Понедельник, 14 августа 2017 12:48

Советник канцлера права: детей из семей забирали ради их защиты 0

Пару недель назад заголовки газет и порталов пестрили новостями о том, как социальные службы забрали детей из двух семей. К сожалению, большинство дискуссий на эту тему были далеки от объективной ситуации и вместо фокусирования на интересах ребенка приводили к выводу о том, что всему виной некая ужасная ювенальная юстиция, которая только тем и занимается, что разлучает семьи, пишет советник канцлера права Владимир Свет.

Чтобы понять, что же происходит на самом деле, нужно обратиться к цифрам. Всего за прошедший год из семей забрали около 250 детей. При этом в 2015 году таких детей было 380, а десять лет назад, в 2006 году, из семей изъяли 654 ребенка. Эти цифры говорят о том, что хотя проблема с изъятием детей сохраняется, из года в год она становится все менее и менее острой.

Этому есть несколько причин, в первую очередь вступление в силу нового Закона о защите детей и повышение квалификации соответствующих специалистов. Даже один ребенок, которого забрали из семьи, – это много, однако мы видим, что социальные службы все более успешно справляются с помощью родителям в обеспечении ребенка безопасной средой и заботой.

Поддержка семей, обеспечение ребенка всем необходимым в родной семье – вот конечная цель всех специалистов по защите детей, которых нередко презрительно называют «ювеналами», чиновниками «ювенальной юстиции». На самом же деле это люди, которые изо дня в день делают тяжелую и незаметную для общества работу: консультируют и обучают родителей, рассказывают об услугах и пособиях, которые семьи могут получить, направляют их к различным специалистам и некоммерческим организациям для получения самой разной помощи. Для специалиста по защите детей изъятие ребенка из семьи – это крайняя мера, на которую идут только тогда, когда все остальные методы не работают. 

Чтобы забрать ребенка из семьи, нужны весьма конкретные веские причины: угроза для физического, психического или духовного благополучия ребенка.

На практике это обычно означает прямую угрозу жизни и здоровью или долгосрочную угрозу для развития ребенка как личности.

К таким причинам ни в коем случае нельзя отнести бедность – местные самоуправления обязаны оказывать каждой мало-обеспеченной семье поддержку, которая гарантирует хотя бы минимальный уровень достойной жизни. Эта поддержка заключается не только и не столько в пособиях, сколько в помощи в домашних делах, поиске социального жилья, при необходимости в помощи в ремонте квартиры и т. д. Именно специалист по защите детей должен рассказать семье о том, как можно получить такую помощь. Однако семья ребенка должна хотеть и принимать предлагаемую помощь, не говоря о том, чтобы идти на контакт со специалистами.

Также не забирают детей из семьи из-за гражданства другой страны, родного языка, национальности или вероисповедания. В Эстонии живет более 300 000 человек, чей родной язык – не эстонский, многие из них не являются гражданами Эстонии. И если у кого-то из них детей забирают, то из-за угрозы жизни ребенка, из-за угрозы его благополучию. Особенно странно обвинения в дискриминации по национальному признаку звучат в отношении столичных специалистов по защите детей, для многих из которых русский язык является родным.

Как правило, специалисты не имеют права детально объяснять общественности, по каким конкретным причинам они приняли решение об изъятии детей из семьи.

Причина проста: в Эстонии есть Закон о защите личных данных, и наиболее строго защищены при этом деликатные личные данные, касающиеся семейных взаимоотношений. Особенно такая защита важна для детей, которые не могут сами себя защитить. Мы же не хотим, чтобы Изабелла через пару лет читала в социальных сетях обсуждения того, как с ней обращались родители?

Отсутствие публичности в таких вопросах компенсируется системой контроля за деятельностью специалистов по защите детей. Недовольные их работой родители могут жаловаться и в местное самоуправление, и в Департамент социального страхования, и канцлеру права, и даже подавать в суд.

Нельзя сказать, что родители, сталкивающиеся с системой защиты детей, остаются один на один с государственной машиной, с «ювенальной юстицией». Цель специалистов по защите детей – помочь родителям обеспечить детей всем необходимым. И то, что специалисты не всегда могут обосновать свои решения публично, обусловлено лишь заботой о детях. Детях, которые не могут чувствовать себя безопасно в собственных семьях и которых, к счастью, с каждым годом становится все меньше.

Оцените материал
4
(5 голосов)

Добавить комментарий

Последние статьи

Новости ПБК 18 января

В парламенте обсудили будущее школьного обучения

Члены парламента и представители образования обсудили будущее школьного обучения, передают «Новости Эстонии».
События 18 января

Первая ярмарка труда пройдет в Кейла: предложения о работе и помощь в…

7 февраля, с 11 до 14 часов, Эстонская касса по безработице впервые проводит ярмарку труда Кейла-Палдиски. Во время ярмарки в Кейласком…
Новости ПБК 17 января

Европарламент высоко оценил работу Эстонии

Эстония в качестве председателя руководила работой Совета…
Новости ПБК 17 января

В Таллинне открывается новый Центр здоровья 1

В скором времени свои двери распахнет новый центр здоровья,…
Новости ПБК 17 января

На что обращать внимание, читая маркировку упаковки

Маркировка на упаковке продукта содержит множество полезной для…
Лесные вести 17 января

RMK создает сеть походных троп и организует большой всеобщий поход

Центр управления государственными лесами (RMK) начал проводить третью…

Партнеры