Четверг, 03 ноября 2022 10:28

Навязчивая опека: родственники считают, что чиновники активно опекают их пожилую родственницу ради наследства

Жительница Таллинна Марина (имя изменено) рассказывает, что ее родственница Тийна (91, имя изменено) оказалась в непростой ситуации: «После того, как ей назначили помощницу от волостной управы, эта помощница стала ходить к ней домой в ее отсутствие. Из квартиры пропали написанное много лет назад завещание, сумка и ИД-карта. В конце концов Тийну поместили в дом по уходу, куда нам доступа нет». Чиновники уверяют, что они ничего у старушки не воровали и вообще хотели как лучше.

«Родственница наша по имени Тийна живет в городке Элва, – начинает свой рассказ Марина. – Раньше она жила там со своей мамой, но уже лет десять как она осталась без нее. Но одна она, в принципе, никогда не была – у Тийны есть в общей сложности восемь родственников, они всегда за ней присматривали – и мы, и еще одни дальние родственники никогда не оставляли ее. Мы регулярно ей звонили и каждое лето надолго приезжали».

Внезапное падение

Марина рассказывает, что в течение последних лет Тийна со многими вещами справлялась самостоятельно.

«К ней также ходила по будним дням помощница, очень хорошая женщина из соседнего дома по имени Ольга, – рассказывает Марина. – А потом управа волости Элва к ней приставила соцработницу Андру. И эта Андра тоже стала к ней ходить два раза в неделю – параллельно с Ольгой».

Родственница рассказывает, что Тийна была довольно самостоятельная, она везде сама ходила и вполне могла жить одна.

«31 июля мы собирались к Тийне приехать, как обычно, на ее день рождения, – рассказывает Марина. – Ей должен был исполниться 91 год. Но когда мы, как всегда перед днем рождения, позвонили, чтобы предупредить, когда мы приедем, трубку никто не взял. Мы стали волноваться, позвонили Ольге. Ольга нам сообщила, что Тийна в больнице. Якобы Андра, соцработница из волости, пришла к ней домой и нашла ее дома лежащей на полу. Она вызвала скорую помощь, и Тийну отвезли в больницу в Валга».

Марина рассказывает, что они сразу же связались с врачом из валгаской больницы.

«Моя дочка сразу же поехала туда на поезде, – поясняет Марина. – Она поговорила с врачом, выяснила, какой у Тийны диагноз. У нее вообще-то эпилепсия, и вполне возможно, что был приступ и она упала. В итоге Тийна пробыла в Валгаской больнице около трех недель, ее поставили более-менее на ноги, здоровье восстановили. Дочь перевезла ее в Элваскую больницу, где тоже должны были продолжать лечение, но вдруг начали происходить странные вещи!»

Пропавшее завещание

Марина вспоминает, что в какой-то момент Андра позвонила Ольге и потребовала, чтобы все сдали свои ключи от квартиры Тийны.

«Иначе она поменяет замки в квартире, – добавляет Марина. – Мы очень удивились! Тийна много лет назад написала завещание в пользу моей мамы, и я теперь, получается, ее прямая наследница. Также Тийна отдала моей дочке свою банковскую карту, чтобы мы могли покупать и привозить ей лекарства и все, что нужно. Когда об этом узнали в волости, карту заблокировали. Потом выяснилось, что, когда Тийна была уже в Элваской больнице, Андра ходила к ней домой, в пустую квартиру, одна, как бы по просьбе Тийны, чтобы ей принести очки и что-то там еще. Как говорит Ольга, при этом пропали из дома разные вещи – чеки, которые Тийна хранила, и завещание. Оно у нее до этого было спрятано в шкафчике – еще в прошлом году она лично нам его показывала».

Марина объясняет: Ольга об этом знает, потому что у нее тоже есть ключ от квартиры Тийны, поскольку она изначально периодически ходила ей помогать.

«Дочка также позвонила в Элваскую волостную управу и спросила, почему посторонний человек ходит в квартиру Тийны в ее отсутствие? Она им прямо сказала, что из квартиры пропали вещи и документы, – передает беседу Марина. – А в волостной управе на это просто посмеялись и сказали: «Ну это же такие мелочи!» Потом моя дочка говорила с Андрой. Андра разговаривала вообще очень неприятно. Она сказала, чтобы все мы отдали ей ключи, иначе она поменяет в квартире замок. Дочка спросила: «Какое право у вас есть так поступать?», а та ответила: «А чтобы посторонние не ходили». Ну какие мы посторонние? Мы же ее родственники!»

Марина добавляет, что она тоже попыталась поговорить с Андрой: «Но со мной она вообще не стала говорить. И в целом общалась так, что второй раз звонить ей уже не хочется. А Тийна вообще была в шоке, когда узнала, что у нее в квартире, пока она в больнице, кто-то собирается менять замок».

Дом по уходу

Марина считает, что чиновники волостной управы все это время долго и планомерно через Андру обрабатывали Тийну, чтобы заполучить ее квартиру.

«Тийна нам говорила, что Андра все время убеждала ее пойти в дом по уходу, – вспоминает Марина. – Тийна отказывалась, она не хотела в дом по уходу, боялась, что ее туда сдадут, ведь она хотела жить в своей квартире. Но Андра продолжала ей это под разными соусами подавать и в итоге нарисовала такую безоблачную картину, что Тийна вроде как согласилась на дом по уходу. Когда она попала в больницу, врач в Валга сказал, что жить одна дома она уже не сможет. В итоге Тийна стала признавать, что, может быть, когда-нибудь она попадет в дом по уходу, но до этого время еще есть».

Марина отмечает, что ее родственница – тихая пожилая женщина, которая всего боится.

«Она очень всего боится, всего и всех, – поясняет Марина. – Она очень боится, например, председателя дома, разных других людей, у которых есть власть. И Андре тоже ничего не может сказать поперек. Когда мы с Тийной говорили, создалось впечатление, что она вроде как понимает, что Андра ее обрабатывает, и признает, что она хочет ее квартиру получить… Но сказать ей напрямую, что она на самом деле не хочет в дом по уходу, Тийна боится».

Родственница добавляет, что после того, как Тийну перевезли в Элваскую больницу, события стали развиваться очень странно.

«Ее каким-то образом уговорили ехать в дом по уходу, она вроде как даже подписала какие-то бумаги, что согласна… – отмечает Марина. – Причем говорили, что поместят в дом по уходу Рынгу. Хотя в Элва тоже есть дом по уходу, и дочка туда звонила, спрашивала, есть ли там места. Они спросили, о ком речь, кого она хочет туда поместить? И когда дочка ответила, что Тийну, в доме по уходу стали мяться и говорить, что вообще-то у них мест свободных нет, и бывают они очень редко. Если бы это было действительно так, они бы сразу сказали, что мест нет, а не спрашивали, кого мы хотим туда поместить».

Она считает, что волость могла дать указание поместить Тийну в конкретный дом по уходу, где знакомая ей уже Андра могла продолжать ее обрабатывать в нужном ключе.

«Андра работает по району Рынгу, Андра живет в Рынгу, скорее всего, в этом доме по уходу она уже свой человек. Могла и дальше ходить к Тийне и разговаривать с ней в нужном для них ключе, – разводит руками Марина. – И вот вроде как Тийну должны были выписать из больницы в понедельник. Мы на выходных приехали ее навестить – и обнаружили, что ее палата совершенно пуста! Мы стали спрашивать медсестер, но никто не знал, где она. Потом подозвали врача, и через какое-то время выяснилось, что ее накануне вдруг как-то выписали и отвезли в дом по уходу в Рынгу».

Родственники тут же связались с домом по уходу в Рынгу и спросили, когда можно прийти навестить Тийну. Однако заведующая домом по уходу ответила, что ее навестить нельзя.

«Она сказала, что, дескать, Тийна не хочет никого принимать, – передает слова заведующей шокированная Марина. – И мне кажется, там происходит что-то не то, потому что у нас всегда были теплые и хорошие отношения с Тийной. С чего это вдруг она не хочет нас больше видеть?»

Большое влияние

Марина видит причину в том, что Андра настроила Тийну против родственников.

«У Андры на нее – большое влияние, – констатирует Марина. – Тийна отчасти боится ее, отчасти к ней очень расположена. Началось все с того, что Андра раньше работала охранницей в магазине и еще тогда пыталась установить связь: «Ой, какая хорошенькая бабушка! Давайте я вас буду на машине катать!» И возила ее везде на машине – в магазины, в библиотеку… Тийне настолько это все нравилось, настолько она была к ней расположена, что когда Андра не приходила, то это были черные дни. И она очень всегда прислушивалась к тому, что говорит Андра, она доверяла ей».

Потом Тийна, уже будучи в больнице, рассказала Марине, что Андра дала ей какую-то бумагу и попросила подписать.

«И она подписала, – передает беседу Марина. – Никто не знает, что это была за бумага. Но 100% она уже не понимает, что подписывает. Возможно, ей даже дали понять, что она, если не подпишет, на улице останется. Мы прочитали из эпикриза, что у нее деменция. Ну, знаете, в легкой такой форме. Она вроде как понимает, что происходит, но при этом очень-очень боится всех, и Андра могла расположить ее к себе, а потом напугать, что если что, то она останется на улице. Она нам так и говорила последний раз: «Меня же надо куда-то деть» и «Если не отдам квартиру, то окажусь на улице». Но вместе с тем вроде как понимает, что квартиру она Андре отдавать не должна. Мы с ней говорили, и она отвечала: «Да, я понимаю, что они хотят отобрать у меня квартиру». Но у нее уже, наверное, въелась такая мысль, что если она все не отдаст им, то все, останется на улице».

Марина добавляет: «Тийна сказала, что это ей подали как договор с Рынгу, но мы до сих пор не знаем, что на самом деле там была за бумага».

Продолжение читайте на следующей странице >>>

1/2
Оцените материал
4.83
6

Похожие материалы

Последние статьи

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом

Здоровье

Бульвар