Пятница, 23 сентября 2022 15:27

Человек рождается, чтобы быть счастливым

Элис Ээспяэв, мама славного парня Акселя, рассказывает о собственном опыте воспитания ребенка с первазивным расстройством развития и как в этом ей помогают учителя и местное самоуправление.

Мне было всего 33 года, я была полна сил и давно мечтала о семье. Когда тест показал две полоски, я светилась буквально изнутри. Беременность протекала очень хорошо, я была здоровой и сильной, как всегда. В конце беременности оказалось, что плацента расположена низко, ребенок предположительно должен был родиться с помощью кесарева сечения. Акушерка мне подробно все объяснила, я сохраняла спокойствие.

Рождение и первые годы жизни

Утро, когда Аксель появился на свет, оказалось именно таким, как мне рассказала акушерка. Но потом началось кровотечение, и ситуация резко стала тревожной.

После долгого ожидания в операционном зале я все же услышала плач Акселя. Шкала Апгар показала высокие значения, я была той самой мамой, которая гордится здоровьем своего сына.

В свои первые годы жизни Аксель был самым обычным ребенком. Улыбался, плакал, спал и ел. Единственным, что его отличало от других в моих как профессионального спецпедагога глазах, было то, что он не делился со мной тем, что видел, не выказывал любопытства по отношению к окружающему миру, не показывал на предметы пальчиком, не гулил, как большинство младенцев. Когда Акселю исполнилось три года, я уже поняла, что он, скорее всего, не заговорит. Я каждый день занималась Акселем, осознанно старалась его развивать, но ожидаемого прорыва не случилось. У Акселя отсутствовали навыки общения, он также не научился себя обслуживать. Но ребенок выглядел довольным. Обнимал меня, целовал, мы вместе шумели и смеялись. В такие моменты я чувствовала себя самой счастливой матерью.

Но до садика Аксель так и не заговорил. Мы ходили с ним на обследования в Клинику Тартуского университета. Из-за юного возраста диагноза ему тогда не поставили, и, хотя необходимые для поступления в детский сад бумаги мы оформили, мне всего равно хотелось услышать мнение специалистов. Надо признать, что их никогда не бывает достаточно, в действительности же никто не знает, как лучше всего справляться и обходиться с ребенком, у которого имеется первазивное нарушение развития.

Где учиться?

Мы с Акселем живем неподалеку от Йыгева, где выбор детских садов не особо большой. Обычная группа, по сравнению с группой выравнивания, была к дому поближе, но выбрала я ее потому, что для Акселя, как мне казалось, лучшим примером были бы его одногруппники. Если бы я знала, что он совсем не обучается путем подражания, я бы сделала другой выбор.

Адаптация к детскому саду проходила быстро и хорошо. Аксель пошел в ясельную группу в возрасте двух с половиной лет, он не умел самостоятельно есть и одеваться. Он не играл с детьми, но временами следил за их игрой и смеялся. Сразу после яселек ему нужно было найти опорное лицо: он не мог удержаться на месте, где должен был, не понимал ни единого данного ему задания.

К моей огромной радости, волость сразу смогла предложить мне опорное лицо, хотя в тот момент так сильно радоваться я не могла, поскольку лишь позднее узнала, насколько трудно найти такого специалиста в ускоренном порядке.

Юлле, которая стала нашим опорным лицом, была всегда для нас доступна. Я очень ей за это благодарна. Персонал детского садика относился к особенностям Акселя очень позитивно и поддерживающе, что придавало мне чувство защищенности, я была открыта и легко говорила о том, что должны знать сотрудники детского сада для занятий с ребенком с особо выраженными недостатками здоровья.

В свой последний год в детском саду Аксель посещал группу выравнивания вместе с опорным лицом. И когда он поступил в первый класс школы Кийгеметса, ему также назначили опорное лицо, чтобы переход из сада в школу прошел гладко. У меня были высокие ожидания от школы, и я должна признать, что все они сбылись. Я могла честно проговорить с учительницей Ульве все трудности и радости воспитания своего ребенка, рассказать о своих чувствах. К Акселю относились сообразно его особенностям, давали все самое лучшее для его развития. Я также могла высказывать свое мнение, и таким образом были обеспечены лучшие условия для развития мальчика.

Раньше я никогда не чувствовала себя настолько уверенной в себе, поскольку теперь я не должна была быть единственной опорой для своего ребенка. Это ведь чудовищно тяжело для родителей, когда другие поднимают руки и говорят, что не справляются, что ситуация крайне трудная.

Ощущение, что ты не один, для родителя ребенка с недостатком здоровья оказывается чрезвычайно важным.

Необходимая помощь

В волостной управе Йыгева очень хорошо знают историю нашей семьи и всегда принимают нас вместе с ребенком для ведения наших дел, так, специалист по социальной работе учится лучше понимать потребности Акселя. И с моими как родителя желаниями и потребностями тоже считаются. Я чувствую, что меня слышат, мне предлагают необходимые услуги. Специалист волостной управы следит, чтобы все нужные документы были оформлены.

Моя семья также всегда доступна для меня и Акселя, но не всегда может присмотреть за ребенком, у них же тоже есть свои дела. Не хотелось бы, чтобы из-за меня их планы рушились.

Хорошо, что для таких случаев волость обеспечивает услугу присмотра за детьми. Так я могу посещать те места, куда Акселя взять невозможно. И надо признать, что порой мне просто нужен отпуск от исполнения роли матери.

В моем круге опорных лиц, пожалуй, нет таких людей, с кем бы совместная работа не складывалась. Большая помощь была и от семейного доктора Марека Аланурма. Основательный врач, к которому я испытываю большое доверие, и который еще до первой встречи с Акселем вошел в курс его истории болезни и диагноза. Одна мысль, что этот доктор может переехать куда-то в другое место, просто пугает.

Позитивное отношение к жизни и надежда на будущее

Я работаю учителем в маленьком классе основной школы Йыгева, преподаю эстонский язык. Работа дает мне очень много. Я могу забыть о своих печалях, делиться радостью, быть рядом с детьми, поддерживать их развитие.

Я считаю, что человек рождается, чтобы быть счастливым.

Нужно оставаться позитивным настолько, насколько это возможно, забывать плохое и подмечать хорошее. Именно так я научилась проживать качественную жизнь в ситуации, которая особенно к этому не располагает.

О будущем я тоже задумываюсь, поскольку Аксель через десять лет уже станет совершеннолетним, и этого времени отчаянно мало. Я готовлю себя к тому, что в один день мне придется отпустить его, что у Акселя будет свой дом, где он может жить свою взрослую жизнь. Найти место для жизни молодому человеку с нарушениями здоровья в Эстонии весьма проблематично. Единственное, на что надеюсь, что через десять лет ситуация с этим будет иная. Верю, что родители чувствовали бы себя намного увереннее, если бы рядом с их местом жительства были бы дома специального социального назначения с вакантными местами. В противном случае им остается надеяться лишь на удачу, такую, что сопровождала меня до последнего времени.

Продолжение читайте на следующей странице >>>

1/2
Оцените материал
5
1

Контент-маркетинг

Последние статьи

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом

Здоровье

Бульвар