Воскресенье, 09 октября 2011 00:50

Леониду Куравлеву исполнилось 75 лет0

АфоняОн такой скромный, такой незаметный. Тихий, простой. Нигде не светится, не пиарится, не торгует лицом. И это никакая не поза, не игра в невидимку. Просто Леонид Куравлев такой, а другим быть у него просто не получается. За что все его и любят, пишет "МК".

Владимир Конкин: «Пока росли мои усы, я наблюдал, как он катает шары»

— Леонид Куравлев для меня артист, любимый с детства. Еще тогда я запомнил его работу в фильме «Мичман Панин», где он по большому счету впервые проявил себя как артист. Кажется, он тогда был еще студентом ВГИКа. Мне очень нравилось, как он говорит с доктором на корабле, и вдруг у того со столика исчезают все медикаменты. Потом, когда мы с Лёнечкой встретились на съемочной площадке, я ему сказал о том своем детском потрясении.

{jb_quote}

А он мне: «Володя, да всё это монтаж. Ты же теперь взрослый, уже понимаешь. Давай лучше делать шашлык».

{/jb_quote}

А повод для шашлыка был замечательный — день рождения Марины Владимировны Поляковой, то бишь Влади. Это было в Одессе на даче друзей Говорухина, на съемках фильма «Место встречи изменить нельзя».

Затем уже мы снимали сцену в бильярдной. Приехал Высоцкий, и они с Лёней катали шары в течение пяти дней. Эпизод был большой, дробный. Тем более что Говорухин вместе с нашим оператором еще и тянули время, потому что накануне был очередной съезд ЦК ВЛКСМ. Мало того что меня, как вечного Павку Корчагина, опять одели в буденовку и заставили читать отрывки из «Как закалялась сталь» на сцене Кремлевского Дворца съездов, так еще и усы сбрили. Когда я вернулся на съемку без усов, Говорухин ахнул: «Ну что, клеить?» — «Не надо, — говорю, — рано или поздно они сами вырастут». И вот пока росли мои усы, я стоял в сторонке и видел, как работает Лёня Куравлев. Это пилотажная работа. Причем играл он такого человека, связанного с подворотней. Меня, например, папа с мамой оберегали от такого общения. Насколько я знаю, и Лёню тоже. Но откуда он нашел такую гамму приспособлений к этому Копченому своему?! Это, конечно, говорит о его великом таланте.Иван Васильевич меняет профессию

Леонид Ярмольник: «Он очень похож на своего героя — Афоню»

— Леонид Вячеславович — уникальный человек и уникальный артист. И характер у него уникальный. Все-таки наша профессия достаточно нервная, дерганая, а Лёня почему-то совсем другой. У него фантастическое свойство покоя, он невероятно интеллигентен, обходителен в любой ситуации. Даже если все вокруг уже вышли из себя и брызжут слюной, Леонид Вячеславович всегда сохраняет олимпийское спокойствие и одним своим видом умиротворяет людей.

Когда-то, уже довольно давно, мы, артисты, ездили на творческие встречи, таким образом пополняя свой семейный бюджет. И с Куравлевым мы часто гастролировали. Когда работали вдвоем, он начинал выступление, как суперзвезда. Замечательно рассказывал, как снимался в разных фильмах, а потом всегда говорил зрителям: «Если у вас есть какие-то вопросы, пожалуйста». Из зала шли записки, их клали на край сцены.

{jb_quote}

Он поднимал их и аккуратно засовывал в левый карман. А потом доставал записки... из правого кармана, на которые он отвечал последние восемь лет.

{/jb_quote}

Не то что Леонид Вячеславович боялся импровизации, а просто по-вахтанговски считал, что она должна быть хорошо подготовлена. И всегда все шло хорошо. Но на одном выступлении во время фрагмента, который шел на экране, Леонид отлучился в туалет, по дороге сняв пиджак и оставив его в гримерной. Я тут же переложил записки из правого кармана в левый, а из левого в правый. Лёня вернулся на сцену: «А сейчас я отвечу на ваши вопросы». И стал правой рукой из правого кармана доставать записки, ответы на которые он не знал. Для Лёни это было очень неожиданно, и факт появления незнакомых вопросов привел его практически в состояние грогги. Я от этого получил невероятное удовольствие. А когда после во всем признался, он так хохотал...

Он вообще очень похож на своего героя — Афоню. А на съемках работать с ним вообще замечательно. Вот режиссер объявляет паузу, и через три секунды Лёня уже спит.

Леонид Броневой: «Влюблен в его Айсмана»Семнадцать мгновений весны

— Вы знаете, какая моя самая любимая сцена в фильме «Семнадцать мгновений весны»? Даже не последний мой монолог с Тихоновым, а вот именно с Айсманом—Куравлевым. Помню ее как сейчас. Сколько лет прошло, а я могу повторить его слово в слово. И все только потому, что до сих пор ощущаю, как прекрасно мне общалось с Лёней Куравлевым. Какой он чуткий партнер! Я никак не ждал, что после Робинзона, Афони, сантехников-работяг он сыграет интеллигента-немца, немножко наивного, вроде бы преданного. Я его очень люблю. Как человек, он совершенно лишен таких чувств, как зависть, злость, неудовлетворенность. У него настежь открыта душа, хотя я думаю, что где-то в глубине он не так прост. Он все знает про себя.

Георгий Данелия: «Зачем носильщик? Ты сыграешь эндокринолога!»

— Куравлев учился во ВГИКе на одном курсе с моей двоюродной сестрой Софико Чиаурели. И вот на дне рождения своей сестренки я увидел очень интересного мальчишку. Мне запомнилось, как он пел. Даже сейчас помню, это была песня «Стежки-дорожки». Потом увидел его в фильме «Мичман Панин», где он мне очень понравился, и, конечно, у Шукшина. Я понимал, что это уже был прекрасный актер.

{jb_quote}

На роль Афони хотелось взять актера, которого зрители любят, поскольку персонаж он вроде отрицательный.

{/jb_quote}

У меня уже была договоренность с польским актером Даниэлем Ольбрыхским, и еще проговаривали вариант с Высоцким. Но мы остановились на Куравлеве, потому что понимали, что люди именно его смогут за все простить и будут надеяться, что в дальнейшем у него будет все хорошо.

Снимали мы в Ярославле. Леонида там все обожали, просто приходили люди на съемку и кормили его всем чем угодно. Он не мог никому отказать и начал набирать вес. А тут должна была приехать на съемку Женя Симонова. Я Лёне показал фотографию Жени — хрупкой, тоненькой, и подвел к зеркалу. Он все понял. Потом его жена Нина мне сказала: «Лёня вообще перестал есть». Ну и похудел сильно, конечно.

Перед съемками «Мимино» я спросил Лёню: «Будешь у меня сниматься?» — «Буду». — «А кого сыграешь?» — «Кого хочешь, того и сыграю. Хочешь, носильщика с чемоданом». — «Зачем носильщика? — говорю ему. — Ты сыграешь академика, эндокринолога». Он очень серьезно отнесся к этому и ту единственную фразу по-армянски, которую произнес в фильме, сказал очень чисто. Мне Фрунзик Мкртчан это подтвердил.

Оцените материал
0
(0 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Здоровье18 сентября

Названы девять значимых плюсов секса

Сексолог из Силезского медицинского университета Беата Врубель назвала девять наиболее значимых плюсов от интимной близости, пишет Newsweek.

Теряете слух? Чувствуете себя одиноким и изолированным? Измените это за 4…

Контент-маркетинг Мы даже не осознаем, что живем в очень шумной обстановке. Нам кажется, что шум и суета улицы, звуки различных машин и…

Последние статьи

События16 сентября

Полиция ищет 74-летнего Валерия, пропавшего в Маарду

Валерий пропал сегодня около 15 часов в Маарду, где он должен был…
События16 сентября

Эстония готова пригласить IT-фирмы из Беларуси, но не белорусов

Эстония готова пригласить в свою страну IT-фирмы из Беларуси, страна…
События16 сентября

Eurostat: в странах Балтии в январе-июле спад экспорта был одним из…

В странах Балтии в январе-июле этого года по сравнению с тем же…
Мнение16 сентября

Про окурки, людей и спасение многих жизней1

Мой сын уверен, что приглашать людей на уборку нашего общего дома –…