Воскресенье, 17 марта 2024 11:08

Мнение: о демографической волатильности

Мнение: о демографической волатильности ©Фото: частный архив

Кажется, будто Эстония и миграция – это близнецы-братья, ибо давно уже наша демографическая ситуация формируется именно ею. Краткая предыстория этого вопроса такова, пишет обозреватель Айн Тоотс. 

В 1919 году в Эстонии проживало 1,07 млн человек, а через 20 лет, в 1939 г. – 1,14 млн, или всего на 70 тысяч больше.

Такая же цифра была зафиксирована в 1955 году, но затем стала быстро расти: в 1969 году она была уже на 200 тысяч больше, в 1977 г. – еще на 100 тысяч, в 1987 г. – еще на 100 тысяч, а пика достигла в 1990 году, увеличившись по сравнению с довоенным временем на 430 тысяч, до 1,57 млн. Всего же за последние 40 лет советской власти (1950–1990; данные за 1941–1949 годы отсутствуют) население Эстонии возросло на 550 тысяч человек.

Дальше пошел обратный отсчет: через 10 лет, в 2000 году, жителей Эстонии стало на 170 тысяч меньше (1,4 млн, в 2010 году еще на 70 тысяч меньше, а пик спада пришелся на 2015 год, когда их оставалось не больше, чем было в 1937 или 1967 году (1,3 млн). Медленный прирост за счет иммиграции ускорился в связи с событиями в Украине, поэтому на начало текущего года в Эстонии проживало уже 1,366 млн человек, или почти столько же, сколько и в 1971 году.

Стареем потихоньку…

Давно уже нашим политикам и аналитикам не дают покоя две темы: низкая рождаемость и старение населения, словно их можно отменить или даже повернуть в обратную сторону, особенно рождаемость. Ниже приведены данные (процентное соотношение трех возрастных групп: молодежи до 17 лет, трудоспособного населения в возрасте 18–64 лет и пожилого населения старше 64 лет, таблица 1).

Как видим, в конце ХIХ века лишь каждый двадцатый житель Эстонии доживал до возраста 65 лет, сейчас же пожилые люди составляют пятую часть общества.

Заметно это стало после распада СССР – возможно, проблемы с возвращением на историческую родину возникли именно у пожилых людей. А вот молодежи было много как раз в давние времена, но эта тенденция тоже изменилась в начале 1990-х, хотя и в другую сторону.

Самая постоянная группа – люди трудоспособного возраста, доля которых превышает 60% начиная с 1920-х годов, хотя выше 64% она и не поднималась. Увеличение когорты трудоспособного населения возможно как раз за счет пожилых людей, ибо, во‑первых, «работа» становится все больше интеллектуальной, нежели физической деятельностью, а во‑вторых, организм наш дряхлеет физически быстрей, чем умственно, позволяя сохранять способность к труду и в преклонном возрасте.

В то же время надежда повысить рождаемость за счет пособий и подачек кажется наивной, выручить тут может разве что спонтанное зарождение общественного движения, способного напомнить людям, что дети – это не обуза, а радость жизни.

Миграция как помпа

По миграции у Департамента статистики есть данные начиная с 2004 года, когда доминировала эмиграция в страны ЕС по несколько тысяч человек в год, продолжавшаяся до 2015 года. Правда, процесс этот не прекратился по сей день: в прошлом году в ЕС уехали 4451 гражданин ЭР, а вернулись оттуда 2865.

Что касается России, то, начиная с 2007 года (апрельских событий!) люди, напротив, туда не столько уезжали, сколько оттуда приезжали – по несколько сотен (до тысячи) человек в год, причем в последнее время (начиная с 2019 года) процесс этот даже ускорился (в 2022 году уехало на родину 353 россиянина, а приехало оттуда 2079, в прошлом году эта разница составила 747 человек в нашу пользу).

Миграция украинцев ускорилась в 2015 году, когда ежегодно сюда стало приезжать более 600 человек, а с 2019 года уже более тысячи и в 2022 году даже 32 тысячи, но в прошлом году уже меньше, 11,5 тысячи. Всего в прошлом году в Эстонию въехало на 5718 человек больше, чем уехало отсюда (20 209–14 491).

И в заключение немного забавного. В 2019 году, когда население Эстонии составляло 1,325 млн человек, Департамент статистики решил заглянуть в будущее и спрогнозировать, каким оно будет аж в 2080 году. Рассмотрены были четыре сценария: 1) исходный, 2) прирост рождаемости и иммиграции, 3) снижение рождаемости и смертности, стабильная иммиграция, 4) рождаемость на уровне воспроизводства населения. Картинка получилась такая (таблица 2).

Напомним, что на дворе сейчас 2024 год, а численность населения Эстонии на начало этого года составляла 1 366 491 человек, так что мы никак не влезаем в сценарии ни 2030-го, ни тем более 2080 года, ни в самый положительный (2-й), ни тем более в отрицательный (3-й).

Нынешняя ситуация во многом связана с наплывом беженцев из Украины. Только как нам быть, если вдруг начнется их наплыв не из сравнительно далекой от нас Украины, а из соседней России, никого, похоже, еще не волнует…

Мнение

Оцените материал
5
(2 )

Последние новости

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом

Здоровье

Бульвар