Пятница, 28 февраля 2020 13:16

Стилист Киркорова шокировал рассказом о его шопоголизме - в год тратит до полутора миллионов евро0

Стилист Киркорова шокировал рассказом о его шопоголизме - в год тратит до полутора миллионов евро

Накануне Дня защитника Отечества мы поговорили со стилистом Филиппа Киркорова.

Сколько денег тратит на одежду самый известный шопоголик страны, зачем артисту 5000 пар, почему певец не продает вещи, которые не носит, — в интервью Арсена Айрапетова.

«За 4 дня собрали 280 «луков»

— Арсен, у звезд обязательно должен быть стилист?

— Сегодня у каждой звезды должен быть стилист. Не буду называть имена, но есть на нашей эстраде артисты, которые внешне не соответствуют своему возрасту и статусу. Даже некоторые звезды первого эшелона выглядят не всегда правильно.

— Может, просто для некоторых не так важно, во что они одеты?

— Публичные люди обязаны инвестировать в гардероб. Встречают-то по одежке. Одежда демонстрирует статусность. Почему Киркоров топовый артист? Потому что держит уровень. И гардероб — один из факторов. Представьте, если он начнет появляться все время в одном и том же. Скажут: Господи, артист такой величины — что, ему носить нечего?!

— У Киркорова всегда был стилист?

— Нет, я первый у него. Раньше все звезды уровня Филиппа одевались сами. Он стал первооткрывателем в этом плане. Я работаю с ним пятый год и знаю, что практически никто из звезд до недавнего времени не прибегал к услугам стилиста. Ну разве что молодые, типа Тимати. Многие артисты до сих пор не понимают, что им нужны стилисты. Не все хотят в это инвестировать деньги. Хотя одеваться правильно — не так дорого.

— Вот вы сейчас после слова «не так дорого» засмеялись…

— Красиво и стильно одеваться не значит дорого. Но надо заплатить человеку, который бы подумал об имидже артиста.

— Об огромном гардеробе Киркорова слагают легенды. Когда вы первый раз оказались в его квартире, что там увидели?

— Первый раз меня к нему отправили, когда я еще работал в Ташкенте, в бутике. Он приезжал к нам в город с гастролями, зашел в магазин, сделал покупки. Целая команда бегала вокруг него. Филипп скупил у нас приличное количество вещей и уехал. Чуть позже связался с нами, попросил приехать к нему в Москву, собрать «луки» (комплект одежды. — Авт.). Из-за большого объема покупок не знал, что с чем комбинировать.

Когда мы зашли в его квартиру, то офигели: все было завалено одеждой. Нам выделили большую комнату, в которой мы работали. Там стояли десять рейлов (вешалок на колесиках. — Авт.). Каждый рейл был до отказа забит вещами. Поначалу мы растерялись, не знали, с чего начать. Но глаза боятся, а руки делают. В нашу задачу входило собрать «луки» брендов, которые он приобрел у нас.

— Быстро справились?

— За четыре дня собрали 280 «луков».

— С этого момента подробнее…

— Сначала сортировали одежду по брендам. Потом разбирали бренды по сезонам. Когда все сделали, Филипп сказал: «У меня еще есть личные вещи, помогите их тоже собрать». И повел нас по своей бесконечной квартире.

Вот тогда мы окончательно очумели. Сначала зашли в одну гардеробную, полностью заваленную одеждой и обувью. Затем — в другую, третью… Причем каждая «гардеробка» — не шкафчик с одеждой, а полноценная комната, 20–25 «квадратов», где в два этажа висела одежда, там же стояли полки с обувью. Причем под гардеробные у Филиппа отводились даже те комнаты, где в принципе не должно быть вещей. От такого количества одежды начала ехать крыша.

— Разобрали?

— Разобрали. Готовые к выходу «луки» развесили на рейлы. Чтобы он не запутался, прикрепили к вещам записки с комментариями примерно такого содержания: к этому пиджаку нужно взять черные хлопковые брюки из соседнего «лука», который висит рядом. К каждому наряду приставили подходящую обувь.

— И уехали.

— Да, на этом наше сотрудничество закончилось. Мы не созванивались, не переписывались… Снова встретились спустя три года. К тому времени работа в магазине мне надоела. Я стал с ума сходить от однообразия жизни. В 25 лет решил заняться бизнесом. Продал все что было и открыл в Подмосковье кальянную.

— Почему не стали звонить Киркорову с просьбой устроиться к нему?

— Мне казалось неправильным обращаться напрямую к Киркорову: «Здрасьте, это Арсен, помните меня?..» Но я нашел выход. Знакомый, который танцевал в балете Киркорова, поинтересовался у Филиппа, могу ли я к нему обратиться. Через неделю я написал Филиппу, не нужен ли ему помощник в формировании и разборе гардероба. О работе стилиста речи не шло. Он ответил, что такой человек как раз очень нужен: столько всего накопилось, а разобрать некому. Договорились списаться через три недели.

К тому времени кальянная доходов не приносила, я ее закрыл. В кармане оставалось 300 долларов, тогда как за квартиру я платил 600. Меня пригласили поработать в один бутик. Предложили зарплату 800 долларов плюс бонусы — 100 долларов от каждой проданной вещи. Я отказался: в Ташкенте получал 3–4 тысячи долларов, падать на 10 ступеней ниже не мог себе позволить. Помню, вышел после собеседования — и тут СМС от Филиппа: «Приезжай, поговорим».

«Три года наводил порядок в гардеробных артиста»

— Одежды после вашей последней встречи в квартире артиста стало больше?

— Не то слово! Представляете, по огромной шестикомнатной квартире можно было передвигаться только тропами между рейлами. Вешалки стояли в три ряда. Расстояния между нами — полметра. Одеждой и обувью были завалены все комнаты, кроме кухни, ванны и спальни.

— Он успевал это все носить?

— Нет, конечно. Он смотрел на рейлы, полностью забитые одеждой, и не понимал, с чем надеть пиджак. Предположим, если бы я вам дал жакет и положил перед вами 50 брюк, столько же рубашек, футболок и обуви — вы смогли бы выбрать подходящий комплект? Сколько времени уйдет у вас на подбор? Понимаете его страдания?

— Много ушло времени, чтобы разобрать завалы?

— Три года я наводил порядок в этом хаосе. Сейчас у него две гардеробные за городом и одна в Москве. Их размеры впечатляющие. Общая площадь — 1250 квадратных метров. Одну из своих гардеробных Киркоров показал в телеэфире у Ксении Собчак. Видели?

— Да, впечатляюще.

— Это одна из трех.

— Все эти вещи вы тоже разбирали по принципу: бренд к бренду, сезон к сезону?

— Именно так. Например, решил отобрать одежду одного бренда. Начинал обследовать каждую вешалку — пятьдесят, сто штук их было, не помню уж. Перебирал каждую вещь, смотрел бирочки. Отделил коллекцию нужного бренда в одну кучу. Потом разделил эту гору по сезонам. Затем сезоны — по группам: пиджаки с пиджаками, куртки с куртками, отдельно обувь и аксессуары.

— Если Киркорову нужно надеть ту или иную одежду, на ее поиски сейчас уходит много времени?

— Каждую вещь я снимал на камеру: вешал на стену готовый «лук», отдельно фотографировал брюки от костюма, куртку и так далее. Теперь, когда Филиппу нужна куртка D&G зеленого цвета, я открываю папку «луков» на планшете, вбиваю в поиск «зима–лето-2017» и нахожу куртку. А уж где она висит, я помню.

— У артиста есть любимые вещи?

— У него все вещи любимые. Часто говорит: «Вот это мои любимые брюки, и вот эти любимые, и эти…»

— Он, наверное, одни брюки больше трех-четырех раз не надевает?

— В 98 процентах случаев больше одного-двух раз не надевает. Если только безвыходная ситуация, когда считаем, что к тому или иному пиджаку подойдут именно эти брюки. Но это случается редко. Или когда купили очень дорогую, культовую, узнаваемую вещь, и ее нужно засветить по максимуму. Одного «выгула» для такой вещи мало. Вот такую вещь мы «выгуливаем», как правило, на трех-четырех мероприятиях.

— Как складывается судьба культовой вещи потом?

— Отдаем ей дань и переходим к следующей.

— Куда складываете ненужные вещи?

— Они уходят на склад.

— У Киркорова есть склады ненужных вещей?

— Складом я называю гардеробные. У Филиппа три гардеробные. В одной собраны коллекции 3–6-летней давности, в другой — 6–7-летней — и до победного. А есть современные вещи, которые «живут» в квартире.

— Вот те две гардеробные, где складируются вещи, — туда уже не заглядываете?

— Те вещи не носятся. Это резерв по случаю.

— Почему вы не избавляетесь от ненужных вещей?

— Куда от них избавиться? Что предлагаете?

— Многие звезды сдают свои вещи в комиссионки.

— Филипп периодически сдает те вещи в свой комиссионный магазин, которые уже не станет носить никогда. Но, во-первых, не каждый человек сможет носить вещь такого стиля. Во-вторых, 58-й размер мало кому подойдет. В-третьих, покупателя вряд ли устроит цена.

— Так надо отдавать по бросовым ценам.

— Представьте, купите вы платье за 10 тысяч долларов. Засветили его везде. И что дальше? За сколько бы вы продали это платье?

— За тысячу долларов, например.

— Вы хотите сказать, что платье, купленное за десятку, которое надели четыре раза, им все восхищались, выставите на Авито за тысячу? Чтобы в нем козыряла другая дама, которой оно досталось по дешевке?.. Никогда не поверю. Скорее всего, вы его повесите в шкаф, будет смотреть на него, плакать, вспоминать приятные моменты и тешить себя мыслью, что задаром не отдали недостойным людям. Пойдете с ним до конца. Отвесите в шкаф, чтобы оно висело и грело душу. Вот так и Филиппу тяжело расстаться с вещами.

«Сейчас уже обуви не 5500 пар, а поболее»

— В гардеробе Киркорова много одежды, которую он не успевает поносить?

— Конечно, много. Большая часть куплена до меня. Ведь тогда перед ним стояла проблема, как сочетать все образы, поэтому не носил.

— Неужели так сложно собрать самому «лук»?

— На формирование «луков» уходит много времени, тем более когда вещей так много. Филиппу ведь приходится ежедневно менять наряды. Представьте, сколько бы у вас ушло времени, чтобы ежедневно собирать образ для выхода в свет? Минимум 2–3 часа. И нужно обязательно правильно выглядеть.

— Да, часа два, и лучше продумать наряд накануне.

— Накануне — не его вариант. У него ежедневно запланировано по нескольку встреч, мероприятий: там надо спеть, тут выступить, здесь засветиться… И при этом важно собрать «луки», чтобы не повториться, не ходить везде в одном. В итоге что происходило? Он просыпался утром, с горем пополам за три часа собирал, на его взгляд, более-менее нормальный «лук». Вечером возвращался домой, а на следующий день — еще три мероприятия. И думал: опять по новой собирать… Что делать? Можно махнуть рукой: не все ведь сегодня видели наряд — не стану тратить время завтра, засвечу его еще раз. И так провисает 49 пиджаков, пока один использует по максимуму. Теперь у него все «луки» собраны в лучшем формате — хоть каждый день можешь в новом выходить без головной боли.

— Правда, что у Киркорова 5500 пар обуви?

— Да уже, может, и поболее, прибавляется ведь постоянно. И вещей уже перевалило за 900 тысяч.

— Я бы столько за всю жизнь не сносила.

— Когда я начал с ним работать, закупать коллекции, то поставил перед собой задачу: максимально относить вещи, которые приобрели. Чтобы не думать потом, зачем я ее купил, если не поносил. Поэтому всегда стараюсь новую коллекцию не отвешивать в дальний угол, а носить по полной программе.

— Получается?

— Да, отнашивается на 90 процентов.

— При вас он стал меньше вещей покупать?

— Закупаем в тех же объемах, просто все носится. А то, что было приобретено до меня, он физически не может относить, потому что постоянно докупаются новые вещи.

— Случается, что он забывал, какую вещь купил?

— Конечно. Иногда я достаю какую-то вещь, он удивляется: «Ты где это взял? Классно! Давай наденем».

— Арсен, вы же не постоянно находитесь рядом с Киркоровым. На гастролях он сам покупает одежду?

— Как правило, скидывает мне фотки, советуется, надо брать или нет.

— Без вашего одобрения не станет покупать?

— Есть вещи, которые сам может купить. Но это то, что он на 100 процентов станет носить. Если видит спорные вещи, в которых сомневается — надо, не надо, модно, не модно, подойдет или нет, может, что-то похожее есть… — устраиваем консилиум.

— Случается, что он приезжает с гастролей с чемоданом обновок, а вы смотрите и ужасаетесь?

— Нет. Мы всегда распаковываем чемодан вместе. Он показывает покупки, говорит, что не стал со мной советоваться, потому что эта вещь ему нужна. Ну, окей. Я не спорю.

— Если видите, что вещь ему не идет, тоже не станете спорить?

— Он не ошибается с выбором.

— Деловая одежда у Киркорова есть?

— Конечно. У него случаются деловые встречи, где требуется дресс-код. Тогда надевает классические костюмы.

— Уличный стиль носит: простые кроссовки, худи, спортивные штаны?

— Этого полно. Одежду без камней и понтов он больше всего и любит. Все думают, что Киркоров спит в золоте и бриллиантах, — это ошибочное представление. Он обычный человек, ему комфортнее в простых джинсах, кроссовках…

— Аксессуаров у него так же много, как одежды?

— Под аксессуары выделена отдельная комната, отдельная — под кепки, шляпы, сумки.

«Никто в мире не тратит столько денег на одежду, сколько Филипп»

— Правда, что вы закупаете коллекции напрямую у брендов тогда, когда их еще никто не видел?

— Как покупают обычные люди: пришли в магазин, увидели кроссовки, оплатили покупку на кассе. Как это делаем мы? Мы обращаемся в шоу-рум именитого бренда — туда, где бутики закупают товар, чтобы продать конечному покупателю. Заказы в шоу-румах делаются за год. То есть я первый вижу все тренды, которые бренд представит на будущий год. Например, я летал в конце января заказывать коллекцию, которая выйдет только следующей зимой, но отошьют ее в июле. Такой привилегии нет ни у одного человека в мире. Я знаю, о чем говорю, потому что общаюсь с менеджерами.

— Вы хотите сказать, что заранее коллекцию не могут купить даже очень богатые люди?

— Нельзя прийти в шоу-рум D&G и сказать: «Я Арсен, готов покупать коллекции хоть на 100 тысяч евро в сезон, ограничений по деньгам нет, но буду это делать у вас в шоу-руме». Мне там вот что скажут: «Ты хоть президентом будь — нам по барабану, иди в магазине покупай».

— Как же удалось добиться привилегии?

— Филипп пользуется авторитетом у модных брендов. Носит их вещи постоянно. Это уровень.

— Сколько денег тратит Киркоров на одежду?

— Выложу вам тайны, о которых никто не знает. В сезон на коллекцию одного бренда уходит порядка 200 тысяч евро. Таких брендов, с которыми мы работаем, несколько. В год Киркоров на одежду тратит от 1,2 до полутора миллионов евро.

— Экономией тут не пахнет.

— Вот этих проблем у нас нет. На внешнем виде мы не экономим. Вы видели, недавно Филипп у Урганта на программе показывал новую тунику, которую мы приобрели за 280 тысяч долларов? О какой экономии может идти речь?..

— Можно было такую тунику не заказывать у именитых брендов, а сшить в ателье. Дешевле бы вышло.

— Можно на KIA Rio ездить, а не на Maybach, — тоже дешевле. Такие вещи показывают уровень артиста.

— Можно сказать, что у Киркорова самый дорогой гардероб в России?

— Даже глазом не моргну, если скажу, что не в России, а в мире. Покажите мне артиста, который тратит больше на вещи. Хотелось сравнить его с Элтоном Джоном, но у того все наряды — театральные, артистические, хотя тоже дорогие. Но поверьте: такого гардероба, как у Филиппа, нет ни у кого в мире. Никто не тратит столько денег на одежду. Он единственный в своем роде, кто так увлекается шопингом.

— Слышали, что шопоголизм — это заболевание, людей кодируют от зависимости?

— Ничего страшного в этом не вижу. Кто-то собирает антиквариат, кто-то коллекционирует машины, кто-то кайфует от одежды. Каждому свое.

«Вы замечали, как у Путина четко завязан галстук?»

— Помимо Киркорова вы еще с кем-то работаете?

— Иногда работаю с Арманом Давлетьяровым, но не стабильно. Там объемы и запросы другие. Приезжаю к нему раз в месяц, формирую гардероб, создаю «луки». Ему на месяц-два хватает, он носит.

— Еще вы одеваете политиков?

— Да. Работаю и с бизнесменами.

— С ними, наверное, не так интересно, как с Киркоровым?

— Разные стили у людей. Я воспитанник Brioni, мне интересно работать с классикой, с костюмом. Здесь другие тонкости: подбор оттенка галстука, посадка костюма. Все должно быть подобрано до мелочей: длина, ширина рукава, самого пиджака, объем талии, как плечи «сидят», брюки…

Молодые стилисты думают: ты напялил широкие брюки, заправил их в носки, надел куртку и кепку — вот она, мода! Это фигня. Все равно что я напишу пост и начну перед вами хвастаться, какой крутой текст накатал. А вы мне: «Я тут каждый день статьи строчу, а ты мне — про пост в Инстаграме». Когда работаешь с костюмами, которые носят депутаты и бизнесмены, вокруг — миллионеры и миллиардеры, все замечают неправильно одетого человека и на длину брюк обращают внимание. Если хоть на сантиметр короче, мужчина выглядит как подстреленный.

— Насчет депутатов вы погорячились: до иконы стиля им далеко.

— Поверьте мне, наши депутаты разбираются в моде. Просто многие придерживаются консервативного стиля, так как их обязывает дресс-код. Поэтому кажется, что они не в тренде.

— Путин хорошо одевается?

— Да, конечно. Вы замечали, как у него всегда четко завязан галстук? Единственный нюанс — он носит пиджаки с длинными рукавами. В идеале рукав пиджака должен заканчиваться там, где находится косточка на кисти. Из-под рукава должна на сантиметр-полтора выглядывать рубашка. Но многие госслужащие, бывшие работники спецслужб, военные носят пиджаки с длинными рукавами. Это отголоски прошлого. Так носили военную парадную форму, где рубашка не торчала из-под пиджака, а рукав закрывал начало большого пальца на руке. Подозреваю, что эта привычка у Путина оттуда. Но в целом президент правильно одевается. Есть понятие Business Best — самый формальный и строжайший дресс-код, где разрешены костюмы темных однотонных тонов. Путин его соблюдает.

— У вас самого много одежды?

— Нет. У меня 20–25 пар обуви на все сезоны, 7 пальто, 8 костюмов, 6 пиджаков, брюки. Я редко покупаю вещи с ветром в голове. Стараюсь инвестировать в гардероб. Например, купил себе дорогой темно-синий костюм и белую рубашку. Это инвестиция: через 10 лет такие вещи не выйдут из моды. Конечно, в моем гардеробе есть трендовые, хайповые вещи, но они не преобладают.

— Вы часто ходите по магазинам для себя?

— Для себя ненавижу покупать. Такого, чтобы проснулся и решил: у меня сегодня шопинг, пойду затарюсь, — не моя история.

— Киркоров вам хорошо платит?

— Грех жаловаться на зарплату. За два года работы у него я купил квартиру.

— Может, озвучите сумму?

— Не могу.

— Но назвали же, сколько Киркоров тратит на одежду.

— Это его деньги, и я озвучил сумму с его позволения. А мои деньги — это мои деньги.

— Вам самому не надоела такая работа?

— Я ловлю кайф от работы. Душу вкладываю в каждый «лук», который собираю. Если бы Филипп заметил, что я халтурю, мы бы давно разбежались.

Оцените материал
1
(1 Голосовать)

Добавить комментарий

Последние статьи

За рубежом07 апреля

Чехия и Дания ослабили карантинные меры

В Дании через несколько дней заработают детские сады и начальные школы, в Чехии с 9 апреля откроются некоторые магазины.
Рейтинг:
3.00
За рубежом07 апреля

Бельгия готовится к поэтапному выходу из режима изоляции

Премьер-министр Бельгии Софи Вильмес, выступая с видеообращением к нации, заявила о планах по постепенному снятию режима социальной…
Рейтинг:
5.00
Цифра дня06 апреля

В Эстонии от коронавируса умерли уже 19 человек, заболевших - 1108

За последние сутки в Эстонии было проанализировано 864 теста на…
События06 апреля

Начинается повышение максимально разрешенной скорости на дорогах

Департамент шоссейных дорог в понедельник 6 апреля приступил к…
Рейтинг:
4.00
Здоровье06 апреля

Ученый объяснил, почему родиной новых инфекций становится Китай2

COVID-19, гонконгский грипп, атипичная пневмония, грозная «испанка»……
Рейтинг:
5.00
Потребитель06 апреля

Читательница: разве можно продавать детям энергетические напитки?

Имеет ли право магазин продавать детям энергетики? 9 марта возле…