Вторник, 10 декабря 2019 09:03

В Кохтла-Ярве русско-эстонская семья отметила 60-летний юбилей0

В Кохтла-Ярве русско-эстонская семья отметила 60-летний юбилей

Эта история любви, может быть, и начиналась по меркам того времени несерьезно, но нет более железного аргумента в пользу прочности этого союза, чем количество прожитых вместе лет. Преодолев все препятствия, в том числе несогласие с их браком родных, вырастив сына и дочь и отметив в этом году 60 лет со дня свадьбы, эта семья доказала, что их встреча на танцах в далеком 1958 году была настоящим подарком судьбы. Героями рубрики «Драгоценные отношения» в этом номере стали Евгения Сергеевна и Уно Августович Оя.

В свои практически 83 года (прим.ред. – день рождения 26 декабря) Евгения Сергеевна полна сил и жизненной энергии. Она активно занимается общественной работой, организует занятия для пенсионеров и ходит на танцы. Сейчас уже ходит одна, потому что здоровье Уно Августовича не позволяет ему сопровождать супругу. Но когда-то именно на танцах эта пара и познакомилась – эстонский парень и приехавшая в Кохтла-Ярве по распределению русская девушка.

Второй брак навсегда

– Как вы познакомились?

Е.С.: – Я сама из России, родилась в Твери. Окончила в Ленинграде техникум, а в Кохтла-Ярве приехала по направлению в 1956 году отрабатывать три года. Семья моя осталась под Ленинградом, в Тосно.

С Уно мы работали на одном предприятии, но в разных цехах, тогда был такой сланцеперерабатывающий комбинат им. Ленина. И вот был у нас профилакторий «Онтика», куда нас возили после работы. Там кормили, развлекали. Была музыка, танцевали целый вечер, а утром ехали на работу… И там мы три недели или даже целый месяц отдыхали. Я познакомилась с Уно на танцах. Он очень хороший танцевальный партнер, а я была для него очень хорошей партнершей.

– А как завязались романтические отношения?

Е.С.: – На самом деле, я была тогда замужем. Приехала в Кохтла-Ярве, ходила в Дом культуры на танцы. Время тогда такое было – стиляги и прочее. На танцах я познакомилась с русским парнем. Я думаю, это была первая влюбленность. А потом его забрали в армию. Я поехала на присягу, и мы там зарегистрировались, была совершена глупость. Мне был 21 год. А он три года служил… И тут я встретила Уно, не дождалась.

– Когда с Уно поженились?

Е.С.: – Вскоре. Я замужем, с Уно мы живем, у меня уже сын под сердцем… что делать? На присягу приехала – зарегистрировались, а потом приехала за разводом. Надо было узаконить наши с Уно отношения, сына родить в браке. Вот так в 1959 году мы и поженились.

– Свадьбу сыграли?

Е.С.: – Конечно, было не до свадьбы – я беременна, ни кола, ни двора. У нас была маленькая комнатка вместе с подружкой, с которой мы вместе учились и вместе приехали сюда. Она потом вышла замуж и уехала к мужу в Россию, а мы с Уно остались в этой маленькой 12-метровой комнатке. В ней казенная кровать с пружинами, стол. Но мы были рады тому, что встретились, что у нас будет ребенок, что мы любим друг друга.

Это было время, когда квартир не давали. Или общежитие, или в коммуналке, где все молодые, комнаты давали. Так мы и начали свою жизнь. Там у нас родился сын. Потом в этой квартире нам дали вторую комнату. А затем мы отдали две отдельные комнаты, большую и маленькую, и нам дали хрущевку. Мы были так рады, что у нас отдельная квартира! И я уже была беременна дочкой, когда мы туда переехали. 11 лет мы прожили в хрущевке, а потом нам дали квартиру на расширение, в которой мы живем и по сей день. Но всей семьей мы в ней, можно сказать, и не жили. Сына взяли в армию, дочка потом поступила в университет, а мы так и остались вдвоем в этой квартире. Сейчас у нас двое взрослых детей и четверо уже тоже взрослых внуков.

Мама поддержала

– Чем Уно вас покорил?

Е.С.: – Мне было интересно, что он эстонец. Он так красиво ухаживал! Я ничего подобного в России не видела. Это был конфетно-букетный период: он всегда мне приносил цветы, конфеты, оказывал знаки внимания. И все так закрутилось-завертелось…

У нас была общая цель – мы работали, все приобретали, все было нам нужно. Сначала одну комнатку обустраивали, потом было интересно две комнаты обставить, потом квартиру… Работали посменно, никто нам не помогал. Иногда мама моя приезжала. А тогда ведь не было такого декрета, как сейчас, три года. Было два месяца до родов и два месяца после родов, а в ясли детей было не устроить. И вот мама приезжала, помогала мне нянчить и того, и другого ребенка. А мы пахали по сменам. Но ничего, все устраивало.

– Влюбились с первого взгляда?

Е.С.: – Нас объединил танец, мы танцевали всю жизнь после этого. Все время ходили на танцы в Дом культуры, потом на вечера для пенсионеров, ни один вечер не пропускали – всюду танцевали.

– Как родители отнеслись к вашему браку?

Е.С.: – Когда мы поженились, его семья была против – почему русская. Они хотели, видимо, эстонку. Уно парень видный был, девушки у него были всякие, а тут он выбрал меня. Единственная, кто меня поддерживал, это его мама. Когда нам надо было узаконить отношения, Уно пошел к маме и стал спрашивать совета. И она сказала: «Делай так, как сердце подскажет. Если я скажу «нет», ты ее потеряешь, а потом будешь жалеть и винить в этом меня. Поэтому поступай, как велит сердце». Мы так и сделали – наши сердца велели нам соединиться, и мы соединились.

А вот его сестра была страшно против нашего союза. Она знала, что я замужем, не верила, что я останусь с ним. Сестра такой человек, она думала, что скажет «нет», и мы ее послушаем. Но мы не бросали друг друга. У нас была крепкая связь, любовь.

У.А.: – Я жил в Кохтла-Нымме с отцом, сестра жила в Кохтла-Ярве с матерью, мы не сильно общались, и мы очень разные. Когда я начал здесь работать, тогда стали больше общаться. Но сестра – острый на язык человек.

– Как потом наладилось общение в семье?

Е.С.: – Потом мама Уно заболела, у нее был рак груди, ее положили в Таллинн, провели операцию. И вот его сестра пришла к нам, сказала, что с мамой плохо, надо ехать в Таллинн. После этого мы стали общаться. Они признали меня, увидели, что у нас все хорошо складывается, поняли, что нас не разлучить.

А сейчас лучшего друга нет, чем его сестра! Интересы стали общие, дети между собой дружат, все родные теперь. Единственное, что они все время заставляли меня говорить по-эстонски, учить язык. А в то время такой необходимости не было, все было на русском. Даже когда я уходила на пенсию, эстонский мне не нужен был. Если бы были такие жесткие условия, как сейчас, конечно, язык мы знали бы.

Сейчас правильно делают, но это надо было делать раньше. Сегодня и гимназию ребята не могут закончить, и работу получить из-за того, что языка не знают. Но кто хотел выучить, те выучили. У нас и дети, и внуки говорят как по-эстонски, так и по-английски. Сын у меня заканчивал русскую школу, а дочка эстонскую. Когда сын пошел в русскую школу, эстонская родня была недовольна. Говорили, что надо было отдать в эстонскую. Я тогда сказала, что дочка будет – все права вам.

– Кто у вас в семье главный?

Е.С.: – Я. Ну как главный? Все у меня в руках. Деньги у меня в руках, расчеты, платежи я делаю сама, планирую. Всю жизнь так было.

В отпуск по отдельности

– Разница в темпераменте ощущается? Считается, что эстонцы более спокойные, чем русские.

Е.С.: – Конечно, ощущается. Если бы у него был характер жестче, он бы меня подавлял. Но мы всегда могли договориться. На протяжении всей жизни мы притирались друг к другу. Где-то надо промолчать, где-то – уступить, а где-то – поругаться. Мы никогда в жизни не расходились. Мы можем молчать: рассердилась я, молчу, и он молчит. Но заговорит он первым. А потом уже и забудешь, из-за чего все началось. Никогда не было, чтобы обижали друг друга сильно.

– Какие-то серьезные конфликты были?

Е.С.: – А какие у нас могли быть конфликты? По-моему, никогда не было. Он занимался футболом, у них были тренировочные лагеря, они уезжали на сборы. А у меня двое маленьких детей. Конечно, на мне была большая нагрузка, чем на нем. Но я не обижалась, я сама свою судьбу выбрала. Я не могла ему сказать: «Кончай там футболить, сиди дома с ребятами». Но и, однако же, он сидел! Когда я уходила в свою смену на работу, он оставался с детьми. И полы мыл, и готовил, и кормил их. И отдыхали мы точно так же.

Однажды мы съездили вместе в Ленинград к моей маме. Мы там ругались постоянно! Ему хотелось идти в одни места, мне в другие, и мы постоянно спорили. Проругались целый месяц и решили, что больше вместе никуда отдыхать не поедем.

– И вы всегда проводили отпуск порознь?

Е.С.: – Да, всю жизнь. Могли приехать и рассказать, как хорошо там время проводили. Мы не сердились друг на друга никогда. Иногда он мог найти письма от моих поклонников, но что бы там ни было, семья на первом месте.

– И вы спокойно относились к тому, если вдруг у вашего супруга приключился курортный роман?

Е.С.: – А как иначе? Мы все были молодые, красивые, погулять хотелось. На танцы придешь – тебя приглашают, провожают. Жизнь прошла, и очень хорошо прошла. Так же и у него. Можно сказать, у нас были свободные отношения. Мы никогда не упрекали друг друга ни в чем.

– И ревности никогда не было?

Е.С.: – Может быть, он ревновал, и я ревновала, но сцен ревности никогда не устраивали. В любом случае, мы всегда были вместе, все делали для семьи. Поэтому и прожили 60 лет. Мы никогда не расходились с ним. А сейчас жизнь прожита.

– Как же вам удалось остаться вместе, если были поклонники?

Е.С.: – А как я могла найти кого-то другого? Значит, я должна была найти кого-то лучше, чем он. Но нет никого лучше, чем Уно. Он был и остается для меня лучшим мужем.

Я занимаюсь общественной работой, у меня группа 50 человек, и мы два-три раза в месяц встречаемся, ходим в театры, на концерты, экскурсии. Для нас это вторая жизнь, я не сижу дома. Муж сейчас со мной не ходит. До 80 лет мы танцевали вместе, хватит уже. А сейчас меня может и проводить кто-то из группы, не вижу в этом ничего страшного.

– Что такое любовь?

Е.С.: – Любовь – это большой синтез таких чувств, как симпатия, сексуальное влечение, понимание и терпение. Есть привязанность друг к другу и обязанность хранить семейный очаг, любить детей и быть преданной семье. Вот это и есть любовь, это и есть жизнь.

Оцените материал
4.67
(9 голосов)

Добавить комментарий

Рейтинг:
5.00
Здоровье06 июля

Диетологи раскритиковали методику экстремального похудения Максима Фадеева

Максим Фадеев, кажется, попрал все классические методики диетологии. 52-летний музыкальный продюсер открыл секрет своего феноменального…
Рейтинг:
3.00

Экспертиза: выбираем грузинский лаваш

Шашлычный сезон после Иванова дня не заканчивается, а значит, не…
Бульвар04 июля

"Машину Ефремова надо охранять": невероятные уловки адвокатов1

Еще одну версию возможного отказа актера Михаила Ефремова признавать…
События04 июля

В Таллинне будут бороться с борщевиком

В Таллиннском районе Нымме было обнаружено несколько плантаций…

Езда на мотоцикле: что учитывать при выборе экипировки?

Весной на дорогах появляются и те транспортные средства, которые при…