Среда, 25 мая 2016 08:07

«Я не желаю идиотской Эстонии»5

«Я не желаю идиотской Эстонии»©Фото: Инна Мельникова.

Совет Тартуского университета сделал заявление, в котором выразил серьезную обеспокоенность распространением в городе насилия на почве расизма, а также призвал министра внутренних дел предпринять необходимые меры, чтобы исправить ситуацию, пишет министр здравоохранения и труда и лидер Социал-демократической партии Евгений Осиновский. 

Поводом для заявления стало решение темнокожего иностранного студента покинуть Тарту после того, как на него напали в ночном клубе. Это, конечно же, не первый случай в Тарту, когда иностранцы становятся жертвами расизма. Уже давно пора было положить этому конец, вы скажете?

Конечно! Только это заявление было сделано в 2001 году. Спустя много лет, летом 2014 года один преподаватель Тартуского университета обратился в министерство образования за помощью в связи с тем, что на улице Рюйтли закидали бутылками иностранного студента. "Настоящие эстонские парни" бесчеловечно обошлись с нашим гостем, прохожие просто наблюдали и ничего не сделали.

В том же году 1 сентября в зале Тартуского университета на торжественном приеме по случаю начала учебного года я, будучи тогда министром образования, выступил с речью, в которой призвал университет вместе с городом взять ситуацию под свой контроль. Разумеется, ничего не изменилось, однако, что примечательно, после выступления ко мне подошел человек, который раньше являлся одной из ключевых фигур университета, и спросил: "О каком расизме ты говоришь в Тарту?

В свое время мы уже это проходили, но за последние 10 лет лишь пару иностранных студентов были избиты".

Мой хороший друг Весал работает в Тартуском университете преподавателем языка программирования. Весал закончил Таллиннский английский колледж и защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора компьютерных наук. По документам он швед, по происхождению - перс, в душе же - настоящий тартусец.

Однажды, вот уже как 10 лет назад, Весал вместе с друзьями играл в бильярд в баре под университетским общежитием на нарвском шоссе. Когда он собирался уходить, то в проходе появился "настоящий эстонский парень" и сказал: "Отсюда ты точно не выйдешь!" К счастью, вместе с Весалом был друг из "коренных эстонцев", который помог разрешить проблему без драки.

Сам Весал научился относиться к таким ситуациям с юмором, у меня же от таких случаев всегда ком к горлу подкатывается. Я чувствую себя ответственным за то, что с Весалом так поступают, несмотря на то, что для этих "настоящих эстонских парней" и я, и Весал - оба одни и те же мигранты.

Как после дикой пьянки, на каждом углу нашего общественного пространства сплошная ксенофобская тошнота. Сотням указывают на дверь, иностранцев притесняют, их демонизируют.

Целым группам людей угрожают факелами и самозванными патрулями.

Представители Организации экономического сотрудничества и развития исследовали отношение жителей разных стран к меньшинствам и на основании этого создали индекс толерантности. Эстония в этом рейтинге на последнем месте.

Сравним жизненные установки жителей Эстонии и Швеции на основе простого вопроса: "Кого бы ты не хотел видеть своим соседом?" 47% жителей Эстонии ответили "гомосексуалиста", в Швеции таковых было только 4%. В Эстонии 38% опрошенных назвали иммигранта, в Швеции - 3,5%. Да, многие жизненные установки жителей Эстонии не поддерживают строительство толерантного и сплоченного общества.

Почему так произошло? Самый четкий диагноз, на мой взгляд, дал Фридрих Ницше: «Безумие единиц — исключение, а безумие целых групп, партий, народов, времен — правило». Я думаю, мы несемся в сторону коллективного безумия, о котором говорит Ницше. Если кто-то вполне спокойно смотрит на то, как общество, подожженное EKRE, радикализируется, должен огорчить: народное безумие – это очень быстро прогрессирующая болезнь.

В 1928 году в Германии нацисты получили на выборах 3% голосов. Через 2 года – уже 18%. В 1932 году они победили, набрав 37% голосов. То есть понадобился лишь один парламентский цикл для того, чтобы бессмысленно надрывающемуся маргиналу стать государственным канцлером.

В Эстонии всего за два года вербальное насилие превратилось в норму при обсуждении тем общественного разнообразия. Фрейд, конечно, был бы рад: если в итоге негативные эмоции не держат в себе, что же в этом плохого?

Разжигание ненависти приносит боль, и психологическое насилие не лучше насилия физического. Кроме того, разжигание ненависти - это не просто оскорбление, это деяние, унижающее человеческое достоинство.

Тиблы, педики, черномазые – за каждым из этих вопиющих ярлыков находится человек.

От психологического насилия прямой путь к насилию физическому. Расистское высказывание и убийство находятся на одной оси геноцида. Потому что когда из человека делают негра, педика или черномазого - он становится нечеловеком. Навешивание ярлыков приводит к дегуманизации - порой это же является и целью. В то же время, люди по природе гуманны.

Мы должны искать истоки радикализации общества глубже, мы должны раскрыть этот вопрос. Мы знаем, что среди избирателей консерваторов преобладают мужчины с низкими доходами и с более низким уровнем образования. Они настроены критически не только к правительству, но и вообще к большинству изменений в обществе. Если углубиться в проблему, то увидим, что они враждебно относятся не только к мигрантам. Они в принципе не доверяют другим людям.

Доверие как таковое часто зависит от социально-экономического положения человека. Согласно Всемирному обзору ценностей, среди тех, кто недоволен своим финансовым положением, лишь 20% доверяют другим людям.

Скоро минует уже 10 лет со времен кризиса, а уровень жизни растет медленно и неравномерно. Последнее, пожалуй, особенно важно. С 2010 года разница в доходах в Эстонии постоянно росла и к 2014 году мы возглавили статистику, опередив Латвию, Болгарию, Кипр, Грецию, Литву, Румынию.

Это означает, что большая часть наших жителей просто опоздала на поезд развития Эстонии.

Кроме того, важным источником радикализации стала нестабильность в Европе, и беженцы - это лишь самый последний ее пример. По всей Европе заметно, как постепенно в людях убавляется чувство уверенности.

Недовольство социально-экономической ситуацией и страх перед нестабильностью стали причиной желания закрыть окна и двери от остального мира и замкнуться в себе. Консерваторы воспользовались возможностью и предлагают народу иллюзорную надежду на то, что мы станем успешными, если отрежем себя от международного сообщества. Ведь у Эстонии свой особенный путь, который не пересекается ни с кем и ни с чем.

В древнегреческом языке для описания такого подхода есть одно слово. Его использовали при наименовании человека, живущего в отрыве от общественной жизни. Это слово - "идиот". В прямом переводе оно означает "тот, кто ходит в одиночку".

Слыша призывы изолировать Эстонию от остального мира и устранить внутренних врагов (иностранцев, гомосексуалистов, толерастов и других антиэстонцев), понимаю, что идея идиотской Эстонии крепчает. Крепчает и страсть по нелиберальной политике и жесткой руке.

Конечно, ничего здесь нового нет, эта дорога уже не раз пройдена. В 1930-е годы, когда Европа уже взяла курс на следующую войну, а всемирный экономический кризис изрядно потрепал молодую республику, мы встали на идиотскую тропу своей исключительности, которая привела к концу Эстонской республики.

Нет сомнений, что наступив на те же грабли, мы придем к такому же результату.

Изучая предвоенный период, мы можем извлечь не только уроки, которые нам преподнесла болезненная эпоха безмолвия, но и находим опровержение утверждению, что универсальные права человека, защита меньшинств и равное ко всем отношение являются для нас какими-то чуждыми европейскими понятиями, которые продавливаются откуда-то извне.

Это не совсем так. В 1920 году Эстония приняла свою первую Конституцию, которая основывалась на универсальных правах человека. В 1925 году мы приняли один из самых либеральных в мире законов, который предоставлял национальным меньшинствам культурную автономию. Одними из первых мы предоставили женщинам право голосовать на выборах. Мы поняли, что фундаментом многонационального общества может стать конституционный патриотизм.

И после восстановления независимости, мы построили государство и общество, основываясь на выборе, сделанном в 1920 году. Я не желаю идиотской Эстонии. Я хочу, чтобы Эстония основывалась на универсальных правах человека, чтобы здесь каждый человек ценился и каждый считался своим. Этот выбор ценностей был сделан еще 100 лет назад. Этот выбор был принципиальным. Этот выбор был правильным.

Права человека являются фундаментальными. И эту фундаментальность нельзя принижать до уровня прагматичности. Открытость и терпимость - основные человеческие ценности, которые нуждаются в защите и развитии и тогда, когда это не приносит ни одного евро. Людям нужно помочь спастись с тонущих лодок и тогда, когда ради этого приходится отдавать деньги.

Защищая права меньшинств, мы никогда сразу же не заручимся поддержкой большинства.

В отношении последних необходимо заниматься целесообразной, тяжелой и непопулярной работой. Иногда необходимо принимать решения, несмотря на противостояние большинства. Защиту прав меньшинств не выносят на референдум, их нужно защищать и тогда, когда это не приносит ни одного голоса.

В последнее время я не раз слышал обеспокоенные вопросы: "Смотри, что творят консерваторы! Почему вы там в правительстве ничего не предпримете?" Я спрашивал, а что нужно делать. "Не знаю, вы же в правительстве, вот и сделайте что-нибудь!" Разумеется, я не хочу уходить от ответственности, но ни правительство, ни партия не могут в одиночку решить эту проблему.

В переломные моменты, когда эстонский народ стоял перед жизненно важным выбором, именно духовная элита брала на себя ответственность, выходила на передний план и показывала направление для развития Эстонии. Так было во время первого пробуждения национального самосознания, как это было во время певческой революции. Сегодняшний выбор столь же решающий!

Не будьте тем сверчком, что знает свой шесток! Встаньте в этой борьбе на нашу сторону! Не бойтесь, что заняв сторону в этой борьбе, вы станете объектом для шуток, или перестанете быть объективным. Борьба за открытость и терпимость не является партийным сражением, это борьба за сохранение и развитие эстонского государства и народа.

Если мы проиграем в этой борьбе, то уже будет бесполезно указывать пальцем на плохих политиков, которые не смогли достаточно хорошо объяснить свои позиции избирателям.

Президент Леннарт Мери сказал: "Люфт для совершения ошибок у Эстонии крайне невелик или вообще отсутствует. Эстонское государство не имеет права совершать ошибки, народ Эстонии не имеет право совершать ошибки".

Оцените материал
0
(0 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Рейтинг:
4.00

Главный онколог РФ перечислил вызывающие рак продукты

Онкологические заболевания многие годы находятся в списке главных убийц населения Земли. Сегодня они занимают второе место, после…

Первые назначения Зеленского: подтвердилась связь с Коломойским

Вступивший в должность президента Украины Владимир Зеленский сделал первые назначения. Главой Администрации Президента стал Андрей Богдан,…

Департамент конкуренции начал надзорное делопроизводство в отношении…

На выходных в нескольких городах на Северо-Востоке Эстонии произошло…
Рейтинг:
5.00

Ученые рассказали, как похудеть за месяц

Специалисты сходятся на том, что для похудения необходимо сжигать…

В Таллинне активизировались мошенники, торгующие кухонной утварью

С приходом тёплого времени года на улицах Таллинна вновь…

Ученые обнаружили новую пользу кофе

Исследования на крысах показали, что кофе влияет на микробиом…

Партнеры

Загрузка...