Вторник, 09 октября 2018 00:15

Череда врачебных ошибок и очереди: женщина вынуждена сражаться за жизнь4

Череда врачебных ошибок и очереди: женщина вынуждена сражаться за жизнь

В апреле этого года жизнь Юлии Арефьевой поделилась на «до» и «после». Позади остались спокойная и размеренная жизнь в небольшом Кивиыли, уверенность в завтрашнем дне, работа, здоровье – все то, о чем не сильно задумываешься, когда все в порядке. «После» настало, когда слова врача прозвучали приговором: нейроэндокринная карцинома.

12-летняя дочка, мама с папой – семья Юлии, оказавшейся в тупиковой ситуации. По сути, из-за врачебной халатности. Все можно было исправить несколько лет назад, но наша медицина решила иначе.

Резали по живому

«Все началось с полипа в носу – несколько лет назад его обнаружили в гайморовой пазухе, и специалист направила меня на операцию в Тарту, причем договорилась, чтобы оперировал меня один из лучших хирургов, – рассказывает Юлия. – Но почему-то оперировал резидент».

Дальше начался кошмар, который Юлия вспоминает с дрожью. Анестезия прекратила действовать в разгар операции, и дальше все шло в кромешном аду – запах паленого мяса (операцию проводили лазером), жуткая боль, слезы и просьбы прекратить истязание. Итог операции оказался нерадостным – удалили лишь часть полипа, но утешили пациентку – мол, гистологический анализ показал, что образование доброкачественное.

«Мне никто не сказал, что удалили лишь часть полипа,

– продолжает Юлия. – Об этом я узнала гораздо позже. Разумеется, после того ада, который я прошла, на повторную операцию не решилась».

Однако боли стали постоянными, антибиотики принимались почти как витамины, а многочисленные консультации с разными врачами не давали результата.

Когда женщина от боли не смогла спать, снова поехала в Тарту. В этот раз Юлия попала к тому самому специалисту, который планировался изначально. Врач была шокирована тем, как Юлию прооперировали.

«Возмущалась, как же можно было такую простую операцию сделать так плохо!?» – вспоминает женщина.

Пришлось все исправлять, и в этот раз все прошло отлично – под общим наркозом, опухоль убрали полностью, сказали приехать на контроль через 10 дней.

Страшный приговор

«Встретила меня доктор совершенно с траурным лицом: рак, – рассказывает Юлия Арефьева. – Последствия первой неудачной операции – долгий воспалительный процесс, остаток полипа. В общем, меня отправили в Таллинн на дополнительные анализы, выяснить, как далеко распространилась опухоль».

Наша медицина нетороплива. Когда люди сидят в очередях к специалистам – это полбеды.

Страшно, когда речь идет о жизни и смерти, когда счет на минуты, тебе говорят о том, что опухоль агрессивна, но операцию назначают лишь через два месяца.

«Тут вообще долгая история, – говорит Юлия Арефьева. – В мае на осмотре решили меня облучать, а потом делать операцию. А на другой день новое решение: оперировать, а потом облучать».

Время шло. Наступил июнь. Юлии стало намного хуже – она начала терять зрение, появились жуткие головные боли. Опять врачи, опять кошмар: опухоль агрессивная, растет быстро – увеличилась в полтора раза, давит на глазное яблоко, из-за чего зрачок смещается и зрение теряется.

«Меня снова повезли в Таллинн, сама я ехать была уже не в состоянии, – фиксирует череду событий героиня. – Утром пришел молодой врач, посмотрел и сказал, что сроки операции они не сдвинут, несмотря на мое состояние. Очереди… И, как обухом по голове, еще одна новость: опухоль будут убирать вместе с глазом и куском челюсти. Тут я не выдержала. Заплакала».

Зачем вам офтальмолог?

Когда перспектива была озвучена семье, подруга мамы, врач-окулист, удивилась – почему медики не запросили консультации у офтальмологов. И вообще – будет ли офтальмолог присутствовать на операции?

«После моих вопросов врачи устроили такое, что мне даже вспоминать неловко, – рассказывает Юлия Арефьева. – Начался такой скандал, как будто я спросила у них что-то неприличное. Все на эмоциях. В общем, получила я свой эпикриз и отправилась к офтальмологу на консультацию».

За диск с результатами МРТ женщина заплатила 20 евро, но получила его только через неделю – опять время.

Еще один специалист, теперь офтальмолог, ознакомился с историей болезни. И тут же связался с хирургами Юлии – не нужно удалять глаз, все можно сделать куда более щадящими методами. Снова консилиум, и те же врачи, которые убеждали Юлию в том, что потеря глаза неизбежна, решили глаз сохранить.

«Скажите, можно после этого кому-то доверять? – задается вопросом чуть не оставшаяся без глаза и челюсти женщина.

– В общем, мне назначили два курса химиотерапии, которые я прошла. Причем терапия оказалась успешной: рост опухоли замедлился, снизилось давление на глаз и зрение вернулось! Я заикнулась про третью химию: ну, давайте сделаем. А я выдержу? Ну.. не знаю. В общем, сделали».

Химиотерапия проводилась не только в больнице – дома женщине приходилось принимать препараты и самой колоть себя в живот еще одним лекарством, про побочные действия которого ни один медик ей не сказал.

«В итоге я чуть не умерла от анафилактического шока. То, что это аллергическая реакция, я поняла лишь позже, поначалу подумала, что реакция на лечение, – говорит Юлия. – Когда я начала практически умирать, уже теряла сознание, позвонила в скорую – бригада на выезде, будет через 40 минут.  Это же Кивиыли. Счастье, что подруга – фельдшер, прибежала, успела спасти. Ни один врач не сказал, что возможны такие побочные реакции, так я хоть бы антигистамин держала рядом».

Вопрос в цене

Юлия категорически не хочет фотографироваться в том виде, в который ее превратила болезнь. Не хочет, чтобы люди это все видели. Не хочет видеть себя в таком виде. Первое время она даже зубы чистила в темноте – чтобы только не видеть того человека, в которого превращает больного химиотерапия. А впереди еще облучение.

«Вот тут самое страшное, – говорит она. – В Эстонии только фантомная установка, точность у нее низкая, именно поэтому наши медики так хотели удалить глаз – при облучении была огромная вероятность его зацепить, и они просто не хотели делать повторную операцию, отрезав все в первый заход. Экономят?»

Также в ходе операции будет зацеплен и тройничный нерв – а это мимика. В 45 лет женщина превратится в инвалида. Причем еще и обезображенного жуткой операцией.

«Попытаются что-то восстановить, взяв материал из моей лопатки, но глаз мне никто не вернет, – чуть не плачет Юлия. – В других странах используется новейшее оборудование, протонная установка, позволяющая облучать опухоль с точностью до микронов! Одна установка есть в Финляндии, еще одна – в России. Вопрос лишь в цене».

Для Юлии это единственный шанс на спасение. На то, что можно будет вернуться к нормальной жизни и любимой работе.

На то, что у 12-летней девочки останется мама. На то, что пожилые родители не потеряют дочь. Вопрос лишь в деньгах.

«В России этот курс лечения стоит 25 000 евро, это самый дешевый вариант, – говорит женщина. – Сколько могли, мы справлялись сами. Насобирали 3000 евро, я дважды была в Петербурге на консультациях, выяснилось, что в Эстонии не сделали ряд существенных обследований… Узнала также и то, что эту опухоль вообще нельзя было оперировать. Но российские специалисты не сказали ни слова упрека в адрес эстонских коллег. Отметили лишь, что шансы у меня есть. Нужна только история болезни и все бумаги. А я до сегодняшнего дня не знаю, кто мой лечащий врач, более того, результатов третьей химиотерапии и МРТ до сих пор нет в digilugu. Радиолог ответила, что мне это не надо – только для врачей».

Сейчас Юлия ищет помощь повсюду. Опухоль снова начала расти, появились жуткие головные боли. Больничная касса пообещала рассмотреть возможность лечения в России. Ожидается ответ от фонда «Подаренная жизнь», куда также обратились с просьбой о спасении. Юлию хотят также видеть и таллиннские врачи, правда, после всего пережитого женщина им теперь не доверяет. 

Подруга Юли опубликовала эту историю в Фейсбуке. Удалось собрать чуть больше 14 000 евро. Нужно еще 11 000 – это единственная возможность в отчаянной попытке сохранить жизнь.

Если вы готовы помочь, можно пожертвовать Юлии любую сумму:

Получатель: Julia Arefjeva

Номер счета: EE332200001103897041, Swedbank

Пояснение: Annetus

Оцените материал
4.64
(11 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Путин согласился, что жить стало тяжелее

Владимир Путин подтвердил, что россиянам стало тяжелее жить. Такое заявление он сделал во время прямой линии.
Здоровье20 июня

Глобальное потепление сделает пляжи смертельно опасными, заявили климатологи

Американские ученые, представляющие Университет Купера, сообщили, что в скором времени купаться на пляжах у употреблять в пищу морепродукты…
Рейтинг:
1.00

Официальные выводы: следствие назвало виновных в крушении "Боинга"

Объединенная следственная группа (JIT), проводившая расследование…

Состоялась церемония закладки краеугольного камня в новый учебный…

В Нарве состоялась торжественная церемония закладки краеугольного…
События19 июня

Исследование: учителя Эстонии считают, что их работа ценится все…

По оценке самих учителей, должность учителя ценится в Эстонии все…

Apollo Kino открыл самый современный в Европе кинотеатр

13 июня в центре Ülemiste открыл двери кинокомплекс Apollo Kino…

Партнеры

Загрузка...