Пятница, 22 июня 2018 09:13

Ставшая инвалидом женщина рассказывает, как можно добиваться положенного 2

Татьяна Филиппова два с половиной года назад пошла к зубному, а вскоре стала инвалидом. Она убеждена: ей занесли инфекцию, начался абсцесс (воспаление ткани). Три месяца Татьяна провела в больнице – двигалась только голова. Теперь она инвалид, передвигается на коляске, ей нужна круглосуточная помощь. И действительно, констатирует она, зачастую ее просто не получить. Тем не менее, из ее опыта следует, что если подходить к делу грамотно, то можно добиться многого.

«Это страшно, когда ты обеспеченный и самостоятельный человек, а потом становишься совершенно беспомощным инвалидом, – говорит Татьяна. – У меня было все – хорошая работа, семья, приличный доход. Но из-за ошибки стоматолога я чуть не потеряла все. После визита к врачу у меня началось воспаление, начался абсцесс.  Но ничего доказать мне не удалось – не нашлось врачей, которые бы согласились свидетельствовать против него в суде».

К тому же у Татьяны тогда были дела поважнее. Когда она очнулась, у нее двигалась только шея. Все остальное было парализовано.

Нужно искать лучшее

«Меня к тому времени все буквально уже похоронили, – говорит она. – Все вещи дома уже были запакованы в черные мешки, стояли мои фотографии в траурных рамочках, уже бульон с пирожками на поминки заказали… Не дождетесь!»

Это упрямство и живучесть сыграли и впоследствии важную роль. Татьяна постепенно заставляла свое тело работать. Хотела есть, но помощница была занята – она сама дотянулась левой рукой до лежащего неподалеку бутерброда и кое-как взяла его.

Сейчас она отмечает, что у нее работают «полторы руки». Ноги – до сих пор нет.  Передвигается она на коляске, и чтобы туда пересесть, ей нужна сильная помощница рядом.

«И возникает проблема: муж с 8 до 18 на работе, – констатирует Татьяна. – Соцотдел прислать мне помощника на полный рабочий день не может.  Выручают подруги, которые по очереди сидят со мной или сопровождают по делам».

Соцотдел, по ее словам, долгое время вообще отказывался как-то помогать.

«Сколько ни ходила, ни просила – бесполезно. Ни деньгами, ни помощницей, – возмущается она. – Они предложили мне только услуги на платной основе. Тогда я поехала на коляске на Эндла в Департамент социального страхования, и чиновники зашевелились. Домой ко мне прислали уборщицу, предложили услуги сестринского ухода на дому».

Правда, добавляет она, уборщица мыла полы хуже, чем ее девятилетний сын. Поэтому Татьяна от этой услуги отказалась.

С сестринским уходом тоже поначалу не сложилось.

«У меня пролежни, – констатирует она. – Нужно делать перевязки каждый день. Но качество услуг медсестер, приходящих на дом, зачастую оставляет желать лучшего. Кто-то чистит раны недостаточно хорошо. Кто-то вообще советует мазать их кокосовым маслом! Кто-то отказывается из-за моего порою плохого настроения – когда жарко и душно, и это все болит, я могу начать выражать свое возмущение».

Она выяснила для себя, что медсестры, оказывается, в любой момент могут отказаться от пациента. И как тот будет дальше справляться, по ее словам, их не волнует. 

«Да, у меня порой плохой характер, я ворчу, – констатирует Татьяна. – И когда первая фирма от меня отказалась, я даже не знала, что делать. Пошла к семейному, плакала у нее и просила, та нашла мне другую фирму».

Теперь Татьяна знает, что инвалидам нужно особенно настойчиво искать возможности и требовать, а если что-то не устраивает, подыскивать лучший вариант. 

Во второй фирме тоже, по ее словам, начали диктовать свои условия. Она от них отказалась, и сейчас пользуется третьей уже по счету фирмой сестринского ухода на дому. Очень довольна.

«Те сказали, что можно быть и с плохим настроением, – передает женщина. – Главное – не бить их и не бросать в них ничем. А остальное они переживут.  Они понимают, что людям больно, и относятся к этому терпимо».

Настаивать и добиваться

Еще один яркий пример настойчивости Татьяны – та буквально «выбила» себе другую квартиру. Дело в том, что несколько лет назад им дали с ребенком муниципальное жилье – как молодой семье. До этого Татьяна с малышом жили на улице Татари как вынужденные квартиросъемщики. Спустя много лет судов хозяин выселил их всех на улицу. Они перебрались в социальный дом на Туулемаа, а потом им дали двухкомнатную квартиру на Раадику.

«Теперь же возникла проблема: я на коляске, а в высотке, в которой я живу, очень крутые лестницы, – описывает ситуацию она. – Пандусов нет.  Только рельсы. Но поднять меня по ним может только муж или другой сильный мужчина. Сама я заехать не в состоянии».

Долгое время помогали водители фирмы Termak, которая занимается оказанием услуг инватакси.

«Но потом они стали требовать за это деньги – 5 евро за один подъем, – возмущается Татьяна. – Хотя у них на сайте написано, что плату берут только со второго этажа. Мне на второй не надо, достаточно первого – там есть лифт, доеду. Да и сама поездка обычно стоит 4 евро, а тут только за то, чтобы воспользоваться выделенной тебе государством услугой нужно заплатить 5 евро. А недавно и вовсе отказались: оставили меня возле подъезда, и делай, что хочешь!»

Только после того, как она позвонила в полицию, спасателям, в соцотдел, ей прислали вторую машину, и Татьяну все же до подъезда подняли.

Она разговаривала на эту тему и с управляющим домов на Раадику – тот сказал, что из-за нее одной никто пандусы устанавливать не будет. 

«Тогда я пошла в соцотдел. Мне там сказали, что посмотрят.  Дело было до выборов. После выборов выяснилось, что и они ничем помочь не могут, – рассказывает Татьяна. – Тогда я написала заявление, чтобы мне дали другую муниципальную квартиру – этажом пониже и в другом доме, чтобы я могла хоть как-то передвигаться самостоятельно».

Татьяна хотела на Меэлику, но там большая очередь, и свободных квартир не было. Потом ей предложили в Копли – но переезд в другой район она посчитала нецелесообразным: нужно менять тогда семейного, переводить ребенка в другую школу и многое другое.

«Тогда я сняла фильм о своей жизни, – рассказывает Татьяна. – О трудностях и заботах, с которыми сталкиваюсь. И спустя какое-то время предложили квартиру на Раадику в другом доме, где более удобные лестницы, и на первом этаже».

Она очень рада, что скоро переедет.  Но в то же время считает, что в муниципальных домах на Раадику могло бы быть больше удобств для инвалидов-колясочников.

«Вот на Меэлику все хорошо, а на Раадику почему-то условий для инвалидов нет», – недоумевает женщина.

Например, добрые люди переводят ей через организацию Loоtus Sinuga деньги на физиотерапию. Но из-за отсутствия пандусов она может выйти из дома на улицу только по выходным, когда муж не работает.  Или по вечерам, после 18 часов.

«Мне сейчас очень нужны помощники-волонтеры, – говорит Татьяна. – Подружки на лето разъезжаются, и помочь мне днем уже практически некому».

Не сдаваться и найти выход

Возникает целый ряд и дополнительных проблем: помимо того, что ей не сходить на занятия по физиотерапии, ей и не выйти на работу. Она нашла место администратора в одном хостеле. Но даже туда ей самостоятельно не добраться – нужно, чтобы ее сопровождал сильный человек, который поможет ей спуститься и подняться.

«Так что даже если инвалиду и удается найти работу – хотя это сложно, и многие не хотят нас брать – он сам до нее добраться не сможет,

– констатирует Татьяна. – Да и во многих местах не оборудовано и не обустроено. На самом деле есть нормальные работодатели, которые не боятся инвалидов-колясочников. И если ты работаешь администратором, то сидишь за столом, и видно только твою верхнюю часть тела. Но предрассудков по отношению к нам много».

Еще один аспект: выделяемые на транспорт деньги. Она посчитала, что тех средств, которые ей выделяет на месяц соц-отдел, хватает ровно на четыре поездки из Ласнамяэ в центр города до места работы и обратно. Пятая – уже за свои деньги. И деньги немалые.

«Я как-то попросила Termak отвезти меня из Кадриорга в Ласнамяэ, – приводит она пример. – За это взяли 20 евро. Если бы я была не на коляске, то за эти деньги можно было бы доехать из Ласнамяэ в конец Ыйсмяэ!»

А инвалидам, подчеркивает она, нужно больше поездок – и в соцотдел, и на терапию, и в больницу иногда. Ее возмущает и то, что если вдруг из-за болезни или плохого самочувствия выделенные на инватранспорт деньги остаются неиспользованными, то они не переходят на следующий месяц, а остаются фирме.

Проблему пытаются решить

Руководитель фирмы Теrмаk Тийт Пярн отмечает, что проблема с Татьяной длится уже год.

«В том доме, где она живет, – крайне опасная лестница, – констатирует он. – Когда мне стали говорить о проблеме, я сам поехал туда на место и попробовал ее поднять на коляске. Это очень сложно. У нее есть сопровождающий, но один человек точно не может это сделать. Там просто невозможные и очень опасные лестницы! Да и согласно Закону о трудовом договоре, наши водители не могут переносить такие нагрузки».

После обсуждения проблемы с соцотделом было решено каждый раз, когда Татьяна заказывает такси, высылать две машины.

Чтобы второй водитель помогал ее поднять или спустить. Татьяна при этом будет платить, как обычно, а расходы на вторую машину будет покрывать соцотдел.

«Пока она не переедет в другой дом, будем делать так», – говорит Пярн.

Насчет малого количества поездок: если их не хватает, то он советует позвонить Тийне Тийк, которая курирует эту сферу, и она выделит дополнительные деньги на транспорт. 

Тийт Пярн отмечает, что пока в Таллинне перевозкой людей с тяжким недугом занимаются только они. В следующем году снова будет конкурс, возможно, победит другая фирма. Инвалидов также возит Tulika Takso, но только тех, кто может сам передвигаться, сесть в такси и сказать, куда ехать. Счет для инвалидов у Tulika на 20% меньше обычного. Колясочников же и людей с серьезным недугом возит в Таллинне только Termak.

Вице-мэр столицы Тынис Мельдер отмечает, что всесторонняя помощь людям с особыми потребностями в Таллинне стоит на важном месте, и в этом году они активно развивали услуги социального транспорта.

«На основании карты такси получасовая поездка стоит 21 евро, часовая – 26,5 евро. Человек платит за свою часть водителю. Тот не кладет деньги в карман, – заверяет вице-мэр. – А все суммирует и потом составляет отчет.  И город финансирует только те услуги, которые были в действительности оказаны – если деньги не были использованы, то эта сумма фирме не остается».

Он также говорит, что в курсе проблемы с муниципальными домами на Раадику, и заверяет, что мэрия работает над тем, чтобы исправить ситуацию, поэтому и предложили Татьяне другую квартиру.

Оцените материал
3.78
(9 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

События 16 июля

Торфяник Аллику в Ярваском уезде в понедельник охватил крупномасштабный пожар

Торфяник Аллику в Ярваском уезде в понедельник днем охватил крупномасштабный пожар, к вечеру возгорание охватило почти два десятка гектаров.
Рейтинг:
5.00

В мобильный банк Swedbank больше нельзя входить с карточкой паролей

Мобильное приложение Swedbank с понедельника 16 июля доступно только со Smart-ID, Mobiil-ID, и PIN-калькулятора, с карточкой паролей больше…

Volkswagen показал видеотизер нового кроссовера T-Cross (+видео)

Компания Volkswagen поделилась первым видеороликом о своем новом…
Рейтинг:
5.00
Здоровье 14 июля

Назван самый полезный для зрения фрукт

Люди, съедающие хотя бы по одному апельсину в день, реже страдают от…
Рейтинг:
5.00
Здоровье 14 июля

Именно эти болезни матери чаще всего передается дочери

Порой достаточно точные прогнозы о здоровье человека можно сделать на…
Бульвар 14 июля

Оцени! 47-летняя певица Наталья Сенчукова похвасталась фигурой в…

Певица Наталья Сенчукова, которой в этом году исполнится 48 лет,…

Партнеры