Четверг, 24 сентября 2020 14:50

Мнение: бедность города берет0

Мнение: бедность города берет

Владимир Вайнгорт, доктор экономических наук, размышляет о бедности и о том, что с ней происходит в условиях кризиса.

Статистика знает все. По крайней мере, насчет бедности все сосчитано. Тем более, за последние – доэпидемиологические годы с 2015-й по 2019-й – цифры почти не менялись. Относительная бедность около 22%. Абсолютная – около 3%. От всего населения Эстонии. Разница между ними в размере нетто-дохода, ниже которого наступает бедность. Относительная в 2018 году, например, возникала при доходе ниже 569 евро. Абсолютная – в том же году наступала при доходе до 215 евро.

Понятное дело, в нынешней кризисной ситуации положение лучше не становится. На этой печальной ноте тему бедности можно считать исчерпанной, если бы статистика не давала дополнительной информации. А с ее учетом проблема выглядит совсем не однозначной.

Кто действительно беден?

По статистическим данным, бедность у нас – удел пожилых людей. Например, в 2018 году в бедности находились более 43% жителей старше 65 лет. Понятно, неработающие старики в основном имели пенсию ниже 500 евро. Средняя пенсия и сегодня ниже границы относительной бедности. Но есть обстоятельство, которое меняет представления о бедности пожилых людей. В категории старше 65 лет значительна доля тех, кто приватизировал жилье в девяностые годы. А назвать бедняком владельца недвижимости стоимостью близкой к 100 000 евро – язык не поворачивается. Поэтому уровень бедности пенсионеров в нашей стране носит явный географический характер.

Пожилые квартирособственники Таллинна могут легко реализовать один из трех вариантов: сдать квартиру внаем и снять себе жилье подешевле (в Маарду, например); продать квартиру и купить жилье дешевле; наконец, одинокий пенсионер, имеющий возможность жить с детьми, может сдавать квартиру внаем без всяких перемещений. Менее эффективны такие же варианты в Тарту и Пярну. И, к сожалению, никаких выгод не дает владение жильем на Северо-Востоке. То есть по-разному выглядит возможность монетизировать владение недвижимостью в разных городах. Потому утверждение, что наши пенсионеры самые бедные в Евросоюзе, верно для отдельных регионов, хотя размер пенсий у нас, и правда, один из самых маленьких в ЕС.

Бедность в группе людей среднего возраста, понятное дело, в большой степени зависит от размера их нетто-зарплат. Они ровно у половины получателей в последние годы не сильно отличались от уровня относительной бедности. Например, в конце 2019 года медианная брутто-зарплата была около 1000 евро. Следовательно, 295 тысяч работников имели нетто-зарплату от 540 (минималка) до 900 евро, то есть основная масса получала близко к 600–700 евро и, практически, находилась в зоне относительной бедности. Не по злой воле работодателей, а в результате складывающейся в постиндустриальной экономике структуры рынка труда.

Конец среднего класса

За постсоветское тридцатилетие в структуре экономики Эстонии промышленное производство снизилось вдвое, сельхозпроизводство (вместе с переработкой) в пять раз, но почти втрое вырос сектор услуг (включая инфотехнологии). В новой экономике исчезают синие и белые воротнички, ненужными становятся многие рабочие специальности, требовавшие высокой квалификации; компьютеризация убирает необходимость специальных знаний у офисного планктона. По опубликованным данным, зарплата специалистов IT находится в зоне от 3000 до 4000 евро. А у работников сферы услуг, общепита, торговли – от 600 до 800 евро. Ежемесячная статистика зарплат по 19 отраслям показывает, что высокая средняя зарплата за июнь в Таллинне – 2395 евро – была в отрасли IT и связи. Приличная – в образовании и в здравоохранении: около 2000 евро. А в реальном производстве средняя находилась в зоне от 1200 до 1500 евро. И, наконец, в самых массовых обслуживающих отраслях: в общепите – 595 евро, в оптовой и розничной торговле – 1206 евро. При том, что в «бедных» отраслях получали зарплату почти 60 000 человек, а в самых высоко-оплачиваемых – 26 892.

За тот же июнь в Нарве самая высокая средняя оказалась у бюджетников: чиновников, медиков, служащих системы образования (от 1041 до 1242 евро). Всего таких работников 3249. А в 12 отраслях средняя зарплата находилась в зоне от 394 в общепите до 858 евро у IT и связи.

Такое распределение доходов – мировой тренд. Социологи утверждают, что средний класс разделился на два слоя: высокооплачиваемый креативный (на основе знаний) и малооплачиваемый и малоквалифицированный слой обслуживающего персонала (вроде французских «желтых жилетов»). При такой структуре доходов понятны гендерные различия. Среди работающего населения (до 65 лет) в относительной бедности – 54% женщин и 36% мужчин.

Новая структура занятости обусловила две тенденции. Во-первых, развитие системы пожизненного образования и, во‑вторых, поиск возможностей денежной поддержки малоквалифицированного слоя (зарплата гражданина, например). Большой интерес вызывает эстонский опыт развития общественных фондов потребления (бесплатный транспорт поднял доход бедных горожан почти на 7%). На очереди муниципальные службы поддержки самообеспечения (у нас, скажем, операции с арендой квартир, о которых речь шла выше, могли бы идти под наблюдением городских социальных служб – сейчас многие пенсионеры боятся обмана и не используют свое право на доход).

Сейчас много прогнозов, каким станет мир после вирусной пандемии. Он должен стать безбедным. И не только по моральным соображениям, а из самых прагматичных: если потребительский спрос не вырастет, то зачем будет расти экономика? В условиях экономики знаний (и учитывая незавидные перспективы энергетики) бедность Северо-Востока можно преодолеть только быстрым ростом образовательного потенциала региона (иначе придется дотировать там все города). Впрочем, как показала пандемия, такая задача стоит в целом перед страной.

С одной стороны – нехватка врачей. С другой – на медицинские факультеты самый высокий конкурс. 

В Эстонии исчез ряд научных школ. Получается, если мы не хотим, чтобы волна бедности затопила наши города, надо ускорять экономику знаний на основе опережающего роста сектора образования. Таков вызов современности. Чем ответим?

Оцените материал
5
(6 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Рейтинг:
3.67
События22 октября

Опрос: носить маску готовы 83 процента населения1

Чувство опасности в отношении распространения коронавируса у жителей Эстонии в октябре несколько возросло, носить маску готовы 83 процента…
За рубежом22 октября

Уникальный автомобиль, обслуживавший лидеров СССР, выставлен на продажу

У любителей эксклюзивных олдтаймеров появился шанс пополнить свою коллекцию редчайшим экземпляром советского автопрома. На продажу…
События21 октября

Пярнуские полицейские обнаружили нарушения в ходе контрольных закупок

Пярнуские полицейские обнаружили нарушения в ходе контрольных…
Здоровье20 октября

Кокосовое масло полезно от COVID-19

У пациентов с легкой формой протекания болезни молекулы средства…
Бульвар20 октября

Высокий уровень физической активности снижает риск лимфомы

Канадские ученые исследовали взаимосвязи между физактивностью и…
Бульвар20 октября

Вышел первый фильм ужасов для кошек

Первый фильм ужасов для кошек накануне Хэллоуина появился в…