а денег, чтобы нанять работников, не было. Доходные земли также не разрешалось сдавать в аренду, запрещено было и срубать хвойные деревья. Эстонское объединение работников лесного хозяйства неоднократно обращалось к правительству с просьбой заменить доход, ожидаемый от доходной земли, на конкретную государственную зарплату, и сдать эту землю в аренду лесным сторожам, т. е. увеличить заработную плату всех лесных сторожей примерно на 30 крон. Однако нормального решения так и не нашлось.

Государство сокращает расходы

Наряду с доходной землей у лесных сторожей вдобавок к зарплате были еще некоторые считавшиеся доходом дополнительные ценности. Лесным служащим высшего ранга полагались еще деньги на проезд в размере пары десятков крон, дрова за государственный счет и частичная компенсация жилья. С последним было много проблем, и одним из факторов здесь стал разразившийся в 1929 году экономический кризис. Государство начало экономить везде, где только можно. Если до этого расходы на квартиру работников лесного хозяйства оплачивало государство, то с 1932 года часть расходов стал нести сам работник. Особенно это касалось проживавших в арендованных помещениях лесников, которых было очень много. Хотя, например, государство платило лесничему до 15 крон в месяц в качестве компенсации за жилье, это часто не покрывало и 50% расходов. Для сравнения – на тот момент в пригородах Таллинна за аренду небольшой квартиры просили не менее 30 крон.

Униформа оставляла с пустыми карманами

Одной из дополнительных ценностей, учитываемых в качестве дохода, была бесплатная униформа, предоставляемая государством. Работники лесного хозяйства стали фактически последними из носивших эстонский мундир чиновников, кто вообще получил единую униформу. До 1936 года государство гарантировало для всех лесных чиновников только форменную фуражку, а для старших лесных частично компенсировало другие расходы на униформу, но не в полном объеме. Это приводило к трагикомическим ситуациям, например, в 1932 году полицейский угрожал арестовать лесного сторожа, разгуливавшего по Хаапсалу в форменной фуражке и лаптях, за клоунаду в общественном месте; мужчину спасло от худшего только прямое вмешательство лесничего. Когда после введения единой униформы государство начало оплачивать униформу для всех (в зависимости от должности суммы достигали более 200 крон на человека), это не решило проблем. В целях экономии государство часто покупало самую дешевую ткань, которая не выдерживала носки в течение предусмотренных двух лет. Работникам лесного хозяйства приходилось обновлять преждевременно обветшавшую форму из собственного кармана.

Платная врачебная помощь

Хватало неразберихи и с врачебной помощью. Начиная с 1932 года из заработной платы всех работников лесного хозяйства стали удерживать 2 процента т. н. социального налога, и было создано нечто вроде современной Больничной кассы. Ранее государство взимало только подоходный налог. Это сильно разозлило всех работников, поскольку такой шаг еще больше уменьшил и без того низкую зарплату. Кроме того, эта удержанная из зарплаты сумма не покрывала всей стоимости врачебной помощи, а лишь половину необходимого. Остальные 50 процентов больному приходилось при посещении врача оплачивать из своего кармана. В отличие, например, от сегодняшнего дня, такая господдержка приходилась и на половину расходов на лечение зубов. При этом государство не покрывало ни поход к врачу, ни визиты на дом – это нуждающиеся в помощи должны были оплачивать самостоятельно.

Ничтожный отпуск

На протяжении всего периода независимости в государственном лесном хозяйстве ощущалась острая нехватка рабочей силы, лесничества были постоянно недоукомплектованы кадрами. Это, в свою очередь, вызвало серьезные проблемы с отпусками, особенно среди лесных служащих низшего звена. Закон предусматривал для работника лесного хозяйства двухнедельный отпуск после одного года работы, после двух лет работы отпуск продлевался до одного месяца. По решению правительства в 1932 году работник должен был найти себе замену на время отпуска, но если на это не было денег или неоткуда было взять замену, то работнику не разрешалось уходить в отпуск. Как правило, так и случалось, по сути, это означало либо отпуск только на бумаге, либо вообще без него. Никакого учета остатка неизрасходованного отпуска по большей части не велось, так как надежды когда-либо взять его просто не было.

В заключение следует признать, что время ушло далеко вперед и жизнь очень сильно изменилась. Многое из того, что было обыденным в то время, кажется нам по меньшей мере странным. Однако и тогда работа выполнялась, с ней справлялись довольно неплохо и всячески стояли за благополучие эстонского леса, как и в наши дни.

Последние статьи

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом