Понедельник, 29 апреля 2013 12:22

Что происходит в Нарвском детском приюте, если оттуда убегают дети?0

В апреле из Нарвского детского приюта убежали двое мальчиков. Один из них вернулся обратно на следующий день, второй — через день. Почему дети оказались в приюте и почему вообще стало возможно, что они убежали оттуда, где, по идее, должны находиться под круглосуточным присмотром? «МК-Эстонии» удалось поговорить с матерью одного из мальчишек и выяснить детали произошедшего.

В 2005 году на нарвском интернет-портале seti.ee появилась статья «Детский приют — место, где лучше, чем дома». В ней рассказывалось о том, как хорошо деткам живется в новом приюте. И горожане перестали видеть у входа в магазины замерзших и голодных ребятишек, просящих хлебушка. Однако к статье было много комментариев, и те, чьи дети побывали в приюте, рисовали совершенно другую, не такую безоблачную картину.

«Дети просто так не убегают! - возмущается Ирина Говорухина, мама одного из мальчиков. - Видимо, их там уже так допекли, что выхода другого не было».

Она удивляется, как вообще могли дети, которые в государственном учреждении находятся круглосуточно под присмотром, оказаться одни на улице. «Что делали и что предпринимали, когда дети убежали? Сидели дальше чаек с кофейком попивали? - вопрошает Ирина.

- Дети сами вернулись в приют, я не знаю, как их искали и почему не нашли».

Она говорит, что дети — ее сын Вадим и мальчик по имени Олег — болтались по улицам, ночевали в подъезде и в итоге уставшие и голодные пришли обратно. Вадим пришел в четверг, Олег — днем в пятницу. «Вадик приходил и к моей маме, - говорит Ирина. - Но та его отправила обратно в приют. Больше ему деваться было некуда».

Не все, кто там находится, круглые сироты. К примеру, у Вадима есть мама, папа, две бабушки, а также тетя. Но фактически его судьба волнует только маму. У второго убежавшего, Олега, мама умерла, когда ей было 28 — от кровоизлияния в мозг. Спустя месяц умерла и бабушка. У мальчика есть и другие близкие родственники, но он почему-то все равно оказался в приюте.

Непростая история

Ирина Говорухина оказалась в сложном положении в 2011 году, когда суд выселил ее с пятью детьми из муниципальной квартиры на улицу - за долги. Муж, отец троих детей — Насти, Наташи и Вадима – съехал еще раньше, когда только начались суды. Сказал, что она ему всю жизнь испортила и знать он ничего не хочет.

Год Ирина мыкалась с тремя детьми по съемным квартирам. Старшие дети Ирины от первого брака — Александр и Евгения — уже взрослые и живут самостоятельно. Сын работает в Таллинне, Евгения живет с молодым человеком.

В какой-то момент деньги закончились, работу в Нарве найти не удавалось, и Ирина приняла сложное для себя решение. Она отдала двоих детей в приют и еще одного — своей маме. И уехала в Ивангород, где нашла работу маклером по недвижимости.

«Я проплакала неделю, прежде чем смогла пересилить себя и отдать дочь и сына чужим людям», - говорит Ирина.

По ее словам, ее мама также была не сильно рада, когда дочь привела ей внучку. И несколько раз заговаривала о том, чтобы 7-летнюю Наташу тоже отдать в приют.

«Я не могу сказать, что дела у них в приюте обстоят хорошо. 10-летнего Вадика обижали все — и дети, и воспитатели. К 12-летней Насте в приюте приставали мальчики — такого возраста, когда уже начинают интересоваться девочками. Она отбивалась от них, как могла», - вздыхает Ирина.

Женщина отмечает, что в приюте есть жесткая система наказаний, особенно зверствует один из воспитателей — Дмитрий С. (в прессе уже были публикации о том, что этот воспитатель избивает маленьких детей тапками— прим.авт.). «Детей там сажают в карцер и так далее», - говорит Ирина. Она отмечает, что дети неоднократно на него жаловались, однако прямых доказательств его жестокого обращения с малышами у нее нет.

Ирина отмечает, что если бы ей выделили хотя бы общежитие в Нарве на улице Кренгольми (недалеко от школ, куда ходят ее дети), то она смогла бы сына и дочек оставлять под присмотром старшей дочери и бегать каждый вечер из Ивангорода в Нарву домой. «Но меня долго не хотели после выселения ставить в очередь, отказывались принимать заявление на общежитие, - говорит Ирина. - Юрист «Нарва Линнаэламу» сказал, что пока я не погашу долг, из-за которого нас выселили, ни о какой постановке на очередь не может быть и речи!»

Замкнутый круг

В пятницу, 5 апреля, Ирина, как обычно, пришла в приют, чтобы забрать дочь и сына на выходные. «Видимо, что-то там произошло, потому что Вадик сидел на лестнице и ревел белугой. В тот день дежурил как раз воспитатель Дмитрий. Возможно, детей наказали за побег. Мне же он сказал: «Что вы тут устраиваете? Дети убегали, убегают и будут убегать. Они не первые и не последние!» - говорит Ирина.

Однако она отмечает, что именно Дмитрий пытался уладить ее проблему и помогал ей вернуть детей. Ведь в тот же день, то есть в пятницу, Ирине вручили бумагу с распоряжением номер 1 от 5.04.2013. за подписью и.о. директора Нарвского детского приюта Валентины Тахтаровой о возврате несовершеннолетних детей в связи с окончанием срока их пребывания, а также отсутствием заявления о продлении срока их пребывания в приюте.

«Но заявление я написала еще 25 марта. В приюте же мне стали говорить, что никакого заявления нет, что я лгунья и так далее.

Я спросила у инспектора, который занимается нашей семьей. Оказывается, заявление две недели пролежало у него в столе — делу просто не был дан ход», - говорит Ирина.

И все же в пятницу детей ей отдать отказались, мотивируя тем, что она живет в Ивангороде, а это — другое государство. Мол, если они убегут и оттуда, то искать их придется через Интерпол и так далее.

«Еще мне было сказано, что так как я подняла шумиху в социальных сетях и прессе («шумиха» заключалась в том, что Ирина попросила перепостить сообщение о том, что пропал ее сын, потому что страшно волновалась. А информация уже затем просочилась в СМИ, потому что люди активно делали перепост сообщения — прим.авт.), то соцработников вызвали на ковер и надавали по шапке. Им все равно, что мне не выделяют жилье в Нарве. Мне сказали следующее: с понедельника приют начинает собирать документы на лишение меня родительских прав. Разве можно отнимать детей только на том основании, что мать не имеет своего жилья?» - вопрошает шокированная мать.

В итоге в субботу она все-таки забрала своих детей из приюта и привела их в Ивангород. Сейчас перед ней стоит проблема: на работе она числится пока что стажером, ее рабочий день заканчивается в 5. Дети ходят в нарвские школы, и после школы они не могут сами пересечь границу, чтобы прийти домой к маме в Ивангород.

В Нарве им муниципальное жилье пока не выделяют, а снимать - дорого. Ждать несовершеннолетним детям несколько часов у границы на Петровской площади, пока мама закончит работу и пересечет кордон — не вариант. Старшая сестра Евгения тоже не может перевести детей через границу, потому что и она еще несовершеннолетняя.

Нанять няню — вариант, но стоит денег, которых у Ирины сейчас в обрез.

Бабушки не хотят брать детей даже на время к себе — каждая по своей причине. И получается замкнутый круг.

«Чтобы я еще раз обратилась к Нарвскому соцотделу? Да никогда! - возмущается Ирина. - Совершенно непонятно, что у них там происходит, почему они не могут помочь людям, оказавшимся в сложном социальном положении, а только ухудшают ситуацию своими бюрократическими проволочками».

Другая версия событий

«МК-Эстонии» удалось получить развернутый комментарий директора нарвского Департамента социальной помощи Галины Вологдиной. Приводим его в полном объеме.

Департамент социальной помощи осведомлен об этой семье и сложившейся ситуации. Сложности в семье возникли не из-за выселения из муниципального жилья, а от некорректного планирования доходов и расходов, в результате чего у семьи стали скапливаться большие задолженности. Как результат, Ирина Говорухина потеряла возможность использовать муниципальное жилье.

Департамент социальной помощи, согласно заявлениям Ирины Говорухиной, оказывал и оказывает социальную поддержку и помощь, в том числе и в выплате пособий. Ирине Говорухиной компенсировались коммунальные расходы, связанные с жильем, неоднократно предлагалась иная социальная поддержка.

Тем не менее, несмотря на поддержку, Департамент социальной помощи неоднократно фиксировал факты того, что дети Ирины были оставлены без надлежащего ухода и присмотра одни.

Поступали неоднократные сигналы из школы о том, что дети не посещают учебные занятия.

В результате проверки выяснилось, что Ирина Говорухина не водит детей в школу, так как ехать детям неудобно и слишком далеко.

В департамент поступали сигналы и о том, что дети закрыты в съемной квартире. В результате работники отдела защиты и охраны прав детства в сотрудничестве с работниками полиции и спасательного департамента были вынуждены освобождать детей из закрытой квартиры. Уехав в Россию почти на три месяца, Ирина оставила детей без родительского попечения, в результате чего дети были помещены в приют.

То, что у детей в приюте серьезные проблемы (якобы к девочке пристают с сексуальными намерениями мальчики, а мальчика бьют другие дети, и с воспитателями он не может найти общий язык), не соответствует действительности. Данные факты не зафиксированы. В приюте работают профессиональные педагоги с многолетним стажем, что не дает основания сомневаться в их профессиональных навыках и способностях.

Помимо этого случая, Ирина Говорухина неоднократно оставляла детей в приюте на основании собственных заявлений, мотивируя это тем, что в семье трудное материальное положение. Хотя по уставу приют оказывает услугу пребывания детям в том случае, если они остались без родительского попечения по причине смерти или пропажи родителей, пребывания родителей в местах лишения свободы, тяжелого заболевания и в случае физического насилия над ребенком. То есть приют не является учреждением для круглосуточного попечения детей в связи с материальным положением родителей.

Однако Департамент социальной помощи оказывал поддержку и шел навстречу Ирине Говорухиной. Удовлетворял ее заявления оставить детей в приюте сроком до двух месяцев. Но, несмотря на это, мать злоупотребляла этой возможностью, редко посещала детей в приюте и не забрала их по истечении срока, указанного в ее заявлении. Департамент социальной помощи неоднократно обращался к Ирине Говорухиной,

но она не отвечает на телефонные звонки и не приходит на встречи с инспектором защиты и охраны прав детства.

Предоставленная вами информация о том, что Дмитрий С. наказывает детей, находящихся в приюте, в том числе и физически, а также что у него выработана система наказаний, вплоть до карцера, не соответствует действительности.

Также не соответствует действительности информация, что в пятницу, 5 апреля, Ирине Говорухиной было отказано в возвращении детей.

Дети находятся в приюте под присмотром работников приюта. Приют не является заведением закрытого типа и строгого режима, а следовательно, не имеет и не может иметь соответствующих способов удержания детей взаперти. Дети обратились к воспитателю с просьбой выйти на прогулку на территорию приюта. Работник не имел права им отказать. Через короткий промежуток времени работник обнаружил, что дети ушли с территории приюта, о чем была извещена полиция.

На следущий день работниками приюта был найден один из сбежавших детей. Вскоре вернулся и второй ребенок. Работники приюта выяснили, что дети ночевали у одной из знакомых матери ребенка, которая знала, что дети проживают в приюте, но не известила полицию.

Внутреннее расследование в отношении законности действий работников приюта уже инициировано. В рамках производства будут оценены действия работников, их законность и своевременность. Кроме того, будет повторно проведена проверка информации и заявлений Ирины Говорухиной на соответствие ее действительности и на факт предоставления неверных данных работникам Департамента социальной помощи, Кассы по безработице и приюта.

У нас нет статистики, сколько детей убегают ежегодно.

Номер 8 в очереди

Председатель правления муниципального предприятия «Нарва Линнаэламу» Елена Пахомова говорит, что Ирина Говорухина была только 12 марта этого года поставлена на учет в качестве лица, ходатайствующего о найме муниципального жилья.

«В очереди на получение блока (общежития) на сегодняшний день она стоит под №8. Выделение блока семье Говорухиной будет зависеть от наличия свободных блоков в общежитии по адресу Кренгольми, 32 или 40, с учетом желания заявителя», - сообщила Пахомова.

Сначала нужно попытаться помочь

Можно ли лишить мать родительских прав только на том основании, что у нее нет собственного жилья? На этот вопрос «МК-Эстонии» пресс-секретарь Министерства социальных дел Хелена Ныммик ответила, что лишить родительских прав может только суд.

«В подобных ситуациях следует, в первую очередь, попытаться помочь семье справиться (к примеру, выплата прожиточного пособия, консультирование, опорное лицо и т.д.). Если это не поможет, тогда можно уже обратиться в суд с ходатайством о лишении родительских прав или их ограничении», - прокомментировала Ныммик.

Оцените материал
0
(0 голосов)

Добавить комментарий

Рейтинг:
5.00
События23 июля

Экономят на больных: диабетиков возмущает то, как мало им положено уколов

"Диабетикам положены уколы. Раньше все было нормально, одна игла на каждый укол, чтобы не было никаких инцидентов, а теперь просто ужас…
События22 июля

Техническое решение Telia блокирует свыше миллиона мошеннических…

Сегодня, 22 июля, исполняется год с того дня когда на Эстонию…
Бульвар22 июля

Медики рассказали о состоянии Чуриковой: «Пока тяжелое»

Состояние народной артистки СССР Инны Чуриковой по-прежнему тяжелое.…

Министерство социальных дел разработало правила по охране труда и…

Министерство социальных дел разработало руководство, в котором…
Иллюстративное фото
События22 июля

В Лихула при пожаре дома погиб пожилой человек

В ночь на понедельник в Лихула при пожаре дома погиб пожилой человек.

Партнеры

Загрузка...