Среда, 16 апреля 2014 11:37

Читай шокирующие откровения бывшей солистки популярной российской группы 0

Читай шокирующие откровения бывшей солистки популярной российской группы ©Рисунок: Виталий Козерацкий.

В очередной рубрике «Личный опыт» в еженедельнике «МК-Эстония» бывшая солистка популярной российской группы рассказала, какие жесткие рамки установлены контрактом, сколько получают певицы, как штрафуют за малейшие провинности и почему никому не интересны вокальные данные.

Российский шоу-бизнес – это тайна за семью печатями. Внешне все выглядит легко и непринужденно, а за кулисами скрывается адский труд и драконовские законы.

Наш Бог – продюсер

Все подчинено продюсеру. Он – царь и Бог. Ослушаться его равносильно смертной казни. Особенно для начинающей певицы или группы. Потому что сами по себе мы никто и звать никак. Мы приезжаем, поем, уезжаем. И ждем следующего приглашения.

Есть очень мало певиц, чья карьера оказалась бы успешной после ухода из группы. Скажем, Аня Семенович. Но тут сыграли роль ее уникальные внешние данные. А так – уход из группы обычно означает перемену профессии и полное творческое забвение.

Продюсеры не хотят ссориться друг с другом. Существует что-то вроде негласного договора: никто никому не мешает. Иначе война, где каждый начнет подключать свой «административный ресурс», чтобы потопить конкурента.

Дьявольский контракт

Я прошла «Фабрику звезд», и меня под крыло взял продюсер, живший в том же городе, что и я. Сформировалась очередная девичья группа. Контракт – это своеобразная продажа себя дьяволу. Договор занимает около сотни страниц, и ты (это я говорю про всех) подписываешь его, особо не читая. Потому что ты хочешь петь, быть на сцене, добиться успеха и заработать.

А в контракте детально оговариваются практически все твои шаги. Нельзя разговаривать с представителями СМИ без предварительного согласования с продюсером, нельзя влюбляться и заводить романы, нельзя рожать, нельзя больше разрешенного количества раз навещать своих родных,

нельзя самостоятельно ездить в отпуск, нельзя вне сцены одеваться так, как тебе хочется... Болеть тоже нельзя.

Несколько страниц занимают пункты о диете и занятиях спортом. Большинство девчонок сидят на разных добавках, отбивающих аппетит, на слабительном, на транквилизаторах. Сценические наряды шьются специально на размер меньше, чтобы мы худели еще и еще. Пару раз у меня случались голодные обмороки, из которых я выходила с помощью уколов.

Регулируются контрактом и отношения в группе. Не скажу, что в женских группах все ненавидят друг друга, но дружбы никакой нет. Дружба с посторонними нам не запрещена, но не поощряется. Но почти всем разрешено принимать дорогие подарки от поклонников, так как это повышает рейтинг группы и является поводом, чтобы о нас написали в прессе.

Несумасшедшие заработки

Деньги напрямую ассоциируются с частными вечеринками. Не юбилеями и прочими семейными торжествами, на которых все более или менее прилично, а с выездными, на дом. Причем такие вечеринки могут закончиться чем угодно, потому что пьяные богатые мужчины позволяют себе все.

Одна вечеринка меня поразила так, что потом меня рвало всю ночь. Нас привезли спеть несколько песен к одному толстосуму на Рублевку. Не знаю, что он отмечал. Было много людей, все или обдолбанные, или крепко выпившие. Из женщин были только проститутки, которые работали... мне даже стыдно говорить – писсуарами. Для меня эта была самая кошмарная вечеринка. Но очень прибыльная. Нам напоминают, чтобы мы забыли все, что видели. Самой хочется все забыть, как страшный сон.

Сумасшедших денег мы не имеем.

Конечно, месячный доход значительно выше зарплаты машиниста в метро – 10 000 евро имею всегда.

В хорошие времена бывало и больше. Но, поверьте, для шоу-бизнеса это маленькие деньги. Песня от популярных авторов, без аранжировки, без гарантии, что она попадет в чарты, стоит до 70 000 евро. Хотя не хочу сказать, что мы нищенствуем. Я купила квартиру, хорошую машину, помогаю родителям, смогла кое-что отложить.

Деньги, спонсоры, штрафы

Существует жесткая система штрафов. За мелкие провинности – от 100 евро, за крупные – до 1000. Причем сумму назначает сам продюсер. В провинности входят лишние килограммы, интонация, не понравившаяся твоему продюсеру, самовольные походы с кем-то – об этом узнается быстро, так как очень просто нанять человека за пару сотен евро, который бы проследил за кем-то. Штрафуют за опоздания на репетицию, простуду, не удовлетворяющий продюсера внешний вид, за конфетки и шоколадки, которыми иногда перекусываешь.

Мы получаем скидки на некоторые покупки – это касается и одежды, и автомобилей. Это долгая и запутанная система, объяснить которую я не берусь. Хорошо, когда фирма выбирает тебя своим лицом. Это не значит, что плакаты развешаны по всей стране, но на мероприятия ты ходишь в одежде определенной марки, рекламируя ее ненавязчиво. Понятно, что все обговаривается с продюсером заранее, и он решает, нужна ли ему эта марка или нет. Не исключаю, что он и получает деньги от бренда.

Деньги решают все. Об этом знают все. Нет денег – твой великолепный голос никому не нужен.

Продюсер составляет бизнес-план и ищет спонсора, кто желает вложиться в раскрутку с расчетом на будущие дивиденды. Если проект окажется удачным, спонсор вернет свои деньги, если нет – прогорит. Тут предугадать нельзя, но сделать все возможно.

На начальном этапе платится много денег СМИ, чтобы о нас писали, выдумываются нелепые истории, чтобы о нас говорили. Так у читателя создается интерес к нашим персонам, он поддерживается, наши песни крутятся на радио несколько раз в день, мы выступаем на концертах, посещаем крутые вечеринки... Нас узнали. И тут начинается еще более титанический труд, чтобы удержаться на плаву.

О гастролях и сексуальности

Россия – страна огромная, приходится гастролировать в маленьких городках и больших поселках. Называется это гастрольный чес. Поезда, автобусы без кондиционеров, дороги без дорог, старые гостиницы, зимой холодно, летом жарко. В провинции самое жуткое – не условия, а фанаты. Какие-нибудь влюбленные в тебя трактористы, чья изба увешана твоими газетными фотографиями, способны свернуть горы за минутный разговор с кумиром.

Отвязаться сложно. Нормальных слов они, как правило, не понимают, готовы силой тебя тащить на сеновал, а вежливый отказ для них равносилен красной тряпке для быка. Одной девчонке из нашей группы такой поклонник успел расквасить лицо, пока неповоротливый охранник соображал, что делать. А назавтра у нас запланировано выступление в другом райцентре. Кровоподтеки на лице пришлось густо замазывать гримом.

Многие спрашивают, почему девушки выступают в откровенно сексуальных платьях. Чтобы возбуждать.

Ставка делается на внешнее восприятие. Чтобы мужчины смотрели на ноги и грудь, а женщины (чаще девочки) – мечтали о таких платьях и туфлях и одевались, как мы. Только вот в реальной жизни мы так не ходим, и каблуки меняются на кроссовки сразу же после спетой песни или отработанного концерта.

Голос никого не интересует, тем более что современная техника позволяет смоделировать любой голос. Да и поем мы в основном под «фанеру» – чтобы заморочек меньше было. Записываются даже наши охи и ахи и тяжелые выдохи, чтобы «фанера» звучала убедительнее.

Уходя – уходи

Уход из группы – решение, которое вынашивается годами. И ты должна сообщить своему продюсеру о намерении уйти почти за год. Чтобы тебе начали искать замену. Ты же подводишь группу, срываешь планы, уменьшаешь прибыль и так далее. Тебя могут и не отпустить.

У меня уже была попытка уйти, так как я нарушила один пункт договора – влюбилась. Но меня заставили бросить мужчину, вернее, ему популярно объяснили, что с ним может случиться, если он продолжит свои действия. Тогда наша группа была на пике популярности, менять коней на переправе было нереально, мы не отбили бы вложенные в раскрутку средства. Я поняла, что спокойно жить мне не дадут, и смирилась. Конечно, безумно переживала. Но сейчас кажется, что все произошло к лучшему.

Сегодня я ухожу, потому что вижу, что мы уже не так востребованы, как раньше. И никакого нового пика популярности не ожидается. Продюсер ищет новых жертв. Я хочу просто жить, иметь семью. На сольную карьеру не рассчитываю. Конечно, хотелось бы, но сомневаюсь, что удастся. Получу образование психолога и буду работать по специальности. И месяц буду есть то, что хочу.



Оцените материал
5
(1 Голосовать)

Добавить комментарий

За рубежом 17 ноября

В Перми 28-летний альфонс убил и сжег 70-летнюю любовницу

В Перми задержан 28-летний местный житель, который убил и сжег 70-летнюю бизнесвумен. На допросе мужчина сознался, что состоял со своей…
Новости ПБК 16 ноября

Новая партия стремительно набирает популярность

Результаты последнего опроса общественного мнения показывают, что в…
Новости ПБК 16 ноября

Улица Гонсиори открылась после ремонта

После капитального ремонта вновь открылась для движения транспорта…
События 16 ноября

Из-за стада коров прервано авиасообщение с островом Рухну

В среду из-за бродивших по посадочно-взлетной полосе на аэродроме…
Новости ПБК 16 ноября

Олимпийский комитет очень надеется привлечь в спорт максимальное…

Накануне состоялся девятый спортивный конгресс Эстонии, передают…

Партнеры