Пятница, 13 сентября 2019 19:22

Семен Альтов: по-эстонски я знаю только tere и aitäh0

Семен Альтов: по-эстонски я знаю только tere и aitäh

Услышав один раз Семена Альтова, уже невозможно забыть его удивительный тембр голоса, артистизм, харизму и, разумеется, классический литературный юмор. Уже скоро Альтова можно будет увидеть в Таллинне в совершенно новом юмористическом амплуа, и стало интересно узнать, что думает классик жанра о самом жанре.

В один из последних летних вечеров Семен Альтов поделился с «МК-Эстонией» своими мыслями о новом юморе, стенд-апе, Владимире Зеленском и Лиге смеха, а также рассказал, как его дом в Нарва-Йыэсуу был атакован кротами-меломанами.

– Семен Теодорович, вы много времени проводите в Эстонии. Как наша страна выглядит глазами юмориста? У нас смешно?

– Юмор – защитная реакция организма на происходящее. А сегодня везде есть, от чего защищаться. Если говорить о том, чем занимаюсь долгие годы я, это не конструирование шутки, а стремление парадоксально высказать свою мысль. Хотя осмысленный юмор сужает аудиторию.

Если вспомнить мой эстонский опыт, были парадоксальные ситуации, но это связано не с Эстонией, а со мной в Эстонии. Я ценю вашу страну за врожденную тягу к благо-устройству, высокую бытовую культуру. Моя супруга свое детство провела в Эстонии – в Валга и Тарту – ее представление о бытовой культуре формировалось именно здесь. У нас со вкусом обставленная квартира в Петербурге, а здесь, в Усть-Нарве, в 2011 году мы получили приз от президента Ильвеса за самый красивый дом. Что-то эстонское в нашей семье присутствует.  Так вот с этим домом и связана одна история.

Дело в том, что усть-наровские кроты – загадочные животные. Один год – как после учений все перекопано, другой год их нет вовсе. Не иначе как вместе с перелетными птицами кроты мигрируют куда-то на юг. Лет пять назад у нас на участке проходили кротовые учения «Перероем‑ 16». Я перепробовал самые разные средства. Под конец мне посоветовали купить капсулы под названием «Торнадо», которые издают ультразвук, он якобы разгоняет все живое в радиусе 100 метров. Я купил четыре штуки, поставил по краям участка… Если в первый день у нас было четыре кучки, то на следующий день их было восемь, потом шестнадцать…И так в геометрической прогрессии! Очевидно, по вечерам кроты, вместе с женами и детьми, собирались, как в филармонию со словами: «Пойдем к Альтову, послушаем «Торнадо!»…

– Вас называют живым классиком юмора и сатиры. Вы согласны с этим определением и чем ваш юмор отличается от нынешнего?

– Сегодня юмор, как и все остальное, стал в первую очередь бизнесом. Появились целые холдинги по производству юмора, где творческий процесс разбит на этапы, которыми занимаются разные люди. Работает конвейер, и на выходе появляется готовая к употреблению шутка. Думаю, Михаил Михайлович Жванецкий и я – последние из могикан, которые в одиночку выражают свои собственные мысли. Юмор стал более коммерческим и, судя по количеству развлекательных передач на российских каналах, может сложиться впечатление, что в России никогда не было так весело, как сегодня, что не всегда соответствует действительности, как мне кажется.

– Вы себя ощущаете одним из первых русских стенд-аперов? Ведь вы тоже выходите на сцену один на один со зрителем и делитесь с публикой своими наблюдениями и мыслями?

– Стенд-апер выступает без бумажки, а я прикрываюсь бумагой, как фиговым листом, за счет чего абсолютно лишен памяти. Это иногда приводит к нелепым ситуациям. Когда-то я читал в Питере новый рассказ. Первая страница, вторая, а третьей … нет! Я говорю публике: «Ради Бога, извините, нет последней страницы». Из зала кричат: «А чем кончилось, расскажите!». Я честно отвечаю, что не помню. Какой-то мужик из зала кричит: «Дай телефон!». Я дал телефон и, вернувшись домой, до двух часов ночи всем звонившим по бумажке дочитывал рассказ…

– На сцене сейчас часто звучит ненормативная лексика. Как вы считаете, мат имеет право на жизнь в мире юмора?

– Все зависит от того, ради чего его употреблять и как. Александр Анатольевич Ширвиндт мог позволить себе нецензурное слово даже в присутствии членов правительства, журналистов, дипломатов. Как опытный повар добавляет приправу, чтобы подчеркнуть вкус блюда, так Ширвиндт приправлял острым словечком свою речь, чтобы подчеркнуть аромат фразы. И это было уместно. А когда мат сыпется густо, это роняет в первую очередь выступающего.

– Если говорить о роли юмора в современном мире, то сложно удержаться от следующего вопроса. Это верно, что хорошее чувство юмора может довести даже до президентского кресла?

– Около 20 лет назад, после выступления в Киеве, меня пригласили в ресторан на встречу два молодых человека, которых я видел первый раз. Это были Владимир Зеленский и Александр Роднянский (кинопродюсер, президент фестиваля «Кинотавр»). Я тогда был старше их и, к сожалению, сегодня стал старше обоих. С тех пор молодые люди сделали хорошую карьеру. Чувство юмора никогда никому не мешало. Политику тем более. Владимир Владимирович Путин, как бы кто к нему ни относился, но в чувстве юмора ему не откажешь. И это дает дополнительные очки.

Другое дело, когда из профессии, в которой ты состоялся, ринуться в другую, тяжелейшую, непредсказуемую.

Зеленский фигура обаятельная, и сам факт, что человек рискнул всем, что было, и пошел туда, где у него ничего еще не было, и вопрос будет ли – этот поступок достоин уважения. Быть политиком с чувством юмора – это одно, а быть юмористом и стать политиком – расстояние значительно больше. Я искренне желаю Зеленскому удачи и надеюсь, что отношения между Россией и Украиной восстановятся. Чтобы снова была возможность встречаться, как это было раньше, когда в Одессе каждый год мы отовсюду съезжались на юморины.

– Кстати, именно в Одессе пять лет назад прошел первый фестиваль «Лиги смеха», а теперь этот проект пришел в Таллинн, и появился турнир под названием «Международная Лига смеха». Причем главная идея турнира в том, чтобы здесь встречались команды из разных стран. Что вы ждете от турнира, который стартует в Центре русской культуры? Тем более, что сами будете его участником?

– Я видел игры «Лиги смеха» – симпатичный проект, с живым юмором, в нем много неожиданных поворотов. Всегда доброжелательная атмосфера, в которой легко шутится. Естественно, многое зависит от происходящего на сцене, но и судьи-наставники своей реакцией поднимают градус происходящего в зале. Надеюсь, смогу внести свою лепту в то, чтобы зритель получил максимум удовольствия от качественного юмора!

– В «Международной Лиге смеха» вам предстоит играть вместе с командой «Чайка» из Беларуси, что ждать таллиннскому зрителю? Сплав белорусской молодости, российского опыта для эстонского зрителя?

– Интригующий коктейль! Думаю, он придется зрителю по вкусу. У меня были большие туры по Беларуси, эта страна мне близка и понятна. К тому же супруга со своими родителями жила долгое время в городе Мозырь. И я там бывал. С белорусами найти общий язык будет несложно. Отсутствие юмора создает напряжение, а при наличии чувства юмора между людьми проскальзывает какая-то искорка и сразу возникает контакт между людьми.

Мне кажется юмор – международный язык общения! Как эсперанто!

Учите язык эсперанто,  улыбайтесь чаще!

Оцените материал
5
(1 Голосовать)

Добавить комментарий

Потребитель20 октября

В сентябре Elron поставил рекорд по перевозке пассажиров1

В сентябре поездами Elron было перевезено более 728 000 тысяч пассажиров. По сравнению с тем же периодом прошлого года количество…
События18 октября

Ратас: Достигнутая по Брекзиту договоренность защищает права граждан…1

Главы государств и правительств Европейского союза поддержали…
События18 октября

Таллиннские гимназии для взрослых отмечают столетие

Столетие в этом году отмечают две Таллиннские гимназии для взрослых,…
Новости ПБК18 октября

В Национальной библиотеке пенсионеров научили пользоваться компьютером

Одной из самых уязвимых групп для интернет-мошенников являются люди в…
События18 октября

Каждый четвертый работник хотел бы получать зарплату раз в неделю

Исследование, проведенное среди работающего населения Эстонии,…

Партнеры

Загрузка...