Суббота, 27 июня 2020 09:32

Неотложный вызов: как организована работа скорой помощи0

Неотложный вызов: как организована работа скорой помощи

В последнее время в работе скорой помощи произошел ряд изменений. Планируется внедрить вертолет, который наряду с реанимобилями будет спасать нуждающихся в медицинской помощи в экстренных случаях. В то же время многие жалуются, что скорую порой приходится ждать довольно долго, а недавно в Раквере умерла беременная женщина, которую скорая помощь спасти не смогла. Есть ли у нас в стране проблема с нехваткой машин и медперсонала и какие нововведения ждут скорую помощь в ближайшем будущем – узнала «МК-Эстония».

26 мая в одной из семей Раквере произошла трагедия: беременная 38-летняя Мари-Лийз умерла безо всяких, на первый взгляд, причин. Еще накануне, по словам коллег, она уходила с работы с улыбкой, и ничто не предвещало беды. В социальных сетях знакомые семьи писали, что в тот день муж Мари-Лийз сидел в машине и ждал, когда жена выйдет из дома, но ее долго не было. Когда мужчина решил вернуться в дом, его беременная супруга уже лежала на полу без признаков жизни. Мужчина вызвал скорую.

Информация, появившаяся вскоре в СМИ, наводила на мысль, что скорая помощь не смогла приехать так быстро, как это было необходимо. «На место выслали две бригады скорой помощи и реанимобиль. Сначала привлекли бригаду врачей Тапа, однако та была занята. Также бригада врачей была на вызове с высоким приоритетом в Йыхви. Привлекли обе наиболее близко расположенные бригады врачей, однако обе были заняты», – слова руководителя AS Karell Kiirabi Ленне Рятсеп приводит Postimees со ссылкой на Virumaa Teataja.

Несмотря на то, что две скорые из Раквере на место прибыли и повезли находящуюся на пятом месяце беременности Мари-Лийз в больницу, она скончалась. У нее осталась 11-летняя дочь.

Счет шел на минуты

В Эстонии количество бригад скорой помощи определяет Министерство социальных дел, а их местонахождение распределяет Департамент здоровья. Главный специалист отделения экстренной медицины Департамента здоровья Калев Пахла говорит, что в тот день в Раквере вызов к Мари-Лийз был квалифицирован как вызов самого высокого приоритета, и уже через минуту машина выехала по адресу. Скорая прибыла на место через 5 минут. 

«Состояние пациентки было таким, что бригада немедленно начала ее реанимировать,

– комментирует случай Калев Пахла. – Поскольку процесс реанимации физически довольно сложен, была вызвана еще одна бригада, освобожденная от вызова, которая прибыла на место через 4 минуты. К сожалению, помощь больной на месте силами бригад не дала результата, и, продолжая реанимацию, пациентку госпитализировали в больницу Раквере, где ее жизнь не удалось спасти, несмотря на все усилия».

В то же время из Таллинна к дому Мари-Лийз был направлен реанимобиль, но на середине пути бригаду развернули, так как женщину уже везли в больницу. Относительно информации, что разные бригады должны были принять вызов, но не смогли, представитель Департамента здоровья полагает, что речь шла о вызове второй бригады скорой помощи. Ближайшие к месту происшествия и правда были заняты, но свободная машина приехала через четыре минуты.

По словам Пахла, в Эстонии круглый год и в любое время суток дежурит 102 бригады скорой помощи. Их территория обслуживания поделена на 10 зон.

Главный врач Таллиннской скорой помощи Рауль Адлас констатирует, что в зависимости от приоритета вызов направляется Центром тревоги бригаде скорой помощи в течение разного времени, от одной минуты до двух часов. А самая большая нагрузка на скорую в столице и еще в Вирумаа.

Жизненно важные буквы

«При формировании зон обслуживания скорой помощи и определения месторасположения их баз, то есть мест, где автомобили скорой помощи находятся между вызовами, учитывались различные факторы, такие как плотность населения, расположение ближайших к базе скорой помощи больниц, а также сеть автомобильных дорог, – рассказывает Калев Пахла и добавляет, что количество баз и бригад скорой помощи в стране сегодня оптимально. – Важно знать, что бригада скорой помощи часто начинает поездку к нуждающемуся человеку не со своей базы, а, например, освобождается от другого вызова по пути на базу или по дороге из больницы».

Пахла объясняет, что все вызовы скорой делятся на четыре уровня срочности: A, B, C, D.

 Приоритет определяет Центр тревоги во время обработки вызова. Наивысший приоритет отдается вызовам категории D, когда Центр тревоги должен передать вызов бригаде скорой помощи в течение одной минуты, а та в свою очередь также в течение одной минуты должна выехать на место.

Эта категория вызовов подра-зумевает, что жизни человека угрожает прямая опасность. Выводы об этом делают в Центре тревоги, исходя из ситуации, которую описывает звонящий: кровотечение, утопление, судороги… Хотя в среднем скорая прибывает на вызовы категории D меньше чем за 10 минут, на это время влияет ряд факторов: дорожные условия, включая трафик, ремонт дорог и погоду, а также расстояние от бригады до пациента.

«Важно сказать, что в случае вызова с высоким приоритетом на место выезжает ближайшая бригада скорой помощи, и зона обслуживания тогда не имеет значения», – отмечает Калев Пахла.

Машина для серьезных случаев

Помимо обычных машин скорой помощи существуют реанимобили. Заведующий центром скорой помощи Северо-Эстонской региональной больницы Аркадий Попов говорит, что у нас три таких машины есть на юге страны при Тартуской скорой помощи, и два реанимобиля в северной части страны при Северо-Эстонской региональной больнице. Также есть один реанимобиль при Таллиннской детской больнице, но он занимается только транспортными услугами.

«Реанимобильные бригады обычно высылают параллельно с обычной бригадой скорой помощи, чтобы поддержать ее работу.

Но у обычной бригады имеются все средства для реанимации. Поэтому нормально, что даже на сложные вызовы приезжает именно она», – отмечает Попов.

Он объясняет, что есть такое понятие, как порядок отправления на вызов бригад скорой помощи, согласно которому, если говорить о реанимобилях Северо-Эстонской региональной больницы, бригаду реанимобиля посылают параллельно с обычной в том случае, если в радиусе 70 км от Таллинна произошла ситуация с приоритетом D.

Если первая бригада, которая прибыла на место, понимает, что самостоятельно справляется с этим вызовом, реанимобильную бригаду возвращают на базу. Если состояние пациента требует врачебной помощи, то реанимобильная бригада едет на место происшествия, где параллельно с первой бригадой оказывает помощь.

«Вторая реанимобильная бригада у нас ориентирована больше на Таллинн. Но поскольку в столице есть еще дополнительная бригада врачебной помощи «Рандеву» при Таллиннской скорой помощи, то они отправляются в первую очередь на помощь своим бригадам. А наш реанимобиль внутри Таллинна является дополнительным. Если «Рандеву»-бригада занята, то высылают нас», – рассказывает Аркадий Попов.

Первым делом вертолеты

Он отмечает, что дополнительно к этому разрабатывается один проект, который был запущен в прошлом году, но из-за эпидемии коронавируса его запуск в полном объеме пришлось отложить.

«Это проект «Коптер», согласно которому, реанимобильная бригада, здесь мы говорим только о ней, может реагировать на ДТП с тяжелыми травмами, если оно произошло в радиусе от 70 до 110–120 км от места базирования. «Для доставки на место реанимобильная бригада может использовать вертолет Департамента полиции и погранохраны, – говорит Попов. – Это более сложная логистика, поскольку в Эстонии отсутствует так называемая вертолетная неотложная медицинская помощь, нет медицинского вертолета».

Заведующий центром скорой помощи Северо-Эстонской региональной больницы поясняет, что, учитывая особенности логистики, на вертолете можно будет летать только на более далекие расстояния от Таллинна. Если расстояние меньше 70 км, то на машине реанимобиля пациент попадает в больницу примерно в то же время, как если бы за ним вылетели на вертолете.

«Последний тренировочный полет у нас намечен на 29 июня в Ярвамаа, это последнее направление, которое мы еще не протестировали. Если этот тренировочный полет пройдет успешно, то с 1 июля есть план начать эту работу в полном объеме», – констатирует Попов.

Реанимобиль или скорая?

Бытует мнение, что обычная скорая ничего не может, раз есть реанимобили, которые должны существенно отличаться. Так в чем же отличие?

Обычная бригада, даже сестринская, по словам Аркадия Попова, оборудована всем необходимым, чтобы проводить реанимационные мероприятия и оказывать медицинскую помощь пациентам, в том числе с тяжелой травмой. Они проходят соответствующее обучение.

«Если же говорить о реанимобильной бригаде, главный ее инструмент – персонал.

Это врач экстренной медицины либо анестезиолог, который является руководителем этой бригады. Во-вторых, в реанимобилях имеется и аппаратура, чтобы проводить искусственную вентиляцию легких. Персонал реанимобиля, имеющий соответствующую квалификацию, обычно не испытывает проблем с взятием под контроль верхних дыхательных путей. Это возможность интубирования пациента, имеется видеоларингоскоп и другое дополнительное оборудование», – перечисляет Попов.

Плюс к этому, добавляет он, есть оборудование для проведения так называемого непрямого массажа сердца или компрессии грудной клетки при реанимации в ходе транспортировки пациента – аппарат «Лукас 2» или «Лукас 3». Можно одновременно проводить и компрессию грудной клетки, и вентиляцию легких в движущейся машине. Также есть возможность анестезии, инвазивного мониторинга и т. д.

«Арсенал и правда больше, – подтверждает Аркадий Попов. – Бригада реанимобиля Северо-Эстонской региональной больницы единственная в Эстонии, которая может брать с собой продукты для того, чтобы начать переливание крови на догоспитальном этапе, если, судя по вызову, в этом есть необходимость».

Медсестер не хватает

После реформы скорой помощи некоторые считают, что бригад стало слишком мало, а персонала не хватает. Аркадий Попов говорит, что все действующие бригады укомплектованы. Однако в период кризиса особенно бросалось в глаза, что медперсонал совмещает работу в разных медучреждениях на разных ставках. Не только медсестры, но и врачи.

«Это означает, что укомплектованы эти медучреждения именно благодаря данному факту. Я могу сказать, что у нас в Северо-Эстонской региональной больнице нет никаких проблем с персоналом. Но я знаю, что не везде такая хорошая ситуация. В общем и целом, можно сказать, что в Эстонии глобально не хватает медсестер в системе здравоохранения, не только в скорой помощи. По некоторым данным Союза медсестер Эстонии, есть возможность одномоментно трудоустроить от 500 до 1000 медсестер, не открывая дополнительные ставки», – рассказывает заведующий центром скорой помощи.

Он отмечает, что у нас достаточно большая нагрузка на бригады скорой помощи по сравнению с другими странами: одна бригада принимает в два-три раза больше вызовов по сравнению с Финляндией-Швецией. Особенно велика нагрузка в Таллинне и Ида-Вирумаа, где живет больше людей, и одна бригада выполняет за сутки иногда до 25 вызовов.

«С одной стороны, это зависит от плотности населения. С другой стороны, есть определенные привычки поведения, – объясняет Попов. – Проведенное Больничной кассой исследование показало, что чаще вызывают скорую жители Ида-Вирумаа. Реже всего – Хийумаа. Если думать о дополнительных бригадах, надо учитывать и это тоже. Кроме того, раньше было больше вызовов В, сейчас больше вызовов С. При этом количество госпитализаций не увеличилось, то есть тяжелых случаев больше не стало. Изменилось то, как принимают эти вызовы в Центре тревоги».

Сейчас бригада скорой помощи обязана выезжать на любой вызов, если человек, который позвонил в Центр тревоги, настаивает на этом.

При этом есть как пациенты, которые недооценивают свое состояние и слишком легкомысленно характеризуют его в общении с диспетчером, так и те, кто более эмоционально описывает свое состояние при не таком уж существенном ухудшении здоровья.

«Мы надеемся, что в Центре тревоги внедрят новую инструкцию при обработке вызовов со следующего года. Согласно этой инструкции, можно будет больше консультировать пациентов, а не отправлять бригаду на каждый случай. Диспетчер будет взвешивать, есть ли действительно необходимость отправлять скорую на конкретный вызов, если ситуация не требует экстренного реагирования», – добавляет Попов.

От лица работников скорой помощи он просит пациентов настолько трезво, насколько это возможно, оценивать, требуется ли в данной ситуации приезд скорой помощи, который подразумевает госпитализацию пациента. Количество госпитализаций составляет сейчас 40–42%, т. е. больше половины вызовов не заканчиваются госпитализацией, и можно сделать вывод, что в половине случаев вызов скорой не обусловлен жизненно опасной ситуацией.

Оцените материал
5
(3 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

События03 декабря

Мошенники выманили у женщины более 90 000 евро1

Полиция расследует дело о мошенниках, выманивших у жительницы Таллинна более 90 000 евро.
За рубежом03 декабря

В НАТО назвали Россию главной военной угрозой до 2030 года2

Россия все еще остается главной военной угрозой для НАТО. Как говорится в докладе о реформировании альянса "НАТО - 2030", такие данные…
Рейтинг:
5.00
Мнение02 декабря

Мнение: зимовать будем вместе с вирусом

Весенние надежды, что летнее солнце растопит коронавирус, не…
Рейтинг:
5.00
Анонс газеты02 декабря

Анонс "МК-Эстонии" 02.12-08.12.2020

Только в «МК-Эстонии» за 2 декабря:
События02 декабря

Полиция и LKF: если ДТП обошлось без жертв, его можно оформить без…

Департамент полиции и погранохраны и Эстонский фонд дорожного…
События02 декабря

Задержаны предполагаемые главари группировки по угону автомашин

Во вторник утром в Каунасе на основании европейского выданного…