Воскресенье, 19 мая 2013 09:16

Какие ограничения конкуренции работодатель имеет право устанавливать, а где перегибает палку 0

Сегодня мы поговорим о том, как закон регулирует вопрос ограничения конкуренции со стороны работника. Работодатель – это не Санта-Клаус. Целью его деятельности является присвоение результатов труда работника. Работник тоже не тварь дрожащая, а право имеет, пишет в «МК-Эстонии» юрист-правозащитник Мстислав Русаков.

Зачастую в некоторых непроизводственных сферах единственный «товар», предлагаемый работодателем, это знания и умения его работников. Но кто мешает работнику заниматься «безоткатным» производством? Поэтому разжившись у работодателя клиентской базой или, может быть, даже каким-никаким ноу-хау, работник вполне может «продавать свои мозги» напрямую, без посредника в лице работодателя и без платы за посредничество. Вопрос в том, чем это работнику грозит? Вот об этом мы сегодня и поговорим более подробно.

Сразу успокою работников, не считающих себя бесплатным приложением к работодателю и подрабатывающих в той же сфере деятельности у другого работодателя или сами на себя. Запрет на конкуренцию с «отцом родным» может быть установлен только соглашением с ним же. Нет соглашения – нет ограничения конкуренции. Разглагольствования же работодателя о том, что вы заплатили ему злом за предобрейшее и что-то там себе заработали вместо того, чтобы все честно отдать работодателю, а он уж от щедрот своих крошками с барского стола не обидит, уже можно считать в пользу бедных.

Закон может быть суров даже к алчным работодателям, считающим своих работников крепостными.

Однако бывают случаи, когда «обжегшиеся на молоке» хозяева не вступают в трудовые отношения без соглашения об ограничении конкуренции с работником. Тут уже надо держать ухо востро и не позволить себя уж совсем тварью дрожащей сделать.

Особый смысл особых слов

Что же из себя представляет соглашение об ограничении конкуренции? Закон предлагает следующую дефиницию:

«Соглашением об ограничении конкуренции работник принимает на себя обязанность не работать у конкурента работодателя или не осуществлять деятельность в той же сфере финансово-экономической или профессиональной деятельности, в которой действует работодатель».

Не правда ли чем-то напоминает кабалу? Не в смысле тайного еврейского учения, а как полную, крайне тяжелую зависимость угнетенного, эксплуатируемого человека, подневольное положение (Энциклопедический словарь экономики и права, 2005).

Однако закон здесь, по крайней мере, спасает работника от откровенного самодурства хозяина фирмы и жизни.

Соглашение об ограничении конкуренции можно заключать, если это необходимо для защиты особого финансово-экономического интереса работодателя, для хранения в тайне которого у работодателя имеется оправданный интерес, прежде всего, если трудовые отношения позволяют работнику знакомиться с клиентами или производственной и коммерческой тайной работодателя и использование этих знаний может причинить работодателю существенный вред.

Также законом предусмотрено, чтобы ограничение конкуренции было разумно и очевидным для работника образом определено в пространстве, времени и предметно. Это означает, что работник должен знать, где (у кого конкретно) он не имеет права работать в той же сфере, на какой временной период действует этот запрет, какую именно работу он не имеет права делать на стороне.

Если же соглашение все же заключено, но оно при этом сделано с нарушением вышеуказанных положений, то оно считается ничтожным, т. е. недействительным с момента заключения. При этом работодатель, конечно, может иметь совсем иную точку зрения по этому вопросу, что непременно и на работнике отразится. Например, никто не помешает ему удержать причиненный ему конкуренцией ущерб с зарплаты работника. И здесь уже работнику решать – жаловаться ли на него в суд или предпочесть синицу в руке и сохранить рабочее место.

Нюанс заключается еще и в том, что это соглашение может быть заключено в устной форме. Понятно, что для не слишком чистоплотного работодателя не составит большого труда найти парочку лжесвидетелей из числа своих работников, которые с радостью подтвердят наличие устного соглашения при его отсутствии.

Все когда-нибудь кончается. Кончаются и трудовые отношения.

Однако не спешите радоваться, что с окончанием трудового договора прекращается и запрет на конкуренцию. В некоторых случаях он может продолжаться еще год. Но у меня есть и хорошие новости. Во-первых, преданность боссу после ухода от него должна быть закреплена письменным соглашением. Во-вторых, бывший работодатель обязан платить за это разумное ежемесячное возмещение. Более того, если это соглашение было сделано с нарушениями, то у работодателя нет права основываться на его ничтожности, если работник его исполняет. Это означает, что право прекратить исполнения соглашения из-за его ничтожности имеет только работник.

А можно ли отказаться?

Законом предусмотрена также возможность отказа от соглашения об ограничении конкуренции. Здесь правила таковы. Работодатель может в любое время отказаться от соглашения об ограничении конкуренции, сообщив об этом работнику не менее чем за 30 календарных дней. При этом у работодателя нет необходимости это как-то мотивировать. Просто дает работнику вольную, и все.

С работником несколько сложней. Он сам себе вольную дать не может. Работник может отказаться от соглашения об ограничении конкуренции, сообщив об этом работодателю не менее чем за 15 календарных дней, если интерес работодателя к ограничению конкуренции в силу изменения обстоятельств больше не является разумным. Здесь стоило бы отметить, что работодателям не очень нравится, когда их действия перестают считать разумными.

Поэтому подобное заявление работника может быть чревато негативными последствиями.

Читая закон, часто ловишь себя на мысли, что законодатель усиленно делает вид, что мы живем в нормальном государстве, в котором работодатель считает работника равным себе субъектом и строго чтит закон, даже при отсутствии вероятности какой-либо санкции за его неисполнение. Или, может быть, у нас такие сильные профсоюзы, что работник может смело качать права. Каких только благоглупостей в законе не напишут. Но вернемся к нашим баранам.

Работник также может отказаться от соглашения об ограничении конкуренции в течение 30 календарных дней со дня, когда он отказался от трудового договора в связи с существенным нарушением трудового договора работодателем, сообщив об этом работодателю не позднее чем за 15 календарных дней.

Чтобы в корне пресечь кривотолки, уточняю, что указанные выше положения, касающиеся отказа от соглашения об ограничении конкуренции, применяются также к соглашениям после окончания трудовых отношений.

Норма, не снабженная санкцией, мертва. В случае обязанностей для работодателей законодатель это весьма активно практикует. И действительно, зачем оскорблять этих благородных мужей и образчиков законопослушания санкциями? Совсем другое дело работники. За ними нужен глаз да глаз. И если уж есть направленная против них норма, то как же тут без санкции? Не составляет исключения из этих добрых обычаев и рассматриваемое нами соглашение об ограничении конкуренции. Чтобы работник совсем уж от счастья не захлебнулся, законодатель установил в качестве санкции за нарушение этой нормы неустойку.

Впрочем, неустойка в подобных соглашениях может быть, а может не быть.

О неустойке договариваются работник и работодатель. Так написано в законе. Очевидно, что работник может «договориться» о неустойке, только имея сильную мотивацию к этой работе. В противном случае договор о штрафных санкциях против себя же выглядел бы странным.

Неустойка выражается в твердой сумме, никак не связанной с размером вероятного ущерба, причиненного работодателем. Но и здесь работодатель без участия законодателя не остался. Если размер ущерба больше неустойки, то работодатель имеет право потребовать также и эту и разницу.

С работником же все наоборот. Этот несчастный обязан в исполнении соглашения об ограничении конкуренции информировать своего бывшего работодателя о своей трудовой и хозяйственной или профессиональной деятельности и после прекращения договора.

Оцените материал
5
(1 Голосовать)

Добавить комментарий

Бульвар 11 декабря

Известная актриса стала жертвой аферистов и потеряла полмиллиона

Российская 46-летняя актриса и благотворительница Анастасия Юргенсон стала жертвой аферистов, которые мошенническим путём украли с её…
Рейтинг:
5.00
За рубежом 11 декабря

Песков отметил роль русских сказок в воспитании детей

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков принял участие в акции…
Рейтинг:
5.00
Бульвар 11 декабря

«Заслуженный мент» России Юрий Кузнецов: «Раньше сниматься было лучше»

В Таллинне Юрий Кузнецов представил новую картину «Человек, который…
Новости ПБК 11 декабря

Экспорт и импорт в Эстонии бьют исторические рекорды

Собственный экспорт эстонских предприятий составил в октябре этого…
За рубежом 11 декабря

Стали известны подробности гибели спортсменки, утопившей мобильник в…

Следственный комитет Иркутской области начал проверку по факту смерти…

Партнеры