Суббота, 24 июня 2017 08:59

Максим Волков: "Я не я и свалка не моя"

Тема несанкционированных мусорных свалок и наведения порядка в управлении отходами в нашей стране в этом году получила широкий общественный резонанс, чему способствовали сразу несколько факторов: приближающиеся выборы, обнаружение гор отходов в пригородных зонах по всей Эстонии, резкое повышение стоимости вывоза мусора во многих местных самоуправлениях. Сверху все это отлакировал скандал вокруг Арво Сарапуу. Но если отбросить эмоциональную составляющую, то вопрос «что делать с проблемой дальше?» так и остался открытым, пишет общественный деятель Максим Волков.

Разговор об «утопании в мусоре» с новой силой привлек интерес к стихийным свалкам, из которых наибольшую медийную известность получили залежи на улице Бетоони.

О бедной Бетоони замолвите слово

История этой свалки является показательной, если не сказать хрестоматийной. Рядом с границей города выросла типичная гора типичного мусора, привезенного типичными горожанами. В силу географии места нахождения свалки внезапно оказалось, что убирать ее некому: таллиннские власти посетовали, что это не городская территория, и призвали каждое самоуправление убирать у себя вовремя, а волость перевела стрелки на Департамент окружающей среды, так как сей участок находится в собственности государства. Сложилась ситуация, которую можно охарактеризовать фразой: «Я не я и свалка не моя».

В какой-то момент тема именно этой свалки стала настолько горячей, что на ней поспешили погреть руки политики самого разного калибра. На медийную перепалку и поиски крайнего на просторах социальных сетей было потрачено столько человеко-часов, что их с лихвой хватило бы участникам дискуссии на то, чтобы предмет дискуссии ликвидировать. В сухом остатке – после проведенной образцово-показательной (где ключевое слово – показательная) толоки все про эту свалку счастливо забыли, в чем желающие могут убедиться, лично проехав по злополучному адресу – воз в виде тонн мусора и ныне там.

Мне довелось не раз участвовать в толоках, когда по весне из одних и тех же зеленых зон добровольцы вычищали одни и те же горы мусора. Причем ощущение дежавю каждый раз настолько сильно, что трудно отделаться от мысли, что это те же самые шкафы, телевизоры, диваны и покрышки, что были на этой опушке год назад. Хотя толоки и весенние уборки мусора – дело, безусловно, важное и полезное, применительно к проблеме стихийных свалок эти акции сродни с тем, чтобы донести пьяного до его дома: доброе дело сделано, но проблема алкоголизма в данной семье от этого не решена.

С моей точки зрения, полагаясь только на добровольцев и на выборочные карательные меры, изменить положение дел не получится.

Ни волонтеры, ни контролеры, ни, тем более камеры не смогут отследить и убрать за всеми теми, кто сбрасывает отходы в зеленке. Можно до бесконечности бороться со следствием, но для решения проблемы надо браться за первопричину. А она, как мне кажется, достаточно проста для понимания.

Мы живем в обществе потребления, в котором производство мусора – безостановочный процесс.  Но при том, что процессу выбора товара мы уделяем огромное внимания, судьбой отходов мы, как правило, не интересуемся вовсе. Действует принцип «выбросил и забыл». При этом для подавляющего большинства нормой является отправить мусор в контейнер или урну, а не на тротуар или под куст. 

Что мы имеем в цифрах и в жизни

По данным статистики, в среднем в Эстонии на одного жителя возникает около 300 килограммов бытовых отходов в год. Визуально это что-то вроде 600-литрового контейнера. При этом, согласно обзору Агентства окружающей среды, только 16% этого мусора в сортированном виде – отдельно бумага, пластик, биологические отходы и так далее – идет в дальнейшую переработку. К 2020 году в Эстонии поставлена цель довести это значение до 50%, для чего надо сильно постараться.

Для сравнения: в Швеции на жителя приходится 478 килограммов отходов, из которых на свалку попадает … 0,8% процента. Чуть более половины производимого мусора (50,6%) шведы отправляют на переработку, а 48,6% сжигается. Получается, до соседей-шведов нам и здесь как до Луны. К тому же может сложиться впечатление, что роль отдельно взятого человека в контексте огромных чисел невелика и можно с чистой совестью идти дальше, а там наверху пусть сами разберутся. Но это не так.

Чтобы перевести язык цифр на бытовой, приведу результаты небольшого эксперимента, который был поставлен мной в домашних условиях. В моей небольшой семье, которая на тот момент состояла из двух человек, с очень умеренным потреблением мы начали сортировать мусор, элементарно отправляя в разные емкости бумагу, пластик, стекло и так далее. Очень быстро выяснилось, что даже два человека генерируют впечатляющие объемы отходов и за неделю набегает по мешку бумаги и пластика. Чуть меньше собирается стекла. Дело оказалось за малым – решить сортировать и отвозить сортированный мусор к специализированные контейнеры, которых, надо сразу сказать, немного.

Мы в ответе за то, что мы потребили

Мы подошли к главному: поскольку бытовой мусор производят потребители, то без изменения потребительских привычек проблему решить невозможно. Это долгая и кропотливая работа, в результате которой надо добиться, чтобы ответственность при утилизации мусора стала такой же поведенческой нормой, как «помыть руки перед едой» или «не тянуть в рот упавшее на пол». Но если эти незатейливые нормы внушаются нам с самого детства, об ответственности за судьбу производимых нами отходов практически ничего не говорится.

Во-первых, необходимо, чтобы нас интересовала судьба мусора до момента его переработки. Самый простой пример: попросить у фирмы «OÜ Дешево и быстро вывезем ваш мусор» квитанцию об утилизации (сделав контрольный звонок) и только после этого оплачивать услугу. Иначе есть большой риск, что вашим сгнившим на обочине диваном будут дышать ваши же дети.

Во-вторых, сделать общепринятой практику сортировки бытового мусора и ее последующей утилизации.

Как мне кажется, это задача, которую должны решать местные самоуправления вместе с профильными министерствами – окружающей среды и образования. (Минобразования в данном случае должен озадачиться соответствующими учебными программами.) Приучили же у нас в стране основную массу водителей пропускать пешеходов на «зебре», а это был как раз результат долгой и кропотливой работы, в которой сочетались просветительские и карательные меры. Без внедрения ответственного отношения к отходам со школьной скамьи будет сложно.

В зоне ответственности местных самоуправлений должна быть решена двойная задача. С одной стороны, необходимо намного больше контейнеров, где отдельно утилизируются стекло, бумага, пластик и так далее. С другой – идею сортировать мусор дома и далее отправлять в соответствующие контейнеры следует пропагандировать всеми доступными способами. Благо у местных органов власти более чем достаточно каналов, которые подчас называют пропагандистскими. В конечном итоге свалка – она в первую очередь в головах, и пока мы голову не включим, придется по весне ходить на Бетоони.

Оцените материал
3.25
4

Последние статьи

События

Потребитель

Рекомендуем

За рубежом

Здоровье

Бульвар