Воскресенье, 31 мая 2020 01:17

Парадоксы коронакризиса: где требуются работники?0

Парадоксы коронакризиса: где требуются работники?

Разразившийся во всем мире коронакризис больно ударил и по Эстонии. Десятки тысяч людей уже сидят без работы, многие с ужасом ждут, что будет, когда пособия от Кассы по безработице прекратят выплачивать. И при огромном количестве безработных по-прежнему есть сферы, где очень требуются люди. Опрошенные «МК-Эстонией» эксперты в один голос отмечают, что это еще цветочки, и в ближайшее время нас всех ждет совсем другая жизнь, так что нужно перестраиваться. Каким же специальностям придется сложно, а кто выиграет в результате кризиса?

В Эстонии, по последним официальным данным, находилось 18 000 иностранцев, которые приехали сюда работать. Преимущественно они трудились в строительном секторе, но было много их также в промышленности, секторе грузоперевозок и в сфере обслуживания.

Перед закрытием границ многие работодатели расторгли с ними договоры и отправили домой. И с учетом резко растущей безработицы у многих жителей Эстонии возникает ряд вопросов: почему фирмы готовы брать на работу иностранцев, но не берут местных? Почему наши предприниматели не всегда готовы платить эстонским специалистам достойную зарплату, вынуждая тех ехать за длинным рублем в другие страны? И как быть тем, кто во время коронакризиса оказался за бортом и не знает теперь, где ему искать работу?

Рынок труда – как больной диабетом

Эксперт по трудоустройству и руководитель проекта Job Seekers’ Academy Вадим Вейцман отмечает, что отток рабочей силы из страны – естественное явление в условиях открытого рынка труда, и процесс этот динамический – кто-то уезжает, кто-то возвращается.

«Можно сказать, что Эстония изначально обречена на отъезд какой-то части своего населения, – говорит он. – Причины тому не только социально-экономические, но и социально-географические: Эстония все-таки окраина Европейского Союза. А с окраин уезжают всегда и везде в мире. Особенно молодежь, поскольку доступность информации о мире и желание его увидеть поддерживают естественную мобильность этой группы населения. Экономические факторы для молодежи – не главное, в отличие от людей постарше, ищущих за границей прежде всего решения своих материальных проблем. Почему там, а не дома? Наш местный работодатель традиционно предпочитает готовых специалистов, желательно молодых и одновременно с опытом».

Поэтому внутренний эстонский рынок труда, где на фоне массы разнообразных предложений люди порой долго и безуспешно искали работу, напоминает больного диабетом второй степени, когда инсулин выделяется, но организм его «не видит» и не может донести до клеток.

«И дело не столько в структурной безработице, когда, к примеру, нужны сварщики и строители, а работу ищут парикмахеры или ткачихи. Рынок труда стонет от нехватки рабочей силы и в то же время «не видит» людей старшего поколения и молодежь без опыта и знаний, – подчеркивает Вейцман. – Проще нанять готовых подходящих специалистов из-за рубежа. Но квоты и ограничения вкупе с возможностью найти работу за границей все-таки вынуждают работодателей в итоге вкладываться в обучение и с неохотой, но использовать трудовые ресурсы поколения 50+. Таким образом, отъезд части рабочей силы за рубеж увеличивает шансы тех, кто остается».

Возможно ли как-то влиять на процесс оттока рабочей силы? Да, считает эксперт, возможно – что и продемонстрировал коронакризис. 

«Когда границы закрыты, а экономика всего мира останавливается, ехать некуда и незачем, – констатирует он. – Отток рабочей силы практически прекратился. Правда, проблемы внутреннего рынка труда это не только не решило, но, скорее, усугубило. С одной стороны, глобальное торможение экономики ударило и по Эстонии. Потерявших работу все больше, а предложений на рынке труда все меньше. С другой стороны, разбалованные открытостью всемирного рынка труда люди пока не всегда готовы на любую работу».

Между тем кризис обещает быть долгим, а прогнозы новых волн коронавируса только ухудшают ситуацию. Что же делать людям?

«В условиях закрытых границ возможность найти работу за рубежом в принципе под вопросом. Аппетиты и амбиции придется скорректировать, работа может стать всего лишь способом выжить. Трудно что-либо советовать в условиях буквально ежедневного изменения ситуации. Однако все, что связано с жизнеобеспечением населения, наверняка останется востребованным. Так что, если вы обнаружили в себе навыки сантехника или электрика, это как раз то, что может вам пригодиться. Оставшимся не у дел инженерам, возможно, стоит обратить внимание на острую нехватку школьных учителей точных наук. Не останутся без дела работники правоохранительных органов и охранных служб – к сожалению, длительные кризисы всегда сопровождаются всплеском криминала. Ну, и, конечно, медицинские и социальные работники всех уровней в условиях эпидемий востребованы, как никогда ранее», – перечисляет специалист. 

И добавляет, что время покажет, насколько эффективны принимаемые меры стимулирования экономики. Но надо готовиться к тому, что новая реальность может оказаться суровой и долгой.

Цыплят по осени посчитаем

Эксперт и специалист по международной экономике Райво Варе считает, что границы будут закрыты до конца лета минимум. И это если еще второй волны не будет. 

«Хотя премьер-министр недавно и сказал, что он почти уверен, что будет вторая волна, – добавляет бывший министр транспорта. – Так что локдаун могут вернуть в любой момент. Пока что мы до конца не ощутили последствия этого кризиса: пособия и помощь от государства смягчили удар, и для многих фирм и работников это – передышка. Основная волна банкротств и ликвидаций предприятий будет осенью. Мы пока еще сдерживаем рост безработицы, а вот в США уже 20% безработных, и так было только во времена Великой депрессии. Причем это все развивалось не медленно, а стремительно, обрушив экономику буквально за три месяца».

Он считает, что последствия данного кризиса будут довольно тяжелыми для всех, и нужно приготовиться.

«Сферы туризма, услуг, транспорта и перевозок, ресторанный бизнес пострадали очень сильно и восстановятся нескоро, – констатирует он. – Если 2+2 и ношение маски станет нормой, то вы представляете, каково будет сидеть в маске в ресторане? А захочу ли я летать самолетом, если нужно будет проходить теперь намного более тщательный контроль, включая измерение температуры тела, соблюдать дистанцию и прочие меры предосторожности? Захотят ли люди быть туристами при введении новых мер и требований? Так что сектор туризма восстановится более-менее в прежнем объеме, думаю, только через 3–5 лет. Услуг – тоже. Авиасообщение, говорят, до 2023 года в докризисном объеме вообще не восстановится. И о поступательном росте нам всем придется на время забыть».

Есть и еще один аспект: коронавирус многим показал более эффективный и дешевый путь. И многим теперь придется перестраиваться под новые реалии.

«Если раньше было много бизнес-перелетов, то есть люди летали на различные конференции, переговоры и совещания, то сейчас все происходит в программе Zoom, – говорит он. – Если раньше даже по нашей маленькой Прибалтике, чтобы съездить на совет директоров или конференцию, нужно было потратить целый день – то есть пол-дня занимала дорога, часа два совещание, потом обед и обратно, то теперь 1,5 часа в Zoom, и все. Многие вопросы стали решаться в разы быстрее и эффективнее! И часть фирм уже сообщила, что они отказываются от офисов вообще, часть заявила, что им не нужны такие большие площади. Многим удобно, что сотрудники работают на удаленке, и некоторые даже не собираются больше открывать свои представительства. Мол, мы и так, оказывается, можем весьма эффективно работать. И экономия».

Это, по его словам, приведет к тому, что «офисный планктон» ждет снижение числа сотрудников. Кому же еще придется сложно, а кто выиграет в результате кризиса?

«Сложно придется, в первую очередь, сфере услуг, которая в Европе занимает большой сегмент рынка, – считает эксперт. – Поварам и официантам, думаю, также придется непросто. Да и вообще все контактное обслуживание ждут трудные времена. А вот учиться и работать, как оказалось, многие могут дистанционно. Так что сектор IT и промышленность ждет большой бум: нужно разрабатывать новые технологии, чтобы ускорить процесс. Нас ждет автоматизация, роботизация, быстрое развитие искусственного интеллекта. Автоматизация, в частности, всех рутинных процессов, так что, например, простым счетоводам, которые просто вбивают цифры в программу и работают только со счетами, тоже, возможно, придется непросто».

Он советует людям, чтобы не остаться за бортом, трезво оценить свои возможности и начать развиваться, пока не поздно.

«Может быть, даже переквалифицироваться. Освоить новую профессию. Ухватиться за открывшиеся вдруг возможности. Изучить новые программы, – перечисляет он. – На пике в ближайшее время будут сферы дистанционного обслуживания, очень нужны будут инженеры, IT-специалисты и квалифицированные рабочие».

В строительном секторе спроса нет и не будет

В свете того, что из Эстонии перед закрытием границ массово выезжали украинцы, многие оставшиеся без работы подумали: а не пойти ли в строительный сектор, где сейчас, скорей всего, нехватка рабочих рук? Однако экономист Swedbank Марианна Рыбинская прогнозирует, что в ближайшее время спроса на работников в этом сегменте не будет, и констатирует, что сейчас в строительном секторе рабочих вполне хватает. 

«В 2017–2018 годах нехватка рабочей силы в строительстве была крайне острой, и предприниматели стали активно завлекать в Эстонию иностранцев. В прошлом же году рост объема строительства замедлился, и постепенно смягчилась и нехватка рабочей силы в этом секторе, – говорит она. – В апреле предприятия оценили нехватку рабочих рук в строительном секторе как самую низкую за последние четыре года, и, по их оценке, в ближайшие три месяца число строителей еще больше сократится. Поэтому и необходимость в иностранной рабочей силе тоже снизилась. Сейчас строительные фирмы, по возможности, отодвигают и откладывают начало запланированных проектов. Да и после окончания ЧП не стоит ждать резкого роста спроса на рынке жилья, потому что у многих доходы снизились, и рост безработицы может также ослабить чувство уверенности людей».

По ее словам, во время ЧП снизилась потребность в рабочей силе в промышленности, торговле и особенно секторе услуг. И отсутствие иностранной рабочей силы может стать проблемой, например, в сельском хозяйстве, поскольку сейчас в этом секторе требуются сезонные рабочие в большом количестве.

Специалист отмечает, что и в целом коронавирус обрушил чувство уверенности в экономике Эстонии. Оно было шатким еще и до коронакризиса, но для борьбы с пандемией экономика была поставлена на беспрецедентную паузу, последствия которой проявились чрезвычайно быстро.

«Из-за ограничений мобильности люди теперь тратят деньги только на предметы первой необходимости. В отличие от финансового кризиса 2008 года, экономика очень резко впала в глубокую рецессию. Резкое снижение экономической уверенности в апреле – это последствия только начала кризиса. Например, в промышленном секторе уже в прошлом году было ухудшение внешнего спроса и постепенное снижение экспортных возможностей и объёмов производства. В начале этого года ситуация начала улучшаться, но пришел коронакризис, и в апреле доверие промышленного сектора упало до уровня, который мы в последний раз видели во время предыдущего кризиса. Коронавирус уменьшил спрос на промышленные товары и увеличил риски, связанные с цепочками поставок промышленных компаний», – отмечает экономист. 

В секторе услуг и торговли, по ее словам, все и того хуже. Аналогичная картина складывается и в других странах мира.

«Сферы проживания, транспорта, рестораны, магазины одежды, путешествия и развлекательные мероприятия сильно пострадали. Но из-за ограничений возрос спрос на продукты питания, а для многих магазинов альтернативой стала электронная коммерция, – констатирует специалист. – Однако общее снижение чувства уверенности людей отразилось и на рынке недвижимости, оказавшись на самом низком уровне с ноября 2012 года. И если тот же показатель во время экономического кризиса 2008 года снижался постепенно, то в апреле падение доверия было резким. И это напрямую повлияет на уверенность домохозяйств в необходимости покупки или строительства жилья в ближайшем будущем, которая постепенно снижается с 2017 года».

По ее данным, снижение активности сделок на рынке недвижимости проявилось быстро. Число сделок в апреле сильно сократилось по сравнению с предыдущим годом. Люди снижают потребление и откладывают принятие решений о приобретении жилья.

Оцените материал
5
(4 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Рейтинг:
5.00
Здоровье13 июля

Найдено природное противораковое вещество

Одна из жирных кислот оказалась способной уничтожать онкологические клетки, но в рационе человека ее практически нет.
События13 июля

Скончался инженер-основатель Skype Тойво Аннус

В воскресенье в возрасте 48 лет скоропостижно скончался после болезни бизнесмен и инвестор, а также инженер-основатель Skype Тойво Аннус.
Рейтинг:
1.00

Подробности зверского убийства девочки на Сахалине: насиловали не…

Новые подробности похищения и убийства восьмилетней девочки семейной…
Рейтинг:
5.00

Читатель: спуститься с коляской в Кадриорг со стороны улицы Валге –…

Читательница «МК-Эстония» Юлия из Таллинна удивляется состоянию…
Рейтинг:
3.67
Здоровье11 июля

В мире за сутки рекордно заразились коронавирусом 228000 человек

Всемирная организация здравоохранения сообщает, что в мире поставлен…
Рейтинг:
4.50
События11 июля

Прибывающие из семи стран Европы должны оставаться в Эстонии в…

Из-за доли людей, зараженных коронавирусом, с понедельника…