Четверг, 13 июня 2024 09:36

Почему закрывают газеты на русском языке в Эстонии? - три основные причины

Любимая газета: в Эстонии не удалось то, что получилось в Латвии: там русские ресурсы были успешнее и живут дольше. Любимая газета: в Эстонии не удалось то, что получилось в Латвии: там русские ресурсы были успешнее и живут дольше. ©Фото: Freepik.com

31 мая вышел в печать последний номер таллиннской газеты «Столица». Вместе с читателями и с работниками некогда популярнейших изданий мы вспоминаем другие любимые газеты недалекого прошлого.

 

«Вести дня»

Общая информация: ежедневная общественно-политическая газета на русском языке, преемница выходившей в годы советской власти газеты «Советская Эстония».

Годы существования: 1940–2009

Главный редактор: Илья Никифоров, Борис Тух, Александр Чаплыгин и др.

Что говорят бывшие работники: журналист Ирина Каблукова, работавшая в издании репортером, вспоминает: «Газета появилась не на пустом месте, фактически это был ребрендинг другого хорошо известного издания – ежедневной газеты «Эстония». «Вести Дня» – ежедневная газета на русском языке – прекратила выходить в апреле 2009 года. Такое решение принял издатель – Фонд Юри Вильмса, сразу после закрытия издания начавший процесс банкротства».

Ирина Каблукова, журналист. Фото: частный архив

Она объясняет, что причина закрытия «Вестей Дня» была прозаическая: издававший газету фонд был напрямую связан с Центристской партией, работа правоохранительных органов ограничила поступление денег в фонд, который фактически перестал финансировать выпуск газеты. Возникли долги как перед типографией и почтой, так и перед работниками.

««Вести Дня», безусловно, имела своего читателя и, несмотря на частую смену владельцев, возрождалась, расправляла крылья и продолжала выполнять свою основную функцию: информировать, защищать и отчасти развлекать, – говорит Ирина Каблукова. – Вместе с ее закрытием, а также очень скорым после нее закрытием газеты «Молодежь Эстонии», завершился этап жизни более-менее самостоятельных и официальных ежедневных изданий на русском языке».

«Молодёжь Эстонии»

Общая информация: ежедневная общественно-политическая газета на русском языке.

Годы существования: 1950–2009.

Главный редактор: Ирина Ристмяги, Сергей Сергеев, Аркадий Присяжный, Илья Никифоров, Родион Денисов и др.

Что говорят бывшие работники: «Утро 4 марта 1976 года, – вспоминает литератор, кинодокументалист Элла Аграновская. – Шагнув из вагона на перрон, я спросила подругу-однокурсницу, которая инициировала мой переезд в Таллинн: «Ну и где я буду работать?» – «Я про ваши русские газеты ничего не знаю. Пойдем в газетный киоск». Бегло просмотрев «Советскую Эстонию» и вчерашний «Вечерний Таллинн», я поинтересовалась у киоскерши: «Еще что-нибудь местное на русском языке есть?» – «Есть, «Молодежь Эстонии». Но ее мгновенно разбирают». Не поленившись встать ни свет ни заря, купила «Молодежку», отправилась на седьмой этаж Дома печати и осталась там навсегда. Навсегда продлилось 33 года. Это была самая лучшая в мире (ладно, в стране) газета.».

                    Элла Аграновская, литератор и кинодокументалист. Фото: частный архив

Она добавляет: «Это была самая лучшая в мире (ладно, в стране) газета. «Молодежку» делали без пропагандистской придури, легко, весело, вроде бы не всерьез, а получалось – классно, потому и была безумно популярной: ее выписывали от Бреста до Владивостока. А люди без чувства юмора в редакции не приживались».

«Помню, был «бумажный» выходной, - рассказывает Элла Аграновская. - В год полагалось выпустить определенное количество номеров в год, и в целях экономии бумаги иногда в будний день газета не выходила. Утренний звонок тогдашнего главного редактора Ирины Ристмяги меня слегка удивил – она не имела обыкновения названивать сотрудникам в неурочный час.

– Элла, умер Брежнев.

– Это исключено! Он будет жить вечно.

– Вот вы иронизируете, а я не знаю, что делать. Мы генсека ни разу не хоронили.

– А Сталина?

– Элла, когда это было!

– Ну, так возьмите в архиве старые подшивки и посмотрите, как это было.

Подотчетный моему отделу культуры контингент откликаться на смерть вождя категорически отказался. Все известные эстонские режиссеры, актеры, писатели и пр. сказались безнадежно больными. Пришлось затаиться в своем кабинете и в полном одиночестве переживать свалившееся на страну горе. Справились без меня, сделали вид, что отдела культуры в газете нет».

«Сейчас принято ругать время, в которое мы жили. Но «молодежкинцам» повезло: с тоталитарным режимом существовали параллельно, благо в Эстонии это было возможно, – отмечает Элла Аграновская. – Возглавляя идеологический отдел (то, что культура – тоже идеология, мне объяснили на какой-то всесоюзной конференции) можно было остаться пожизненно беспартийной. И ни один главный редактор (до той поры, когда я сама стала шеф-редактором еженедельника «МЭ-Суббота», их сменилось трое) моими исканиями совершенно не интересовался: собеседников для интервью выбирала сама, вопросы задавала по своему разумению, публиковала то, что писала, а не то, что вписывали, потому что никто ничего не вписывал».

Она добавляет: ««Молодежка» скончалась на 60-м году (своей) жизни. Говорили, что с ней расправились по политическим мотивам. Сущая неправда! Газету погубили своими силами. Разумеется, не журналисты – издатели. Это невозможно было охватить умом, с этим трудно было смириться. Но ничего не поделать, жизнь длиннее одной любви».

«Вечерний Таллинн»

Общая информация: ежедневная общественно-политическая газета на русском языке.

Годы существования: 1972–1991

Главный редактор: Хейно Денго, Станислав Давыдов и др.

Что говорят бывшие работники: Татьяна Матвеева, работавшая там корректором, отмечает, что газета, ласково именуемая «Вечеркой», была очень востребована.

Татьяна Матвеева, корректор. Фото: частный архив

«Уже в то время, когда мы, корректоры, возвращались домой после трудов праведных, за свежим номером выстраивалась очередь. С большой теплотой вспоминаю «ловцов ошибок», и с улыбкой – те самые ошибки… Хотя за пропущенную ошибку в то время можно было остаться без работы. Так, на всю жизнь запомнилась «глазнуха», не замеченная в тексте гимна, – про край, отравы полный. Конечно же, отрады! Но глаз не алмаз… Газета выходила многотысячным тиражом, в ней трудились лучшие представители русской журналистики Эстонии. В то время, когда мне выпало счастье стать частью коллектива «Вечерки» (1984–1995 гг.), сотрудники часто вспоминали всемирно известного русского писателя Сергея Довлатова, еще недавно работавшего рядом с ними в качестве корреспондента».

Она добавляет: «На протяжении двадцати лет «Вечерка» была ежедневно на столе почти каждой русскоязычной семьи республики, и одиннадцать лет была связана с нею моя жизнь. Ярким воспоминанием остается редактор газеты Станислав Давыдов, эрудированный и благородный человек. Конечно же, и Борис Тух, рассказам которого не было конца, а слушать – одно удовольствие. До сих пор не могу понять, почему у обоих были самые большие претензии к корректуре, при том, что оба могли в любое время зайти и зависнуть со своими байками даже в то время, когда читались (NB!) материалы очередного съезда КПСС… Рядом со мной работали замечательные женщины-корректоры: Долли, Виола, Дина, Лариса. О мужчине-корректоре только слышала, что был однажды, но не выдержал: то ли сам сбежал, то ли попросили. Самой строгой и ответственной была Долли, светлая ей память… Виола с детьми и внуками живет в Финляндии и изредка выходит на связь, а Дина и Лариса дружны со стародавних времен, и иногда мы встречаемся и вспоминаем молодость».

«Там набралась братия из разных газет, – вспоминает книгоиздатель Нелли Абашина-Мельц, работавшая в «Вечернем Таллинне» переводчицей. – Сначала газета состояла из переводных материалов, потом стали делать свои материалы. Вспоминаю всех коллег с теплым чувством и до сих пор храню самый первый номер газеты с автографами коллег. Эту газету открывает статья «С днем рождения!» Николая Югансона, первого секретаря таллиннского горкома партии. Новости – самые разные: о том, как горком и горисполком заботятся сделать нашу жизнь легче, как рабочие завода «Мяннику» ездили в подшефный колхоз убирать сено, про Индиру Ганди, про Марс… Комсомольцы и партийцы везде на первом плане».

«День за Днем»

Общая информация: еженедельная газета для широкого круга читателей.

Годы существования: 1991–2016

Главный редактор: Аллан Соон, Вера Прохорова, Николай Алхазов, Яна Тоом, Евгения Вяря (Гаранжа) и др.

Что говорят бывшие работники: «В журналистике я проработала около 20 лет, из них почти 17 – в прессе: период, в который более-менее уместился рассвет и закат русскоязычных газет в современной Эстонии, – вспоминает медиа-советник правительства Евгения Вяря. – Когда после окончания университета я, уже имея три года опыта работы на телевидении, пришла на место репортера-редактора международных новостей в газету «Молодежь Эстонии», в местной русской прессе как раз наступил переломный момент. Если до этого – во всяком случае насколько я помню и могу судить из тех своих 20 лет – местная русская пресса, оглушенная независимостью, выезжала в основном на очерках и интервью с деятелями культуры, полностью пренебрегая новостной частью, а владельцы видели в ней средство политической борьбы между так называемыми русскими партиями, так что читать газеты в телевизионной среде считалось несколько даже дурным тоном, то с наступлением нового тысячелетия в эту сферу пришли новые владельцы, решившие попытаться зарабатывать на русских газетах как на бизнесе».

                  Евгения Вяря, медиа-советник правительства ЭР. Фото: частный архив, Facebook

Она добавляет: «В свой первый день в редакции «Молодежки» я испытала культурный шок. В теледоме в редакции новостей у каждого был компьютер с интернетом и электронным монтажным листом. Здесь же юному международнику выделили кабинет с письменным столом, на котором стоял телефон, лежали телефонная книга и стопка полупрозрачной бумаги, и велели ни в чем себе не отказывать. Впрочем, где-то через неделю у нас появились компьютеры с нортон-коммандер (оказывается, от школьных уроков информатики на допотопной технике тоже может быть польза), а еще через месяц нам установили компьютер с интернетом – один на всю редакцию, куда мы занимали очередь с утра».

««Мы» — это вчерашние выпускники, пришедшие в газету с твердым намерением устроить революцию детей-журналистов, которая в эстонской прессе случилась на десятилетие раньше, не признавали авторитетов, - рассказывает Евгения. - А авторитеты либо считали нас выскочками, либо мужественно принимали на себя огонь за наши неизбежные огрехи и нашу дерзкую независимость, возмущавшую непривычных к такому русских политиков. Мы ничего не знали о неписаной иерархии. Что значит – сенатор Маккейн (который, по слухам, привез в Эстонию ценную информацию о наших шансах вступить в НАТО) готов дать интервью только одной газете, и это, конечно, не будет газета на русском языке?! И иерархия переставала существовать, а сенатор капитулировал. Мы еще умели жить на копейки и потому легко позволяли себе роскошь не соглашаться на задания, в которых видели угрозу для своей профессиональной репутации».

«Потом были «Вести Недели», их скоропалительное объединение с еженедельником «День за Днем», приобретение его концерном Postimees и снова объединение с «Postimees на русском языке» в одну большую русскую редакцию. Что все эти годы оставалось неизменным – потрясающий симбиоз коллег. Наша дружба и наш творческий кайф продолжают мне сниться по ночам, - признается она. - В моей жизни русские газеты современной Эстонии – это период длиной почти в 20 лет, в течение которого в прямом смысле слова не было ни дня, когда бы мне не хотелось утром идти на работу».

«Русский Телеграф»

Общая информация: еженедельная общественно-политическая газета на русском языке.

Годы существования: 1994–1999

Главный редактор: Владимир Илляшевич. 

Что говорят бывшие работники: ««Толстый» еженедельник «Русский Телеграф» предлагал читателям обзоры и комментарии, анализ важнейших событий за минувшие недели. Его особенностью была ориентация на русскую часть народа Эстонии в контексте национальных интересов республики, – отмечает историк, политолог, публицист Владимир Илляшевич. – Очевидно, что появление газеты было обусловлено социальным, общественным заказом вопреки сугубо политическим, увы, доминирующим с самого начала 1990-х и поныне. «Русское» здесь, естественно, имело не этнический смысл, а цивилизационный, вопреки целенаправленно культивируемой тогда подмене смыслов эвфемизмом «русскоязычности»».

Владимир Илляшевич, историк, политолог и публицист. Фото: частный архив

По словам Илляшевича, создатели газеты исходили из важности для нормального развития любого успешного общества традиционных ценностей и абсолютной необходимости долгосрочной положительной программы развития, где главное – наречие «за», а не предикатив «против».

«Жить надо тем, что любишь своё, а не ненавидишь чужое – это объединяло «команду» редакции «РТ», такова была позиция главного редактора и его зама Евгении Грицай, – объясняет Вл.Илляшевич. – Низкопробность, всеобщая в СМИ псевдолиберальная болтовня в духе иронии Салтыкова-Щедрина: «Чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать» – совершенно не устраивала ни умудренных опытом обозревателей, ни молодых корреспондентов, ни тех, кто только учился журналистскому делу в «РТ». Кредо газеты был девиз: за этику высоких смыслов и против революции низких».

По словам Илляшевича, газета не выжила и выжить не могла. За два года и три месяца самостоятельного существования газеты её дважды грабили «до исподнего» с выносом даже настольных ламп. 

«Злоумышленников «не нашли». Вернее, второй раз нашли. Мы сами, по кровавому отпечатку пальцев главного преступника, оставленного им на стекле от случайного пореза. След мы охраняли почти три недели, ожидая эксперта-криминалиста после требования к следователям. Дождались. «Пальчики» указали на уже задержанного по другому делу уголовника. Через месяц обвинение с него сняли, т.к. «подозреваемый объяснил, что он только зашёл посмотреть в редакцию газеты через окно, но ничего не взял и ушел»…  Как мне пояснили в приватном порядке друзья из полиции, «кое-кем рекомендовано не расследовать»… – добавляет Илляшевич. - Сворачивание полуторатысячелетней экономики Прибалтики, связанной с транзитом «Восток-Запад», привело к системным изменениям. Не стало и крупных эстонских бизнесменов, содержавших логистику нефтепродуктов, азотных удобрений и т.п. через Эстонию, таких как Ааду Лукас, председатель «Ассоциации крупных предпринимателей Эстонии», который поддерживал прорусский «Русский Телеграф», невзирая на настоятельные требования «кого надо» прекратить эту поддержку, увы».

«Вести Недели плюс»

Общая информация: еженедельная газета для широкого круга читателей.

Годы существования: 1995–2006

Главный редактор: Борис Тух, Марк Левин, Виталий Белобровцев, Яна Тоом (Литвинова)

Что говорят бывшие работники: филолог и журналист Марианна Тарасенко проработала там около десяти лет: «Начала корреспондентом, закончила заместителем главного редактора. Газета многое пережила – менялись владельцы, в частности, и по причине их физического устранения, менялись главные редакторы. Первым (во всяком случае при мне) был Борис Тух, последним – Яна Тоом. Мы переживали разные времена, то нас любили, то не любили, то нам платили, то не платили, но работать было действительно интересно. Живая редакция, сотрудники – профессионалы».

Марианна Тарасенко, филолог и журналист. Фото: частный архив

Она добавляет: «И вот, когда все более-менее устаканилось и мы было выдохнули, издательский дом в очередной раз продали, причем по частям. Еженедельник приобрел новый владелец газеты «День за Днем», которая на тот момент переживала не лучшие времена. Как нам потом объяснили, кто-то ему посоветовал купить второй русский еженедельник и слить два в один, чтобы продать еще раз. Для нас это, конечно, было шоком, тем более, что нас перевезли на завод «Металлист»  – не самое удачное место в Таллинне. Но ситуацию и настроение спасало то, что всех журналистов оставили – по-моему, нас, проданных, было четверо. Несколько номеров мы еще выпустили раздельно, потом слились в экстазе, а общим названием руководство решило оставить «День за Днем»: не самое удачное решение, как мне кажется, поскольку тиражи на тот момент сильно разнились в пользу «Вестей». Ну, и как водится, от новой гибридной газеты стали отказываться подписчики, которые звонили и говорили нам не самые приятные вещи. Да, журналистика тогда была еще полудикой, зато довольно свободной. Но абсолютной свободы и не существует».

Комментарий

Пять вопросов медиаэксперту Виталию Белобровцеву

Виталий Белобровцев, медиаэксперт. Фото: частный архив

1. Почему некогда такие популярные издания как, например, «Вечерний Таллинн», «Молодежь Эстонии», «Эстония» («Вести») не выжили?

Вы не упомянули еще как минимум «День за Днем». Они не дожили до наших дней по нескольким причинам: экономическим, политическим и профессиональным.

Экономические: чтобы безбедно существовать, все эти издания должны были иметь крепкий фундамент – финансовую базу. Это капитал собственника, доходы от рекламы, розничной продажи и подписки.

Собственники русских ресурсов в Эстонии оказались либо людьми недальновидными, либо имели исключительно краткосрочные цели. Среди них не нашлось русского Ханса Х. Луйка, который понимал, что сначала надо создать газету, которая будет пользоваться успехом у читателей и их доверием. Вырастив таким образом еженедельник «Ээсти Экспресс», он стал добиваться стратегической цели: подобраться к власть имущим и использовать их в своих целях. С кем-то это удавалось, кто-то его кинул, но главная цель была достигнута. На базе еженедельника, со временем ставшего респектабельным, Луйк создал медиаимперию.

Ничего подобного в русской общине не произошло. Справедливости ради надо сказать, что надо было быть дважды Луйком, чтобы пробиться на русском рынке СМИ в Эстонии. Со временем он стал архисложным не только из-за ограниченности, но и по внутриполитическим причинам.

Нехватка профессиональных знаний и навыков у руководства для работы в условиях рынка – важная причина падения тиражей, финансовых проблем и последующего краха изданий.

В Эстонии не удалось то, что получилось в Латвии: там русские ресурсы были успешнее и живут дольше.

Политические: на первых порах общество относилось к этим изданиям благосклонно или нейтрально. Дальше общество раскололось на эстонцев и русских, и чем больше денег вливали в программы и проекты интеграции, тем сильнее раскалывалось общество и росло негативное отношение эстонцев к русским ресурсам. В первую очередь политиков, включая закулисных, общественных и культурных деятелей. А небольшое число эстонских интеллигентов, поддерживающих русскую культуру в Эстонии, спорить с соотечественниками, да еще публично, не рвется.

Профессиональные: кадры решают не все, но очень многое. Профессиональный редактор знает, какую линию (политику) вести в издании, чтобы оно процветало и отвечало запросам потребителей. Руководство русских ресурсов своего потребителя знало понаслышке. Не было за всю историю их существования ни одного, если я правильно помню, целевого исследования потенциальной аудитории. Без конкретных данных издания велись по наитию, по ощущениям и представлениям (иногда ложным) руководителей и журналистов.

Сложные финансовые условия приводили к парадоксальной ситуации. Не хватало денег, поэтому платили сотрудникам не много, порой задерживали зарплату. Поэтому журналисты считали для себя возможным работать вполсилы, спустя рукава: «Если мне так мало платят, то и я напрягаться не стану». Это приводило к падению качества изданий, а следствием становилось сужение покупательской аудитории. И опять же сокращение финансовых поступлений – как от рекламы, так и от продаж.

С течением времени профессиональных журналистов становилось все меньше, а их места занимали случайные люди. Без журналистского образования, без хорошего жизненного опыта, который зачастую компенсирует недостатки профессиональной подготовки.

2. Имело бы смысл попытаться возродить их, например, в интернет-формате?

«Они» не птица Феникс завтрашнего дня. «Их» никто не выберет. В интернет-формате, вероятно, мог бы существовать ресурс, который работал бы без оглядки на правительство, на эстонского собственника, без живущего в подкорке «как бы чего не вышло». То есть, по американскому определению, «журналистика – цепной пес демократии».

Но я не уверен, что найдутся люди, готовые вложиться в такой проект. А денег нет и не держитесь.

3. Есть мнение, что крупной ошибкой русской прессы было отсутствие «игры на эстонском поле», или, другими словами, фокусировка только на говорящих по-русски деятелях культуры, спорта, бизнеса, политики… Как вы к этому мнению относитесь?

Если бы «играли на эстонском поле», то вымерли бы намного раньше. Автор(ы) такого мнения ничего не понимают в русской аудитории. Я подозреваю, что даже сегодня потребителя русского контента больше будут интересовать если не русские деятели того и сего, то западные. Но никак не эстонские.

4. Каковы, по вашему мнению, перспективы прессы на русском языке в Эстонии?

Никаких. Все нынешние ресурсы держатся либо на государственной дотации (ее можно отменить хоть завтра), либо на воле эстонских владельцев. Русские издания приносят им небольшую прибыль, но как только этот финансовый ручеек высохнет, а он постоянно мельчает, они тут же закроют ресурс «на языке врага».

5. Дайте, пожалуйста, оценку относительно закрытия «Столицы».

«Столица» была бюджетным ресурсом со всеми вытекающими прелестями и недостатками. Если бы ее переформатировать, то могла бы успешно выполнять благодарную функцию местной газеты даже будучи скромно платным изданием.

А закрывшая его новая власть в Таллинне – это лебедь, рак и щука. При этом рак там солирует и, думаю, не только в качестве пятящегося назад существа, но и недуга. Проигнорировать интересы почти половины населения города – поступок смелый, но глупый.

Оцените материал
5
(10 )

Последние новости

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом

Здоровье

Бульвар