Среда, 30 апреля 2014 08:53

Мнение: в чем различие между Ээриком-Нийлесом Кроссом и Владимиром Чащиным?

Мнение: в чем различие между Ээриком-Нийлесом Кроссом и Владимиром Чащиным?

Бывший госчиновник Ээрик-Нийлес Кросс, несмотря на то, что был объявлен в розыск Интерполом, свободно разъезжает по стране, выступает в качестве эксперта по вопросам безопасности и баллотируется на выборах. И в то же время в Таллиннской тюрьме третий год находится под предварительным следствием Владимир Чащин, руководитель фирмы Rove Digital, признанной газетой Äripäev в 2007 году лучшим инфотехнологическим предприятием. Вместе с соратниками он ожидает окончания судебного процесса в Эстонии и выдачи США, пишет в «МК-Эстонии» Якко Вяли.

Чащин и его фирмы были несколько лет назад крупнейшими налогоплательщиками в Южной Эстонии. Весь доход инвестировали здесь же.

У государства пособия не клянчили. А теперь Чащина и его коллег ждет суд в США по тем же обвинениям, что и в Эстонии.

Таким образом, в одном случае государство позволяет дважды преследовать человека, в другом же выступает как государство, которое защищает и не выдает своих граждан. А ведь они оба – граждане Эстонии. Так почему же проявляется столь выборочный подход?

Штат США или самостоятельное государство?

Сразу после того, как Россия через Интерпол объявила Ээрика-Нийлеса Кросса разыскиваемым по обвинению в пиратстве, в эстонской прессе началось его отмывание добела. Обвинение в пиратстве было загодя объявлено политическим, розыск – необоснованным, прокуратура Эстонии потребовала у прокуратуры России передачу дела эстонским коллегам.

Осенью 2011 года, когда ФБР и Центральная криминальная полиция вместе с командой «К» провели «великую» операцию GhostClick, между силовыми структурами США и Эстонии было достигнуто соглашение, которое правовой системой Эстонии не предусмотрено: государственное обвинение США и Госпрокуратура Эстонии договорились, что поскольку команда Владимира Чащина арендовала серверы в США, то их за предполагаемые компьютерные преступления надо судить только в этом государстве.

В то же время прокуратура Эстонии увидела возможность доказать создание преступного сообщества и отмывание денег и конфисковать в доход государства имущество Чащина и других обвиняемых на миллионы евро.

Имущество было арестовано сразу после того, как бизнесменам надели наручники

и они вместе с матерью Владимира Чащина (она работала главным бухгалтером и заботилась о перечислениях во все концы света) эскортировали в Таллиннскую тюрьму. Всего было арестовано свыше 140 единиц недвижимости, несколько лимузинов и миллионы евро денег, как на банковских счетах, так и наличными.

Тогдашний министр внутренних дел Кен-Марти Вахер публично выступил с победным рапортом, что можно ждать значительного роста конфискованного в пользу государства преступного дохода. «Мы работаем хорошо!» - заявил он.

В реальности, хорошая работа должна была означать, что Чащин со товарищи был бы либо сразу выдан США, либо подвергся бы суду по всем обвинениям (в том числе и в компьютерных преступлениях) здесь, в Эстонии.

В отношении Кросса прокуратура затребовала из России материалы. А вот в отношении Чащина стала сама сколачивать обвинение. Причем делалось это задом наперед. По мнению прокуратуры, и без всякого решения суда было ясно, что «черные» деньги в наличии имелись. Следовательно, были и преступная группировка, и отмывание денег.

По закону, ни одно доказательство не имеет в Эстонии предопределенной заранее силы. Прокуратура в данном случае, похоже, это мнение не разделяет. Если уж ФБР считает, что граждане Эстонии виновны, то

Госпрокуратура Эстонии берет под козырек, не утруждая себя никакими дополнительными расследованиями.

В случае Чащина государственный прокурор пытался разъяснить эстонскому суду, что обвинительный акт, находящийся в суде Южного округа Нью-Йорка в США, – это доказательство. Не просто бумажка определенной конструкции, а доказательство вины.
Добавим, что ФБР Владимира Чащина не допрашивало, и остается вообще непонятным, на чем основывается находящийся в американском суде обвинительный акт.

Ушат холодной воды за шиворот прокуратуры

20 декабря 2013 года судебная коллегия Харьюского уездного суда вынесла решение, в котором тройка судей констатирует, что Государственная прокуратура в своих обвинениях была несколько неопределенной; что качество перевода было настолько плохим, что дало возможность прокурору обвинять подсудимых в том, в чем они виновны не были; что прокуратура не уяснила для себя суть деятельности Чащина и его команды.

Судьи Харьюского уездного суда выразили удивление по поводу того, что не обсуждается весь процесс в логической последовательности, а до доказательства предварительных преступлений (предполагаемых компьютерных преступлений) в США Государственная прокуратура Эстонии спешит с установлением вытекающих из них преступлений.

Как можно вообще кого-то обвинять в отмывании денег и создании преступных сообществ, если все денежные потоки официально прошли через банки разных государств?

Неужели преступлением является оптимизация налогов, чем занимаются тысячи фирм в Эстонии и сотни тысяч в США?

Между прочим, Чащин и его команда арендовали серверы не только в США, но и во многих других государствах по всему миру. Самым существенным параметром в области компьютерной рекламы в мире являются скорость сети и стоимость аренды серверов. В то же время только США предъявили гражданам Эстонии обвинение в компьютерных преступлениях. Ни одно другое государство мира этого не сделало. Почему?

Ответ прост: Владимир Чащин и его команда никому ущерба не причинили. Они не вымогали обманным путем деньги у пользователей компьютеров. Они просто прогоняли через арендованные ими серверы рекламу и получали за это плату.

Почему же их деятельностью стали интересоваться НАСА и ФБР? И снова ответ прост: работники НАСА занимались в рабочее время не своим делом, а скачивали различные программы, что направляло трафик на их защищенные компьютеры через серверы парней из Эстонии. Для важных госструктур такая возможность должна быть вообще исключена. Но всегда проще обвинять кого-то, а не своего системного администратора.

Большие структуры инертны, и для силовых структур не представляет проблемы превратить горошину в снежный ком. То ли Чащин, Герасименко, Полтев и Егоров слишком успешно торговали рекламой и мешали американским корпорациям, то ли ФБР надо было продемонстрировать свои успехи на фронте борьбы с киберпреступлениями,

но сообразительные эстонские граждане застряли между шестеренок.

Государство же, которое должно защищать своих граждан, хлопает ушами, потому что партнерами стали силовые ведомства США. А в результате, если Чащин и другие будут в Эстонии окончательно оправданы, то в США отыщется в толстом своде законов какая-нибудь статья, по которой этих людей упекут в американскую тюрьму. Так, конкретно для Владимира Чащина осуждение в США может означать заключение на срок до 115 лет.

За одно дело под суд дважды?

Адвокаты Владимира Чащина в ходе судебного процесса изучали и рассматривавшиеся в США схожие преступления. И к своему изумлению обнаружили, что в США аналогичные событию с Rove Digital случаи рассматриваются в гражданском порядке. Почему же делается такое исключение?

И почему Госпрокуратура Эстонии не затребует дело Чащина себе, чтобы судить его и его соратников в Эстонии, как она хотела это сделать в случае с Ээриком-Нийлесом Кроссом? Прокуратура обязана расследовать все события, которые дают на то основание. Но на этот раз было принято решение о выборочном следствии.

Заключенный между Эстонией и США договор о выдаче находится в прямом противоречии с Уголовно-процессуальным кодексом Эстонии. И сильно накренен в пользу США. Не правильнее ли было бы в отношении Чащина, Герасименко, Полтева и Егорова отказать в выдаче их США, если суд в Эстонии их оправдает? Кто мы – независимое государство или сателлит другого государства, где до сих пор существует смертная казнь и людей могут осудить на заключение, сроком вдвое длиннее человеческой жизни?

При вступлении в силу оправдательного приговора эстонского суда придется выплатить тартуским бизнесменам компенсацию ущерба,

измеряемую сотнями тысяч евро, за отсиженное без всякого на то основания в тюрьме время и еще примерно полмиллиона евро, выплаченные адвокатам. В то время как, будучи на свободе, крупнейшие в свое время налогоплательщики Южной Эстонии жили бы не на государственное пособие, а зарабатывали бы деньги себе сами, создавали бы рабочие места для сограждан и были бы полезны обществу хотя бы в качестве отцов семейств.

В уголовном процессе нужно не только выглядеть справедливым, но и быть им. И Госпрокуратура Эстонии должна исходить не из того, как ей удобнее, или того, что какой-то государственный чиновник рассчитывает на высокую американскую награду за успешно проведенную совместную операцию. Исходить следовало бы все-таки из того, чтобы граждан эстонского государства, которые никому не причинили ущерба, не преследовали попусту.

Если тянущимся несколько лет уголовным расследованием и содержанием без всяких на то оснований под стражей создавать в обществе атмосферу страха и уничтожать веру в Эстонию как правовое государство, то страну покинут последние предприимчивые и активные люди. Останутся пенсионеры, государственные чиновники, прокуроры и сотни дипломированных бизнес-руководителей, которые в бизнесе, правда, ни на что не способны, но зато получили бесплатно высшее образование.

Мы сегодня еще верим в независимое государство, именуемое Эстония. Но чем больше будет набираться таких свидетельствующих о произволе прокуратуры и буйстве правовой стихии случаев, как случай Чащина и Rove Digital, тем опаснее это окажется для общества в нашей стране.

Договор о выдаче между США и Эстонией не исключает возможности освобождения людей из-под стражи.

Прокуратура могла бы сделать гуманный жест и до вступления в силу окончательного решения Госсуда освободить Чащина, Полтева, Егорова и Герасименко из-под стражи. Два с половиной года они должны были с изумлением наблюдать, как прокуратура вместе с ФБР совершенно произвольно препарирует обвинения в их адрес, расследуя сначала последующие, а затем уже предваряющие преступления.

Теперь Харьюский уездный суд их оправдал. С учетом предшествующего поведения Госпрокуратуры нельзя исключить, что до принятия решения Госсудом будет сделана попытка быстро избавиться от обвиняемых и передать их США. Ведь, как известно, нет человека – нет и проблемы.

Предполагаемый пират Кросс баллотируется в Европарламент. Чащин и другие прозябают в изоляторе предварительного содержания на улице Магазини, здания которого больше напоминают руины, чем место, где живут люди.

Если читатели пожелают после прочтения этой статьи поддержать ребят, которые сидят в тюрьме, то вы можете это сделать на сайте www.pomozhemnashim.com.

Только общественное мнение сможет заставить прокуратуру вести себя так, как это предусмотрено в законе.



Оцените материал
5
(3 голосов)

Последние статьи

Здоровье21 января

3 эффективных способа помочь печени после праздников

«Послевкусие» праздников в виде всевозможных пищевых расстройств и болей в области печени могут испортить первые рабочие недели года.
События21 января

Министерство окружающей среды: новый закон удержит цены на воду в определенных…

На прошедшем в четверг, 20-го января заседании правительство утвердило и представило на обсуждение Рийгикогу проект нового Закона о…

Последние статьи

Рейтинг:
4.83
События21 января

Исчезновение файлов cookie станет ударом для рекламных платформ

Файлы cookie скоро исчезнут. Это небольшие фрагменты кода, встроенные…
Рейтинг:
3.33
За рубежом21 января

Российский эксперт назвал угрозой военный потенциал Эстонии

Эстония могла бы в одиночку противостоять атаке России длительное…
Мнение20 января

Самая дешевая энергия – сэкономленная энергия

Несомненно, самой горячей темой в последние недели стала ситуация с…
Рейтинг:
4.06
События20 января

Читательница: для кого эти законы?

Хочу поговорить по поводу «вдовьей пенсии». Живут муж с женой. Муж…
Бульвар20 января

Превратившаяся в мужчину дочь Марии Шукшиной рассказала о реакции…

33-летняя старшая дочь актрисы Марии Шукшиной от первого брака Анна…
События20 января

Декларации о доходах физических лиц в Эстонии начнут принимать с 15…

Департамент полиции и погранохраны, Налогово-таможенный департамент и…