Понедельник, 19 мая 2014 08:57

Бывший врач «скорой помощи» рассказала об ошибках коллег, реформах в медицине и о том, почему уезжают врачи 0

Бывший врач «скорой помощи» рассказала об ошибках коллег, реформах в медицине и о том, почему уезжают врачи ©Рисунок: Виталий Козерацкий.

В очередной рубрике «Личный опыт» в еженедельнике «МК-Эстония» бывший врач «скорой помощи» рассказала об ошибках коллег, реформах в медицине и о том, почему врачи уезжают из Эстонии.

Мне очень нравилось, что раньше врачи ездили на вызовы в белых халатах. Да, их нужно было порой по 3-4 раза за день менять. Потому что вот только что был вызов к перепившему человеку, там рвотные массы, а следующий вызов — к новорожденному. Приехал, быстро переоделся и поехал.

А сейчас — красные комбинезоны. Их так часто уже не поменяешь. И в одном и том же комбинезоне ты едешь и в подвал спасать бомжа или наркомана, и к маленькому ребенку с температурой, и к беременной женщине. А ведь врач белый халат не просто так надевал – это символ гигиены.

В «скорой» я проработала много лет. Бывало всякое, но, слава Богу, за все эти годы у меня не было ни одного случая, чтобы человек умер в моем присутствии. Всегда как-то удавалось оказать помощь и довезти до больницы живым. Обычно ведь, если человек живой, когда ты приехал, есть шансы, что все будет хорошо. Даже с оборудованием 1990-х можно было долго поддерживать жизнь больного, а уж сейчас — тем более.

Страховки нет? Не лечим!

Проблемные вызовы – наркоманы, алкоголики, бомжи. Но и тогда им помогали, и помогают сейчас. Все-таки какой-никакой, но это человек. Пусть даже опустившийся и за гранью.

Был период, когда у больного первым делом спрашивали наличие медицинской страховки. Представьте ситуацию: срочный вызов, счет идет на минуты. Мозг человека, если прекратилось сердцебиение, погибает через 4 минуты. А нам дается 5 минут на то, чтобы добраться. Иногда вообще 15.

И только мы приезжаем, я выскакиваю и бегу к больному. А впереди меня – медсестра с вопросом: «У вас есть страховка?»

И пока это все выясняется, уходит масса драгоценного времени. Я лично запрещала сестрам говорить о страховке до того, как мы окажем услугу пациенту и убедимся, что с ним все в порядке. К счастью, это просуществовало недолго.

Центр тревоги, конечно, помогает, отсеивает многие звонки. Но я убеждена, что время от момента, когда человек зовет на помощь, до того, как врач выезжает, должно быть сокращено до минимума. А сейчас вас 5 минут расспрашивают, что да как, и только потом решают, ехать или нет.

Понятное дело, выезд «скорой помощи» недешево обходится государству, но все же жизнь человека важнее денег. Бывает так, что родственник долго отвечает на несущественные вопросы диспетчера, а в соседней комнате умирает человек. От диспетчера, его компетентности и способности быстро понимать то, что говорят, зависит очень многое.

Больше всего обычно человеку нужна помощь в первые минуты, когда «скорая» еще едет. Я считаю, что нужно провести ликбез среди населения и научить людей оказывать первую помощь. А сейчас у многих не хватает ни знаний, ни смелости, ни навыков. Дай бог, чтобы вообще распознали, что человеку плохо, а не списали все на то, что пьяный или наркоман.

Вообще количество вызовов зависит от массы факторов. Больше во время полнолуния.

Особенно активизируются клиенты психдиспансера, к таким мы стараемся отправляться только в сопровождении полиции. Если его родственники при звонке в центр тревоги упомянули о том, что человек стоит на учете и буянит, то патруль посылают на место автоматически. Когда зарплату дают, тоже работы прибавляется. Иногда на все дежурство приходится всего несколько вызовов, а бывает, что и по 30 раз приходится выезжать.

Врачебные ошибки

Раньше, если врач допустил ошибку, его наказывали. Сейчас этого практически не делают. Максимум – могут лишить лицензии, на время или навсегда. Но обычно просто увольняют, а человек находит впоследствии работу в другом городе или другом регионе. Врачей катастрофически не хватает, поэтому в некоторых местах берут медперсонал, невзирая на его ошибки в прошлом.

А раньше на конференциях разбирали сложные случаи, на которых все врачи учились. Ведь если кто-то столкнулся с непростой ситуацией, надо о ней рассказать — вдруг у кого-нибудь из коллег будет подобный случай. А сейчас каждый врач - сам по себе. Хотя я считаю, что врач должен учиться не только на своих ошибках, но и на ошибках коллег.

У нас очень много совершается врачебных ошибок. Но зачастую о них не говорят. Только если человек умирает, и родственники начинают задавать вопросы, тогда начинают немного шевелиться.

И то все равно никого практически никогда не наказывают.

Был случай, когда человеку стало плохо — инфаркт. Вызвали «скорую», приехали муж-водитель с женой-врачом. Муж посмотрел и сказал, что тот мертв. Жена перепроверять не стала, доверяет ведь мужу, вызвали труповозку и уехали. А рядом ходила уборщица. Она, чтобы не было так страшно, накрыла лицо человека марлечкой. А тот взял и марлечку с лица смахнул!

Вызвали снова «скорую», забрали человека в больницу. Но он спустя три часа умер — слишком много времени было потеряно. Никого не наказали — что с водителя возьмешь? А не так давно был случай, когда медсестра «скорой» перепутала лекарство. Ее уволили, но она устроилась в неотложку где-то в другом уезде.

Сейчас у нас полная бесконтрольная власть врачей. Потому что наши врачи не свидетельствуют против своих коллег. Я считаю, что в Эстонии должна быть организация, которая способна была бы финансировать экспертов из-за рубежа, потому что комиссия при министерстве практически никогда не наказывает врачей и медиков в соответствии с размером ошибки. Председатель там — узкий специалист, у него зачастую не хватает знаний в разных областях. Зато — много коллег-друзей.

Вдобавок, врачи друг другу слишком сильно доверяют (многие — супруги, родственники или друзья). Не хотят брать на себя дополнительные обязанности и не контролируют, насколько коллеги правильно ставят диагнозы и лечат пациентов.

Многие врачи экономят деньги и не делают необходимых анализов, из-за этого умирают люди.

Деньги дороже жизни человека.

Раньше на станции «скорой помощи» были и свой невропатолог, и психиатр, и гинеколог, и кардиолог. Потом всех специалистов ликвидировали, остались врачи. А теперь и врачей ликвидируют, на вызовы порой выезжают некомпетентные люди. Такие вот реформы сейчас.

Врачи улетели

Платили раньше не очень много, бывало, что и 18 крон в час. И я при этом не собирала чемодан и не уезжала туда, где платят больше. Потому что понимала ситуацию в государстве и не собиралась бросать родину.

В 2006 году зарплата врача «скорой» в Таллинне была уже 75 крон в час. Сейчас при ставке в 7,5 евро в час средняя зарплата врачей на скорой - порядка 1200-1500 евро в месяц. Но врачам все равно мало.

И некоторые семейные врачи тоже две недели работают в Эстонии, а две недели — за границей. Отсюда и очереди, последствия которых приходится потом принимать на себя «скорой» и приемным отделениям больниц.

В связи с тем, что многие врачи уезжают, тем, что остаются, приходится работать на 1,5-2 ставки. Отсюда - усталось и невнимательность, когда ты постоянно бегаешь с дежурства на дежурство, а потом на несколько часов домой и снова на работу.

А ведь раньше врач, получив диплом, должен был отработать 3 года в том городе или стране. И только потом получал свободу выбора. Эстония тратит немалые средства на обучение врача и имеет право потребовать вернуть долг родине. А то получается, что Финляндия получает наших специалистов даром, а наши земляки медленно, но верно загибаются — от неверно поставленных в суматохе диагнозов, от неправильного лечения, от того, что просто не попасть к врачу.

Оцените материал
4.56
(9 голосов)

Добавить комментарий

За рубежом 17 ноября

В Перми 28-летний альфонс убил и сжег 70-летнюю любовницу

В Перми задержан 28-летний местный житель, который убил и сжег 70-летнюю бизнесвумен. На допросе мужчина сознался, что состоял со своей…
Новости ПБК 16 ноября

Новая партия стремительно набирает популярность

Результаты последнего опроса общественного мнения показывают, что в…
Новости ПБК 16 ноября

Улица Гонсиори открылась после ремонта

После капитального ремонта вновь открылась для движения транспорта…
События 16 ноября

Из-за стада коров прервано авиасообщение с островом Рухну

В среду из-за бродивших по посадочно-взлетной полосе на аэродроме…
Новости ПБК 16 ноября

Олимпийский комитет очень надеется привлечь в спорт максимальное…

Накануне состоялся девятый спортивный конгресс Эстонии, передают…

Партнеры