Пятница, 06 октября 2023 09:18

Драгоценные минуты: как распознать инсульт и где получить помощь?

Важно распознать симптомы: чем раньше начато лечение, тем лучше человек восстанавливается после инсульта. Важно распознать симптомы: чем раньше начато лечение, тем лучше человек восстанавливается после инсульта. ©Фото: freepik.com

Ежегодно в мире «мозговой удар» настигает более 15 млн человек. Инсульт – одна из ведущих причин смертности и инвалидности в мире, причем он в последние годы молодеет: не менее 20% нарушений кровообращения отмечаются у больных, которым нет и 50. По каким признакам можно определить инсульт у себя или у другого человека и какую помощь можно получить, узнавала «МК-Эстония».

Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), во всем мире ежегодно происходит 6 миллионов инсультов.

Вероятность инсульта с профессиональной деятельностью напрямую не связана: 30% перенесших инсульт занимались до удара умственной деятельностью, 31–33% физическим трудом, а 27–29% совмещали интеллектуальную и физическую работу. Зато четко прослеживается возрастная связь с вероятностью инсульта – после 55 лет риск значительно повышается и каждые последующие десять лет удваивается.

Инсульт чаще развивается у тех, чьи близкие родственники уже пострадали от этого заболевания. В возрастном интервале от 45 до 55 лет инсульт у мужчин случается вдвое чаще, чем у женщин, причем европеоидная раса подвержена ему в наименьшей степени.

Инсульт – одна из главных причин преждевременной смертности, он занимает в списке ВОЗ второе место после ишемической болезни сердца и обгоняет раковые заболевания. В 2004 году ВОЗ объявила инсульт глобальной эпидемией. Тогда же был установлен Всемирный день борьбы с инсультом – 29 октября.

Инсульт происходит у более 4000 жителей Эстонии каждый год, это – основное заболевание, вызывающее тяжелую инвалидность. Причем у жителей Эстонии трудоспособного возраста инсульт возникает значительно чаще, чем в других странах Европы.

Возможности реабилитации

В Эстонии организация и финансирование восстановительного лечения и реабилитации разделены на две параллельно действующие системы: 1) систему восстановительного лечения – ее финансирует Касса здоровья (TK), и она относится к системе здравоохранения; 2) система реабилитации – ее финансирует Департамент социальной защиты (SKA), и она относится к социальной сфере.

У обеих этих параллельных систем – общая цель: поддерживать заболевших людей для достижения ими возможно большей самостоятельности в повседневной жизни и их (ре)интеграции в общество.

Руководитель проектов отдела лечебных услуг ТК Лийз Паас говорит, что реабилитацию начинают, как только позволяет общее состояние больного, часто уже через 24–48 часов после инсульта. Если по окончании первичного лечения у больного сохраняются некоторые функциональные нарушения, лечащий врач направляет его на реабилитацию.

Восстановительное лечение можно получить в различных центрах по всей Эстонии, крупнейшие из которых – реабилитационный центр Северо-Эстонской региональной больницы, неврологический реабилитационный центр в Хаапсалу и Клиника спортивной медицины и реабилитации клиники Тартуского университета.

Более подробную информацию о региональных вариантах лечения могут предоставить как реабилитационные, так и семейные врачи.

«После инсульта большая часть выздоровления происходит в первые два-три месяца и в меньшей степени в четвертый-шестой месяцы. Постинсультную реабилитацию можно разделить на функционально-восстанавливающее и функционально-поддерживающее лечение, – отмечает Паас. – Мы оплачиваем реабилитационные услуги, включенные в перечень медицинских услуг ТК».

Пациенты, постинсультная реабилитация которых не была эффективной, ввиду чего их самостоятельность в повседневной жизни или уходе за самим собой затруднена, могут нуждаться в услугах попечения и посторонней круглосуточной помощи. Их можно получить в домах попечения, где имеются круглосуточные или дневные услуги ухода медсестры, а также занятия со специалистом.

Есть также фирмы, предлагающие платные услуги по уходу, но проще всего обратиться к семейному врачу, который при необходимости направит к человеку медсестру. Услуги попечения можно получить и через органы местного самоуправления.

«В больницах есть брошюры с информацией об инсульте, составлено руководство для пациентов «Постинсультная реабилитация», имеется опыт консультирования. Поддержку оказывают медсестры и координаторы, занимающиеся лечением инсульта», – добавила Паас. 

Социальная поддержка

Руководитель бюро экспертиз и социальных пособий SKA Лейла Лахтвеэ объясняет, что перенесший инсульт человек может ходатайствовать об определении степени недуга.

«После инсульта разумным сроком для подачи ходатайства считается срок в полгода – в случае, если у человека остаются проблемы в повседневной деятельности (например, с надеванием одежды, приемом пищи, движением, речью, гигиеническими процедурами), то есть человек не может самостоятельно это делать и нуждается в помощи в одном или нескольких действиях. Как правило, после таких острых состояний проводящий экспертизу врач не может адекватно оценить постоянность ограничений и степень их тяжести ранее, чем через полгода», – говорит она.

По словам специалиста, если же имеющиеся ограничения особо не меняются и очевидный прогноз на восстановление невысок, разумно подать ходатайство об определении степени нарушения здоровья и раньше. Если лечащий врач считает, что он имеет дело с очень тяжелым случаем, полгода ждать не стоит. 

Если у человека выявили недуг, то у него появляется право на социальное пособие. Пособие для взрослых составляет от 28,64 до 53,70 евро в месяц, в зависимости от степени тяжести недуга. Ходатайство нужно подавать в SKA.

Люди работоспособного возраста (16–64) могут ходатайствовать об оценке трудоспособности и определении степени тяжести недуга в Кассе по безработице.

Степень тяжести недуга и срок ее действия зависит от течения заболевания и возникновения постоянных ограничений. Как правило, cрок действия справки о недуге – от 6 месяцев до 5 лет. 

Если у человека определена степень недуга, он может ходатайствовать об услуге социальной реабилитации, которой предшествует оценка в ее потребности со стороны консультанта SKA. С помощью услуги социальной реабилитации человек и семья учатся ежедневно справляться с особыми потребностями, связанными с состоянием здоровья.

Предоставление услуги социальной реабилитации организует SKA. Если выясняется, что человек нуждается в услуге социальной реабилитации, то оплачивать услугу обязан SKA.

Также у человека появляется право на государственную скидку на приобретение вспомогательных средств, таких как противопролежневые матрацы, подгузники, подлокотные костыли, инвалидные коляски, стулья-туалеты и душевые стулья, и т. д.

Поддержка близким

Cогласно исследованию, 22% жителей Эстонии в возрасте 16 лет и старше, то есть около 230 000 человек, ухаживают за человеком с хроническими проблемами со здоровьем или помогают кому-то с ограничениями в активности. Чаще всего – это пожилой родственник, которому нужна помощь по дому. У 30 000 человек на это уходит более 40 часов в неделю.

Более 40 000 человек помогают члену своей семьи или ухаживают за ним более 20 часов в неделю, сообщает Минсоцдел. Приблизительно 25 000 человек помогают своим близким или ухаживают за ними в течение 40 и более часов. Это способствует физическому и моральному истощению, и близким, ухаживающим за перенесшим инсульт человеком, тоже нужна помощь и поддержка.

В некоторых городах проходят курсы обучения для членов семьи, ухаживающих за больными. Там можно получить соответствующую информацию, поддержку и возможность пообщаться с людьми, у которых похожие заботы. Многие реабилитационные центры также предлагают помощь психолога.

Три совета психолога Никиты Григорьева

Никита Григорьев, психолог. Фото: частный архив

Реальность неприятна. Бывает так, что человек уже не восстановится – из-за возраста, из-за степени повреждений. Но инсульт – это не всегда приговор. При достаточном старании, когда человек дает себе достаточно времени на восстановление, - не недели или месяцы, а годы – мозг действительно может восстановиться за счет нейропластичности. Так что первое – не впадать в отчаяние.

Второе – забыть про быстрые результаты. Этот процесс похож на выращивание мышц в спортзале. Человеку нужно вырастить новые нейронные связи взамен поврежденных. Результаты дают время и работа.

Третье – делать, что получается. Добровольно снизить планку и строить свою жизнь от этой планки. Если после инсульта человек пытается сразу вернуться к прежней активной жизни, его ждет разочарование. Принять факт небольшого отката и делать то, что вы можете, в меру своих сил: найти хобби, помогать другим, слушать музыку, учиться, слушать себя и исследовать, на что вы способны в этом состоянии. И постепенно поднимать планку.

 

Личный опыт

Сергей Иванов рассказал, как он пережил инсульт в 31 год и как ему удалось восстановиться

Сергей Иванов. Фото: частный архив

В 2011 году мне был 31 год. Я поехал навестить своих друзей в Лондоне, и все случилось в туалете «Старбакса» близ Тауэрского моста.

Я мыл руки и вдруг ощутил сильный звон в ушах. Сразу стала болеть голова, я почувствовал что-то неладное с моим лицом. Потом я осознал, что мой язык словно онемел. Закралась мысль, что, может быть, в «Старбаксе» используют новомодные средства от наркоманов, чтоб долго не сидели, ультразвук или что-то в этом роде, и это почему-то сработало на меня? Или, может быть, кто-то подбросил мне что-то в кофе ради смеха?

Я достал телефон и понял, что не могу набрать цифры – правая рука меня не слушается. Я хотел выйти из туалета, и не мог, потому что не мог контролировать правую ногу, она пыталась делать какие-то круговые движения. Я вышел в зал, держась за стенку.

Мой друг спросил меня, что случилось, потому что я выглядел не как обычно. Я сказал – не знаю. Он спросил, не принял ли я наркотик, я ответил: нет. Я вообще никогда не принимал наркотики и всегда вел здоровый образ жизни. Мой друг сказал: ладно, давай выйдем, похоже, тебе надо подышать свежим воздухом. И едва я перешагнул порог «Старбакса», меня вырвало. Было так стыдно. Мой друг вызвал скорую помощь.

Через десять минут медики меня погрузили в машину и стали спрашивать, что случилось, попросили назвать имя и фамилию. Я как-то ответил – в то время я еще не осознавал, как я говорю. Они попросили меня написать мои имя и фамилию, я написал и увидел, что я сам не понимаю написанное, это было даже не похоже на мой почерк. Стало ясно, происходит что-то серьезное. Меня увезли. В карете скорой помощи я боялся закрыть глаза, думал, что если закрою – то умру.

В больнице провели какие-то процедуры, потом пришли мои друзья и сказали: «У тебя инсульт, доктора сказали нам». Из неотложки меня перевели в больницу, где я провел 4–5 дней.

Мне без конца проводили исследования и наблюдали. В то время я работал в недвижимости, и я сказал докторам – мне нужно возвращаться в Эстонию, у меня важная сделка. Они не хотели меня отпускать, но все же у пациента есть право выбирать, так что они провели еще пару тестов, пытаясь понять, почему инсульт произошел в 31 год. Дали мне лекарства с собой, шприц с разжижающим кровь средством, чтобы в полете не образовались тромбы, сказали, чтобы в Эстонии я пошел к своему врачу и ещё посетил кардиолога.

В Эстонии я пошел к семейному врачу, но такой сильной поддержки, как в Англии, я не ощутил. Семейный врач назначила физиотерапевта, который показывал, как делать упражнения, электростимуляцию мышц, и логопеда, которая, как я теперь понимаю, была не очень компетентна. Она показывала, как разрабатывать речевой аппарат, по большей части мы просто смеялись. А нужно было подробно оценить мое состояние, обнаружить мои проблемы с речью, но это не было сделано.

Я только через пять лет понял сам, что у меня афазия, т. е. мне трудно выражать свои мысли словами, потому что связь мозга с языком нарушена, и в нужный момент, когда надо сказать слово, оно не приходит на ум, вспоминается лишь через какое-то время, когда уже может быть поздно.

Моя семейная врач ничего мне не сказала о том, что я могу претендовать на какие-то выплаты от государства, что я могу оформить инвалидность после инсульта, поскольку моя трудоспособность значительно снизилась. Только с подачи моей мамы я заполнил какую-то анкету… как оказалось, моя трудоспособность была снижена на 80–85 процентов. Никакой реабилитации тоже не предложили: максимум посоветовали массаж и физиотерапию в Пуруской больнице и логопеда, которая только-только получила диплом.

Мне никто не сказал, что происходит с человеком, когда у него инсульт. В сфере недвижимости нужно общаться и хорошо говорить, а я потерял возможность разговаривать с людьми. Я понял, что я не могу общаться с клиентами, как раньше, что не могу контролировать процесс разговора. При ходьбе по улице и чувствовал, будто правая нога волочится. Я утратил свой почерк, который раньше был четкий и аккуратный, как у архитектора, он до сих пор не восстановился. Я постоянно чувствовал себя обессиленным. Были проблемы с глазами – туннельное зрение. Началась депрессия.

Моя жизнь до инсульта была очень хорошей – я был абсолютно здоров, не имел лишнего веса, правильно питался, плавал в бассейне, никогда не пил, не курил, не принимал наркотики. Когда я сдавал кровь на анализ, врач никогда мне не говорил, что у меня вообще какие-то проблемы есть.

Не сразу пришло понимание, что мне нужно быть благодарным за то, что я могу делать то, что могу: видеть, ходить, говорить так, чтобы люди меня пусть со второго, третьего раза – но понимали.

Еще в Англии врач мне сказал, что у меня еще будет депрессия из-за инсульта, так чтобы я нашел для себя что-то позитивное, изменил свою жизнь.

Я закрыл свой офис и переехал в Англию, чтобы начать с чистого листа. Я решил посвятить себя уходу за людьми, в том числе – пережившими инсульт, как и я, и медицине. Теперь я работаю в системе здравоохранения в Англии.

Кто в группе риска?

Инсульт может поразить любого человека. Некоторые факторы риска, вроде развития аневризмы или появления тромба в результате травмы, трудно контролировать. Однако значительное количество факторов обусловлено в основном образом жизни.

К таким факторам относятся:

  • повышенное артериальное давление;
  • высокий уровень холестерина;
  • диабет;
  • ожирение и избыточный вес;
  • сердечно-сосудистые заболевания;
  • курение;
  • употребление наркотиков;
  • употребление алкоголя;
  • психические расстройства;
  • хронический стресс. 

Чтобы понимать, есть ли риск инсульта, сложные исследования не нужны: достаточно следить за состоянием сосудов и давлением.

1/2
Оцените материал
5
(6 )

Похожие материалы

Последние новости

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом

Здоровье

Бульвар