Среда, 11 апреля 2018 11:28

По следам трагедии в Кемерово: эксперт по пожарной безопасности оценил эстонские магазины и новостройки 1

Страшная трагедия в Кемерово, в которой погибли, по последним данным, 64 человека, поставила ребром серьезный вопрос: а насколько безопасны наши торговые центры? И какие вообще должны быть там меры безопасности?

Эксперт в данном вопросе, бывший сотрудник Спасательного департамента, а ныне эксперт пожарной безопасности Георг Кангур рассказал, что он думает о наших торговых центрах, кинотеатрах и игровых залах, и как спасаться в случае чего тем, кто живет в многоквартирных домах.

– Больше всего на ТЦ «Зимняя вишня» у нас вроде бы похож центр Solaris. Внизу магазины, наверху кинотеатр, куда, кажется, ведет только эскалатор. Как вы считаете, там безопасно?

– Думаю, да. Это не наш объект, не мы его обслуживаем, поэтому я так хорошо не знаком с системой этого центра. Но, думаю, что безопасен. Уверен, что там должны быть еще выходы из кинотеатра. Эскалатор не является эвакуационным выходом. Вообще в этом торговом центре есть все необходимые устройства пожарной защиты. Обычный не просвещенный в этих вопросах человек их не замечает, но, несомненно, они есть.

– А что скажете по поводу Coca Cola Plaza? Там тоже много людей, кинозалы есть и на верхнем этаже, опасно ли это?

–  Coca Cola Plaza строилась в 2001-2002 годах. Там тоже есть все необходимые устройства пожарной защиты.

– Другие крупные торговые центры – Rocca al Mare, Ülemiste, Kristiine?

– Эти торговые центры также несомненно оснащены всем необходимым. К тому же они, в отличие от Solaris, являются двухэтажными постройками, и эвакуация из них будет осуществлена значительно быстрее, чем из более высокоэтажных торгово- развлекательных центров. Сейчас вот мы с другими фирмами подобного профиля строим огромный торговый центр под названием Т1 в начале Петербургского шоссе. Смею вас уверить, что там безопасность людей будет на самом высоком уровне.

– А вот, например, игровые центры – типа Lasergame или Megazone. Они расположены в старых зданиях, довольно высоких, и туда ведет всего одна лестница. Случись что – как спасаться?

– Я думаю, что должен там быть и запасной выход где-то сзади. Один выход там просто не может быть – иначе не дали бы разрешение на эксплуатацию. Если старые здания перепрофилируют под новые виды пользования (например, был завод, а стал развлекательный центр), то собственник проходит весь цикл разрешительного производства. В местном самоуправлении сначала выдают разрешение на строительство, затем, когда все согласования получены, выдается разрешение на использование. Все начинается с перепроектирования, при котором берутся в учет все требования, предъявляемые к зданиям с повышенным скоплением людей. Например, в высотных зданиях запрещено размещать дошкольные и школьные учреждения, а помещения для массового пребывания людей свыше 100 человек одновременно могут располагаться только в здания до восьми этажей.

– Вы когда ходите в подобные места, вы оцениваете их с точки зрения безопасности?

– Конечно, смотрю. В магазины ходить не люблю, а вот в рестораны часто хожу. Там, конечно, оцениваю. Обычно там все нормально, потому что рестораны, как правило, на первом или на втором этаже, хотя бывают и на последних этажах высотных зданий.

– Любопытно, что в крупных ТЦ всегда детские игровые комнаты и кинотеатры – на верхних этажах.

– Возможно, это из-за того, что там арендная плата ниже.

Но в высотных зданиях есть четкое ограничение, сколько людей может быть на верхних этажах.

Детские сады и детские учреждения, например, вообще в высотных зданиях запрещены.

– А если пятиэтажная школа? Вы же их тоже инспектируете?

– Школы могут быть повыше. В советское время могли строить до четырех этажей. Сейчас, как правило, не больше двух этажей. К ним предъявляются требования, как к обычным зданиям с массовым пребыванием людей. Они должны быть построены из правильных материалов, у них должно быть нужное количество эвакуационных выходов нужной ширины, должны быть требуемые устройства пожарной защиты. У них обязательно должна быть пожарная сигнализация, эвакуационное освещение – и, в принципе, всё. Если школа большая и площадь пожарных секций свыше 2400 кв. м, то нужна автоматическая система пожаротушения. Это же касается магазинов, офисных зданий и других помещений.

– Что такое пожарные секции?

– Здания всегда делятся на огнестойкие секции. По аналогии с подводной лодкой: если один отсек пробило, его затопило, чтобы вся лодка на дно не ушла – этот задраили, тут задраили, в этом отсеке вода, а дальше все нормально. Она может всплыть и спастись.

Такой же принцип в пожарной безопасности. Здание делится на секции: например, эвакуационная лестничная клетка, электрощитовые, серверные, склад свыше 10 кв. м, пожарная насосная – эти помещения изначально должны быть отдельными секциями. Там ставятся конструкции типа ЕI 60 или ЕI 120 – в зависимости от типа здания, они должны в течение 60 или 120 минут выдержать воздействие огня. То есть в течение часа или двух там ничего не должно случиться. Но это касается стен, а двери, которые делят здание на секции, могут быть вполовину меньше.

– Как понять, что дверь – противопожарная?

– Если ее открываешь, то на торце – бирочка. ЕI 30, например – значит, дверь в течение 30 минут выдержать воздействие огня, и чтобы через ее щели дым тоже не проникал. Огнепрочная дверь может быть как металлической, так и деревянной.

Кто проверяет безопасность?

– Вы согласны, что у нас к вопросам безопасности подходят строже, чем в России?

– В мире существуют две концепции пожарной защиты. Одна – пожарный департамент ходит и строго контролирует выполнение противопожарных норм. Вторая – когда этим занимаются страховые компании. Тогда роль Спасательного департамента как бы минимальна – он просто выдает разрешения.

На Западе во многих странах действует вторая концепция – когда этим занимаются страховые фирмы. У них там грамотные эксперты, и сумма ежемесячных взносов напрямую увязывается с уровнем пожарной защиты. Западные страховые фирмы, к сожалению, в отличие от эстонских, очень серьезно к этому всему подходят. Досконально изучают пожарноопасность объекта, проверяют, пишут, что если вы что-то не выполните, тогда будете платить столько-то. А если выполните – то столько-то.

И заказчик решает: или он приведет объект в порядок, построит то, что нужно, и будет платить меньше.

Либо будет платить намного больше.

В Эстонии западные страховые фирмы, как правило, страхуют крупные предприятия. Например, нефтетерминалы, большие здания (высотные), заводы, фабрики, электростанции – они обычно застрахованы за границей, потому что там фирмы с более высоким капиталом.

И если они застраховали, то можно уже не волноваться. Если случилось что-то, то без разговоров человек или организация получает по договору обещанные страховые выплаты. С нашими же страховыми фирмами ситуация другая. Наши, к великому сожалению, не всегда интересуются тем, что они страхуют.

– То есть они не ходят на место?

– За редким исключением. Их задача – любыми способами получить клиента, то есть получить деньги. Но когда случается беда, могут начинаться проблемы. Они начинают нанимать экспертов, пытаясь докопаться к чему-то. А вот у вас это не выполнено. И то не выполнено. Поэтому вам полагается к выплате не вся сумма, а то и вовсе ничего не полагается.

Был конкретный случай с отелем Bernhard, который находится в Отепя: владелец 10 лет платил за страховку, замечаний от страховщиков к объекту не было. Также не было серьезных замечаний со стороны Спасательного департамента. А когда случился пожар, ему пришлось даже подавать в суд, потому что страховая фирма не хотела возмещать ущерб. И, думаю, это не единственный такой случай. Поэтому, я считаю, подход наших страховых фирм – неправильный. Должно быть по-другому. Соответствие требованиям пожарной безопасности нужно проверять до, а не после пожара.

Сейчас вообще к Спасательному департаменту вопросов много. По закону они отвечают за контроль за пожарной безопасностью. Ведь известно, что если нет контроля, то не будет и выполнения. А за каждый свой объект и его пожарную безопасность несет ответственность непосредственно владелец, который должен содержать системы в порядке, проводить обучение персонала и так далее. Но контролировать должен департамент.

А сейчас они пытаются от всего открещиваться. Мол, у них нет компетентных людей, нет времени, и они перегружены. Это действительно так. Где-то 40% рабочего времени инспекторов уходит на бумажную волокиту. И у них остается мало времени, чтобы реально контролировать объекты. Особенно это касается Северо-Эстонского спасательного центра, где деловая активность бизнесменов наивысшая.

Раньше Спасательный департамент занимался проверкой проектов – то есть, когда что-то нужно построить, департамент досконально проверял проект, то сейчас они с себя эту роль сняли. И они должны теперь согласовывать только предварительный проект, самый начальный. По предварительному проекту невозможно оценить уровень противопожарной защиты, это можно сделать только на уровне основного и рабочего этапов проектирования. Сейчас, за редким исключением, пожарные инспекторы проекты не проверяют. Ответственность возложена на проектировщиков. Но проектировщики являются зависимыми от заказчика исполнителями и зачастую стоят перед дилеммой: делать по правилам или учитывать пожелания заказчика, который, конечно же, хочет сэкономить.

Помимо того, что проект должен быть выполнен правильно, процесс строительства должен контролироваться со стороны пожарного инспектора. Особенно это касается сложных зданий и зданий с массовым пребыванием людей. К сожалению, тенденция сейчас такова, что Спасательный департамент исходит из того, что за правильность строительства должен отвечать строительный надзор. Этим видом работ занимаются грамотные и толковые специалисты, но они хорошо знают, как заливать бетон и как правильно укладывать панели, но компетентности в вопросах пожарной безопасности у них нет. Все специалисты, занимающиеся специальными услугами, в том числе проектированием и строительством устройств пожарной защиты, раз в три года должны подтверждать свои знания путем сдачи соответствующих экзаменов.

Фирмы, которые занимаются обеспечением пожарной безопасности, должны делать соответствующие регистрации в регистре MTR.

Это дает гарантию, что решением пожарной безопасности занимаются специалисты, а не случайные люди. К сожалению, нередки случаи, когда проекты и строительные работы выполняют фирмы, не соответствующие вышеперечисленным требованиям. А Спасательный департамент по невнимательности не обращает на это внимания.

Конечно же, среди инспекторов есть и очень ответственные специалисты. Например, Василь Харчук, который работает инспектором уже почти 40 лет. Его знают все строительные организации в нашей стране как очень грамотного и ответственного специалиста. Например, очередь к нему на прием составляет порядка месяца. Не желаю обидеть некоторых других инспекторов, но к ним очередей почти не бывает. Харчук проверяет, чтобы все всегда было правильно и качественно. Он обычно занимается самыми сложными строительными объектами. На такие строящиеся объекты он старается приходить каждую неделю, решает вопросы, которые постоянно возникают в процессе строительства. Вникает во все детали. Недостатки всегда проще устранить сразу в процессе строительства, а не потом, когда все выстроено и отделочные работы выполнены. А если инспектор приходит уже к открытию, когда постелена красная дорожка и играет оркестр, то он не знает досконально, что, где и как. За стенку, может, что-то зашито, что уже не видно или какая-нибудь дверь не соответствует требованиям по огнестойкости. Или люков дымоудаления установлено недостаточно... Так нельзя принимать объекты.

Мы строили большие заводы в Ида-Вирумаа, так я постоянно инспектора звал.

Приди, мол, посмотри хоть! «Нуу, мы не обязаны…» – отвечал он. Пришел только, когда оркестр уже играл. А чтобы таких вещей не получалось, как в Кемерово или как Лондоне, где высотный дом сгорел и погибло порядка 60 человек, инспектор должен постоянно участвовать в процессе строительства. К тому же постоянное участие в процессе строительства повышает профессиональный уровень инспекторов.

Если государство в лице Спасательного департамента, считает, что должно быть иначе, значит должна быть выстроена новая система обеспечения пожарной безопасности. При этом должен быть обеспечен независимый контроль.

А пока система работает по-старому, то есть последнюю подпись под разрешительными документами должен давать именно инспектор. Может быть, из-за перегруженности у них не всегда есть время вникнуть, но они порой согласовывают такие предварительные проекты, что при строительстве за голову хватаешься. Или уже когда построили. Таких случаев немало, к сожалению. Все, в том числе пользователи, исходят из того, что раз Спасательный департамент объект принял, значит он его проверил и здание является безопасным. Увы, получается, что это не всегда так. Разве это не обман пользователей?

А для всех Спасательный департамент является непререкаемым авторитетом и наивысшим судьей. Также они должны быть законодателями новых решений и способов обеспечения пожарной безопасности. Для этого там должны быть специалисты соответствующего уровня.

В каких домах жить безопаснее?

– Что вы можете сказать по поводу многоквартирных домов?

Продолжение читайте на следующей странице.

Оцените материал
5
(1 Голосовать)

Добавить комментарий

Последние статьи

События 21 июля

Тяжелое ДТП под Тарту: непристегнутый водитель вылетел из внедорожника

В субботу утром в Центр тревоги поступило сообщение о том, что в волости Тарту на седьмом километре дороги Табивере-Ухмарду произошло…

Последние статьи

Рейтинг:
3.00

Выбираем самые вкусные и полезные глазированные творожные сырки с…

Глазированные творожные сырки – любимый многими кисломолочный…
За рубежом 20 июля

Журнал Charlie Hebdo высмеял сборную Франции по футболу

Карикатуристы "прошлись" по этническим футболистам национальной…
События 20 июля

Спасатели потушили лесной пожар на 18 га в Ида-Вирумаа

Спасатели в четверг вечером потушили в Ида-Вирумаа лесной пожар,…
Рейтинг:
5.00
Мнение 20 июля

Будущее уже наступило: косит робот траву, трын-траву на поляне…

Когда мы с женой, прогуливаясь по парку Кадриорг, оказались на…

Партнеры