Среда, 19 августа 2020 14:28

Ровно 40 лет назад Таллинн вошел в историю как олимпийский город0

Ровно 40 лет назад Таллинн вошел в историю как олимпийский город

С 20 по 30 июля 1980 года в Таллинне проходила парусная регата XХII Олимпийских игр – лучшая в истории по уровню организации, для которой был построен лучший в мире Парусный центр, как утверждали руководители Международного союза парусного спорта и МОК.

Проиграв Монреалю борьбу за ОИ‑1976, Москва 14 сентября 1971 года вновь подала заявку на проведение следующей Олимпиады. Что касается парусной регаты, то не Москва предложила Таллинну провести ее в случае успеха своей заявки. Таллинн сам чрезвычайно этого хотел, поэтому уже 24 сентября горисполком принял решение «ходатайствовать о проведении парусной регаты XXII Олимпийских игр в городе Таллинне». Сразу, видимо, сообразив, какие захватывающие перспективы, помимо чести стать олимпийской столицей, могут открыться перед городом.

«Эстонцы вывернутся наизнанку»

Были, однако, и другие претенденты на Балтийском и Черном морях. По идее, у Таллинна изначально было преимущество. Во-первых, парусный спорт в республике популярен: сотни любителей занимались яхтингом. Во-вторых, немалый организационный опыт: с конца 1940-х годов здесь проводились чемпионаты СССР, ежегодные Балтийские регаты (с 1958 года – международные), другие крупные соревнования. В-третьих, Таллиннский залив считается благоприятным для парусных состязаний по всем параметрам: преобладающие сила и направление ветров, глубина акватории, соленость воды, влажность воздуха.

Однако решающим обстоятельством в пользу Таллинна было не это: город при поддержке республиканских властей незамедлительно стал готовиться, словно и мысли не допуская, что олимпийская регата в 1980 году может пройти в другом месте. В то время как конкуренты ждали, когда решится судьба московской заявки. Оставался еще год до сессии МОК, на которой предстояло выбрать столицу XXII Олимпийских игр, а в эстонских газетах уже появились заголовки «Таллинн‑1980».

В начале мая 1974 года, за полгода до судьбоносной сессии МОК в Вене, в Таллинне побывал председатель Комитета по физкультуре и спорту Совмина СССР Сергей Павлов. Убедившись, что здесь на деле готовятся достойно провести олимпийскую регату, он, вернувшись в Москву, сказал: «Эстонцы наизнанку вывернутся, но сделают все в лучшем виде, пока остальные ждут команду сверху».

В следующий раз Сергей Павлович приедет в Таллинн на открытие Парусного центра и убедится, что оказался прав.

За работу, товарищи!

В общем, когда 23 октября 1974 года Москва действительно получила право принять ОИ‑1980, уже было ясно, что парусная часть программы пройдет в Таллинне.

Главный инициатор приглашения регаты в столицу Эстонии, председатель горисполкома Ивар Каллион, присутствовавший на судьбоносной сессии МОК, вернувшись, сказал: «Выражаясь спортивным языком, в Вене был только промежуточный финиш». Словом – за работу, товарищи!

Впрочем, она и так шла полным ходом. Так, еще декабре 1973 года был завершен конкурс проектов Парусного центра в Пирита. Яхт-клуб, построенный в 1955 году, к этому времени устарел, и новый комплекс надо было строить в любом случае. Но конкурс проводился опять-таки с олимпийским прицелом. К примеру, гостиницу в составе будущего комплекса уже называли олимпийской деревней.

Жюри оценило двенадцать проектов, исходя из основного условия: проект должен предусматривать не просто строительство спортивного объекта, но и развитие всей этой части Пирита. Первое место было присуждено работе под кодовым словом «Onu» («Дядя»). Оказалось, что за ним скрывается целых пять молодых «дядей» и одна тетя: коллектив недавних выпускников Таллиннского художественного института, который возглавлял 32-летний Аво-Химм Лоовеэр. Впоследствии эту команду пополнили опытные архитекторы и инженеры, а также на этапе детального проектирования привлекались коллеги из Москвы, Риги и Вильнюса. Были внесены кое-какие дополнения, но в основе осталась конкурсная работа молодых специалистов.

Строительство началось в феврале 1976 года.

Практически все постройки на месте будущего комплекса были снесены. В том числе спортсудоверфь, новую построили в Копли.

Президент Международного союза парусного спорта (IYRU) итальянец Беппе Кроче, с самого начала внимательно следивший за ходом подготовки олимпийской регаты, 6 мая 1976 года лично заложил на стройплощадке символический краеугольный камень.

Благодаря открывшимся возможностям, были возведены и другие сооружения, за короткий срок изменившие облик города: аэропорт, Дворец культуры и спорта (который сразу стали называть просто Горхоллом), 314-метровая телебашня, самая высокая в Прибалтике, 28-этажная гостиница «Олимпия», Главпочтамт и т. д. Польские мастера отреставрировали сотни зданий в Старом городе.

«Москву мы доили по максимуму и практически ни в чем не знали отказа», – рассказывал мне тогдашний главный архитектор Таллинна Дмитрий Брунс, координировавший олимпийское строительство. Дмитрий Владимирович, всегда отличавшийся стройной фигурой, признался, что в тот период потерял 8 кг.

Была обновлена и расширена приморская магистраль Пирита теэ. «Заодно удалось увеличить площадь земной поверхности Эстонии», – с улыбкой заметил Брунс. Море на протяжении нескольких километров было на 52 метра почти задаром засыпано камнями, которые возили из Ласнамяэ, где как раз в это время прорубали сквозь плитняковое плато Октябрьский проспект (Лаагна теэ). Менее известен еще один колоссальный проект, осуществленный в те же годы. До этого спускаемые в канализацию отходы выливались в море в черте города в тридцати четырех местах. Вместо них сделан один выпуск в море, в 2,6 км от берега, при этом отходы стали подвергать тройной очистке – механической, химической и биологической. Учитывая, что соревноваться олимпийцам предстояло в Таллиннском заливе, этот проект тоже можно было считать олимпийским.

Жемчужина Балтийского моря

Конечно, требовались в большом количестве рабочие руки. Использовались все внутренние резервы, людей зазывали со всего Союза. Военных строителей, заканчивавших службу в Эстонии, уговаривали остаться, чтобы строить олимпийские объекты. Впрочем, любой при желании мог внести свой вклад в общее дело. Таллиннский горсовет 15 октября 1976 года издал «Обращение ко всем таллиннцам, патриотам своего родного города», в котором призвал жителей города «достойно встретить всех, кто приедет к нам с добрыми намерениями и дружеским расположением».

Указав, что подготовка города к олимпийской регате – это, в первую очередь, осуществление большой программы строительных работ, госсовет призвал «всех таллиннцев к участию в субботниках и воскресниках, чтобы ускорить строительство объектов, необходимых для проведения регаты». Призыв был услышан. Впрочем, первый субботник состоялся еще до этого обращения – 18 сентября.

Таким образом, подготовка к олимпийской регате касалась всех – от руководителя Оргкомитета по проведению олимпийской регаты, первого заместителя председателя Совета Министров ЭССР Арнольда Грена, до простых неравнодушных граждан.

Все получилось. Когда Парусный центр был построен, его сразу назвали «жемчужиной Балтийского моря». Но, конечно, не только за внешний вид президент и генеральный секретарь IYRU Беппе Кроче и Найджел Хакинг назвали этот компактный, удобный, продуманный до мелочей и оснащенный самым современным оборудованием парусный комплекс лучшим в мире.

Хозяевам олимпийской регаты надо было решить еще одну очень ответственную задачу – согласно существующей с 1956 года традиции обеспечить яхтами участников олимпийской регаты в классе «Финн» (распределяются по жребию).

И здесь справились: изготовленные на Таллиннской экспериментальной верфи спортсудостроения «Финны» удостоились самых высоких оценок яхтсменов и специалистов.

Вигри и Мишка

Открытие Олимпийских игр в Москве состоялось 19 июля. В тот же день, в 9.30, в спецвагоне поезда «Эстония» из Москвы в Таллинн прибыл олимпийский огонь. По живому коридору, образованному, несмотря на дождь, жителями города, в сопровождении 22 бегунов огонь был доставлен на Ратушную площадь. Там же, в древней Ратуше, олимпийский огонь находился всю ночь, а на следующий день эстафетой был доставлен в Парусный центр.

В Таллинне все было, как в Москве, пусть и не так масштабно: парад участников, внесение и подъем олимпийского флага, зажжение в чаше олимпийского огня.

В 16.22 это сделал десятиклассник из Хаапсалу Вайко Вооремаа, двукратный чемпион мира среди юниоров по буерному спорту. На этом его участие в олимпийской регате не закончилось. Отец Вайко, известный буерист, заслуженный мастер спорта Эндель Вооремаа исполнял обязанности мерителя на одной из дистанций, а сын ему помогал.

«Таллинн не жаждет славы, мы просто надеемся, что эти дни войдут в историю парусного спорта», – сказал председатель таллиннского оргкомитета Арнольд Грен перед тем, как официально объявить олимпийскую регату открытой.

Творческая часть церемонии открытия была очень красивой. Эстонская национальная хореография гармонично сочеталась с морской тематикой. Особенно трогательно сошлись и подружились в танце два олимпийских талисмана – таллиннский тюлененок Вигри и московский медвежонок Мишка.

Действительно, это был необыкновенный июль. Не только Олимпиадой жил Таллинн. За две недели до открытия регаты в эстонской столице состоялось еще одно масштабное событие – XIX Певческий праздник, собравший почти 29 000 участников. Здесь тоже не обошлось без влияния олимпийской регаты. На концерте дружбы народов, предварявшем основную программу праздника, большой хор исполнил кантату эстонского композитора Эстер Мяги «Городу моря», а также была показана хореографическая композиция «Море».

Следом должен был пройти и ХII Праздник танца, но решили, что это будет уже перебор, перенесли его на следующий год. Однако отдельные танцевальные коллективы участвовали в обширной культурной программе олимпийской регаты – на Певческом поле, украшенном эмблемой Московской олимпиады.

Лучшая в истории

Инициированный американцами бойкот московских Игр, конечно, отразился на составе участников олимпийской регаты: в Таллинне за шесть комплектов наград боролись 154 яхтсмена из 23 стран. Состоявшаяся годом ранее Балтийская регата была куда более представительной. Но если обычная регата интересует сравнительно небольшой круг любителей, то олимпийская привлекла внимание и людей, далеких от этого вида спорта. Прежде всего, конечно, самой атмосферой происходящего.

Трибуны на 5000 мест были заполнены не только во время церемонии открытия и закрытия, но и в обычные дни регаты. Яхтсмены соревновались в нескольких сотнях метров от трибун, но ход гонок отражался на огромном табло напротив. Желающие могли наблюдать за соревнованиями и с более близкого расстояния на прогулочных катерах.

Болели за своих. Больше всех золотых медалей из Таллинна увезли бразильцы – две. На счету сборной СССР одна победа. В Таллинне трехкратным олимпийским чемпионом стал Валентин Манкин. Причем все три победы у него были в разных классах. На этот раз со шкотовым Александром Музыченко выдающийся советский яхтсмен победил в «Звездном». Высокие места в других классах (кроме «470») – второе, третье, четвертое и пятое – позволили сборной СССР занять неофициальное первое командное место. Чего от яхтсменов и главного тренера Олега Ильина и требовало начальство.

Из местных яхтсменов наибольший успех выпал на долю Николая Полякова. В экипаже с братьями Борисом и Александром Будниковыми он стал серебряным призером в классе «Солинг». Уступили лишь действующим олимпийским чемпионам – датскому экипажу во главе с Поулем Енсеном. Хотя в июне на чемпионате Европы в Хельсинки наш экипаж обыграл грозных датчан, став чемпионом континента. Так что все было возможно и в Таллинне…

(Кстати, личным примером доказывая, что парусу все возрасты покорны, 69-летний Николай Алексеевич и сегодня участвует и побеждает в соревнованиях.)

На церемонию закрытия олимпийской регаты, состоявшуюся 30 июля, в Таллинн приехали аж 18 членов МОК, в том числе президент лорд Килланин. Прибыл и председатель Оргкомитета «Олимпиада‑1980» Игнатий Новиков, заместитель председателя Совмина СССР.

«С грустью я объявляю о закрытии парусной регаты XXII Олимпийских игр», – сказал лорд Килланин, оставлявший свой пост сразу после Олимпиады. Его преемник Хуан Антонио Самаранч тоже в этот день был в Таллинне.

«Это была лучшая олимпийская регата в истории», – добавил лорд Килланин, ссылаясь на мнение президента IYRU Беппе Роче, для которого это была уже девятая олимпийская регата. Сначала он участвовал в них как яхтсмен, потом как спортивный функционер. «Все то, что и как было сделано в Таллинне, превзойти будет очень трудно», – сказал итальянец.

В 13.05 в чаше погас горевший десять дней олимпийский огонь. В эту минуту Таллинн навсегда вошел в историю как олимпийский город.

А продолжать ее – этим детям, подумалось всем, когда в гавани вдруг появились десятки ребятишек, ловко лавирующие на маленьких яхтах с символическим названием «Оптимист»…


  На сайте материал публикуется в сокращенном виде. Статья целиком опубликована только в печатной версии газеты.

Подписку на газету можно оформить здесь.


Оцените материал
5
(4 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Рейтинг:
5.00
События27 января

Статья журналиста "МК-Эстонии" претендует на лучший материал года

Жюри Союза медиаорганизаций Эстонии выбрало номинантов в категориях «лучший материал» и «лучшее мнение» за 2020-й год. Имена победителей…
События27 января

Департамент здоровья: все больше школьных очагов заражения

Советник отдела борьбы с эпидемиями департамента здоровья Ирина Донченко отметила на пресс-конференции Таллиннской горуправы в среду, что в…
Рейтинг:
5.00
Здоровье26 января

Доктор Елена Розинько: я призываю своих близких пройти вакцинацию

Если человек точно не знает, как работают вирусология, фармакология…
Рейтинг:
5.00
Потребитель26 января

Apple предупредила об опасности iPhone 12 и аксессуаров MagSafe

Устройства содержат магниты, на которые могут реагировать датчики…
Бульвар26 января

Фанаты разочаровались в «постаревшей» Барановской

Телеведущая Юлия Барановская любит эксперименты с имиджем и не боится…
События26 января

Прогноз: в этом году ВВП Эстонии увеличится на 3,3%

Согласно прогнозу SEB, в этом году ВВП Эстонии увеличится на 3,3%…