Суббота, 28 декабря 2019 09:38

Пара, отметившая 60 лет брака, рассказала, как жить и не ругаться0

Пара, отметившая 60 лет брака, рассказала, как жить и не ругаться

Посвятить стихотворение любимой женщине – это дорогой подарок. Но есть мужчины, которые посвящают своим женам целые сборники собственных стихов! При этом не боятся решения бытовых вопросов и активно участвуют в воспитании детей. Наверное, такое сочетание романтики и практичности и сделало этот союз столь прочным. Аркадий и Галина Долгоновские из Таллинна, ставшие героями рубрики «Драгоценные отношения» в этом номере, летом отметили бриллиантовую свадьбу.

Они вместе начинали строить свою жизнь в Эстонии, вместе вырастили двух детей и трех внуков, вместе ходят гулять и вместе путешествуют. И если позвонить им домой, то дома они либо окажутся оба, либо их обоих не будет, потому что они вместе куда-то ушли. Глядя на эту пару, с уверенностью можно сказать, что это две половинки одного целого, настоящей крепкой семьи.

– Как вы познакомились?

А.: – Я сирота, родился в Керчи. Родственник после потери родителей привез меня к старшей сестре нашего клана в Подмосковье. Там я окончил школу, потом мореходку. После Ломоносовского мореходного училища я получил направление в Таллинн. Начал с третьего помощника капитана, дослужился до капитана, работал с военными. Как-то раз я приезжал к своим тете и дяде в отпуск в город Загорск, ныне Сергиев Посад. Там, 28 июля 1957 года, когда открылся Московский международный фестиваль, я пошел потанцевать и встретил девочку.

– Помните, как впервые увидели будущую жену?

А.: – Все помню, как вчера! Стоят под деревом две девчушки, разговаривают. А я подслушал, что это обе Гали. И когда я потом подошел пригласить ее потанцевать, то обратился по имени. Она раскрыла глаза от удивления.

Г.: – Он был в фуражке, с усиками. Я подумала, милиционер что ли… Такой интересный был!

– И так завязались отношения?

А.: – Уезжая, я дал ей адрес: Таллинн, до востребования, Долгоновскому Аркадию. И потом начался период переписки. 127 писем! Каждую неделю писали друг другу по два-три письма. И все до единого письма, не сговариваясь, сохранили. Перед этим интервью мы сели и, не обедая, перечитывали. 127 писем, на каждое письмо ответ. 

На следующий год я снова поехал в Загорск. Повидались, пообщались, она позволила мне себя поцеловать.

Г.: – Все мальчишки, они как, – накидываются, у них одно желание. А этот сказал: «Разреши тебя поцеловать в ушко». Я разрешила, но сразу подумала, что хороший мальчик. Он еще такой красивый был, волосы черные! И видно было, что воспитанный, потому что вокруг было одно хулиганье.

– То есть в следующий раз вы встретились только через год?

А.: – Да. Встретились, съездили в Москву, побывали в Большом театре, сходили в Кремлевский дворец на ансамбль им. Александрова.

– Поженились вы еще через год?

– Да, два года мы переписывались, виделись только в отпуске. Я писал о том, где был, что видел, она – о своей заводской жизни, что ее повысили. Я стал коммунистом, спросил у нее добро на это дело, получил визу в паспорт, стал очень много плавать в Финляндию.

Поженились мы 11 июля 1959 года, приехали в Таллинн и решили четыре года не иметь детей, пожить для себя. За это время успели съездить на Кавказ, получили значки «Турист СССР», посетили озеро Рица… Жизнь такая интересная была!

– Родители не наседали на вас на тему внуков? В то время не было так распространено понятие «пожить для себя».

Г.: – Нет, моя родня жила бедно, никто не интересовался.

А.: – Да и собственного жилья у нас не было. Привез я жену в чужой подвал со швейной машинкой. Как выпускник, я имел право на жилье. Но нас тогда приехало сразу 16 человек, из них ребята были уже женаты. А я три года женат не был, стоял в очереди. Но я был мальчик нахальный, 16 раз ходил к председателю жилищной комиссии, доказывал, что у меня есть желание получить жилье.

Г.: – Нам дали полуподвальное помещение 7 кв.м на Вана-Каламая. Там была железная кровать, и все. Дверь прямо на улицу. Но нам и там хорошо было. Помню, идет начальник, который нам все обещал, что скоро жилье будет, а мы бежим на танцы. Я и говорю мужу: «Давай скорее прятаться за дерево! А то он посмотрит, что нам плакать надо – жилья нет, а мы бежим на танцы».

– Долго прожили в этой комнатке?

Г.: – Какое-то время. Однажды Аркадий ушел в плавание, и несколько дней его не было. Так как с военными связан был, я ничего не знала. Не приходит домой ночевать, нет и нет. Я, помню, плакала, мне все снилось, что на меня нападают… А потом на второй день приходит начальник: «А где Аркадий Николаевич? Дом подлежит ремонту». Всех выселяли, и меня выселили без мужа – «Давайте, берите ее сумку на дорогу, и ее посадите сверху». Я говорю: «А куда мне дальше идти? Аркадия-то нет!». Ну, меня отправили на Нису, там была комнатка 9 кв.м.

Спать там было не на чем, я поехала тахту купить. А потом одна тащила эту тахту. Привезла, поставила, и мне казалось, что я царевна! Дома у меня тоже была 8 кв.м. комната, мы с бабушкой на полу спали, доски раскладывали.

Мы с мужем были так рады этой комнатке! Купили приемничек и считали, что шикарно живем. А потом еще переезжали и еще. В общей сложности семь раз.

– Да, семь раз – это немало. Сложно было получить квартиру в то время?

А.: – Квартира, где мы сейчас живем, раньше принадлежала известному эстонскому скрипачу Иосифу Шагалу. Мы дружили с ними, они нас немного опекали как молодых. Его семья собиралась уезжать в Израиль, и однажды после майской демонстрации он предложил: «Давай махнемся». В те времена квартиры надо было сдавать государству. Галя уже ходила беременная второй дочкой, а у них четырехкомнатная квартира. Мы пошли, где-то здесь недалеко была избушечка, заплатили по пять рублей, нам поставили штампики, и мы перенесли вещи из квартиры в квартиру.

Вообще, в нашей жизни столько великолепнейших людей встретилось! Старшая дочка Ира родилась ножками вперед, и у нее была проблема с тазобедренными суставами. Нас разыскала врач, доктор Еремеева, до сих пор помню ее, сама пострадавшая от этого дела. Через милицию нас нашла! Объяснила, что надо делать, чтобы дочка нормально ходила. Дочка у нас маленькая, худенькая до сих пор, но доктор нам ее спасла. Потом у нее же был туберкулез. Нашлась великолепный врач доктор Спирка, эстонка. На полгода определила в санаторий, выправили девочку!

А еще пара была одна, офицер и его жена, он флагманский штурман. Гале нужна была прописка для работы, когда она приехала. У себя в однокомнатной квартире прописали! Жизнь столько великолепных людей нам дала встретить! Дружили компаниями, много друзей было. А сейчас уже стольких нет в живых…

– Есть ли у вас в семье какие-то традиции?

А.: – Мы стали заядлыми туристами. 18 стран Европы объездили плюс США. Дети, внуки тоже постоянно ездят куда-то. Этим заболели все! Это наша традиция – каждый год куда-то ездить.

А три месяца лета мы каждый год проводим на даче. Сами построили ее за недельку вдвоем, не умея ничего, даже держать топор. И пруд сами выкопали, тогда еще не было ни воды, ни света. Дачей до сих пор занимаемся. Там сейчас уже и банька есть, и вода горячая.

– Это правда, что вы никогда не ругаетесь?

А.: – Никогда! Не за что обидеть! Жена – золотой человечек для меня. После того, как она мне дочку родила, я ее по имени не называю, только «мамуля». А она меня официально – Аркадий.

Г.: – А как ругаться? Если у него чуть только слеза, я расплачусь, потому что мне его жалко. Поэтому нет, никак. У нас обоих было тяжелое детство. Поэтому ругаться и обижать… а потом что? Самой рыдать? Не стоит. 

– Вспоминая вашу первую встречу, это была любовь с первого взгляда?

А.: – Понравились друг другу сразу, да. Но в первых письмах ни целую, ничего такого не было. Потом потихоньку стали просачиваться какие-то слова. Я почувствовал, что это мой человек.

Г.: – У нас ходила на танцы всякая шпана. Мама мне всегда говорила: «Доченька, смотри, потому что будешь потом плакать». А этот был такой, что даже лишнего слова не скажет. 

А.: – Мы поженились: мне почти 24, ей почти 20 было. До этого даже не целовались ни с кем. Пройдя такой старт, такой путь, о чем ругаться? Спорили, как стол поставить на даче, чем внуков покормить. Вот по этому поводу небольшие споры были. А чтобы ругаться, обижать друг друга – никогда.

– Кто у вас занимается домашними делами?

Г.: – Аркадий. Стирает, гладит…

А.: – Потому что там техника, я разбираюсь. Готовить тоже могу. Картошку чищу, мусор выношу только я. Оплаты все делаю, все держу сам. Мне умирать ну никак нельзя!

– Глава семьи тоже Аркадий, наверное, все решения за ним?

А.: – Естественно. Но без нее никаких глобальных решений никогда не принималось. Мы все время вдвоем принимаем решения. Мы средняя семья, но прожили без финансовых проблем. Никогда не занимали деньги, никому не были должны. Была и машина, каждый год ездили куда-то. Потом стало ухудшаться боковое зрение – расстались с машиной. Сейчас есть у нас и похоронные деньги.

– А кто занимался воспитанием детей?

А.: – Две еврейские дочки выросли. Это моя любовь! Две красавицы, две умницы! Одной 56, второй 51. Внукам уже 25, 32 и 16.

– Правнуков ждете?

– А.: Внучке пару раз задал вопрос про правнуков, но получил в ответ: «Дееееда». Больше не спрашиваем. Пусть сами решают, когда. Хотим, конечно, заглядываем в колясочки, хоть и сами бегали по танцам в свое время. Но не лезем в душу. Мы и так очень счастливые люди.

– Есть еще какая-то неосуществленная мечта?

А.: – Единственная мечта – уйти одновременно, потому что порознь нельзя. Мы настолько связаны, что эту ниточку не порвать. Это будет самая сложная проблема в нашей жизни. Несмотря на энтузиазм, годы-то идут. Мы не представляем свою жизнь друг без друга. Это как будто часть тебя отнимут. Мы 25 лет на пенсии уже. Ни одного дня не было, чтобы мы провели раздельно. Ходим за ручку, должны друг друга чувствовать все время.

– Никогда надолго не расставались?

А.: – Один раз было, что жена 10 месяцев жила с нашей Людой, когда та родила. Полностью тот период жила в Ласнамяэ. А второй раз – мне четыре шунта ставили, больше месяца я лежал в больнице. Это было два раза, когда долго не виделись.

Г.: – Когда он плавал, тоже порой не виделись.

А.: – Но я отовсюду пытался звонить!

Г.: – Мы на Теэстузе жили. Я выходила, видела эту гавань, пароход стоит, а мужа нет. Конечно, и поплачешь, бывало.

– Как отметили такую солидную дату, 60 лет семейной жизни?

А.: – На бриллиантовую свадьбу нам дети купили номер в гостинице в Хельсинки, в здании, похожем на средневековой замок. Заказали нам столик в скандинавской таверне. Мы поехали вдвоем, посидели, отметили. С одной стороны от нас сидела японская парочка, с другой – испаноговорящие ребята. Дочка, которая заказала нам это из Америки, сказала, что у нас бриллиантовая свадьба. И нам принесли мороженое как презент. Все поздравили и тоже поахали, поудивлялись, что столько лет. Был очень запоминающийся день.

Оцените материал
5
(4 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Рейтинг:
5.00
События22 февраля

Видео. Смотрите, на сколько может подняться вода: в Эстонии опасность наводнений

По данным Эстонской метеослужбы, вода в западном регионе поднимается до критической отметки. В Пярну обещают к сегодняшнему вечеру (к…
Новости ПБК22 февраля

Видео: Полицейские отметили годовщину ЭР торжественным построением в Маарду

Торжества в честь дня рождения нашего государства уже начались. Прямо сегодня полицейские отметили 102 годовщину Эстонской республики…
Новости ПБК20 февраля

Видео: В Рийгикогу обсудили влияние антикоррупционного закона на…

В Эстонском парламенте началось обсуждение влияния на медицинских…
Новости ПБК20 февраля

Видео: 100 лет со дня рождения Яана Кросса

Исполнилось 100 лет со дня рождения эстонского писателя-классика Яна…
Новости ПБК20 февраля

Видео: Юри Ратас встретился с президентом Финляндии

Премьер-министр Юри Ратас встретился в Хельсинки с президентом…
Новости ПБК20 февраля

Видео: депутаты проголосовали против фальсификации истории Россией

Парламент Эстонии на заседании в среду принял заявление "Об…

Партнеры

Загрузка...