Воскресенье, 22 октября 2017 10:07

Артем Гареев: «Об отъезде в Москву даже не думал» 0

Актер и режиссер русского театра Артем Гареев рассказал «МК-Эстонии» о жизни в Москве, где он учился в театральном вузе; работе в театре, который стал для него родным; о новой студии, набор в которую идет до конца сентября; а также о необычном и эффектном проекте IDEM, который зрители смогут увидеть вновь уже в ноябре.

– Артем, уже много лет вы живете и работаете в Таллинне, а какой ваш родной город?

– Фактически я родился на Украине, но мои мама и бабушка живут в Риге. Я там вырос, ходил в детский сад и в школу. В Риге у меня остались друзья. Потом я уехал учиться в Москву и уже после этого приехал в Таллинн.

– Почему вы не вернулись в Ригу после того, как окончили институт?

– Когда я заканчивал театральный институт, к нам приехал художественный руководитель Русского театра Эстонии, на тот момент это был Эдуард Томан. Он искал новых актеров в труппу. Я показал ему отрывки, и он меня пригласил. Приехал по его приглашению и остался в театре. Всегда интереснее ехать туда, куда тебя позвали, это значит, что ты нужен. Но было и предложение остаться в Москве, в Театре у Никитских ворот.  Я выбрал Эстонию, и уже с 2002 года я служу в нашем театре.

Если бы не театр, стал бы пилотом

– Вы уже с детства знали, что свяжете свою жизнь с творчеством?

– Я рос в театральной семье. Моя бабушка – оперная певица. С пяти лет я ходил с ней на репетиции. Часто находился за сценой и наблюдал весь рабочий процесс.  Я был совсем маленький, но мне уже тогда нравилось смотреть, как готовят спектакль. Как-то неосознанно в меня вошел весь этот мир искусства. Позже, в школе, мы с ребятами делали постановки, на уровне самодеятельности. Театр был всегда рядом.

– Если бы не режиссер и актер, то какую еще профессию вы могли бы выбрать?

- (Смеется.) Каждый раз, когда я погружаюсь в интересную для себя деятельность, я думаю, что это могло бы стать для меня увлекательной профессией. Когда-то в нашем театре репетировался спектакль «Бременские музыканты», на сцене мы должны были играть на музыкальных инструментах. Я исполнял роль собаки-барабанщика и брал уроки игры на барабанной установке. Мне очень нравился процесс обучения, и я шутил, что если бы не стал актером, то стал бы барабанщиком. А вообще, если бы не театр, я бы стал пилотом. (Улыбается.). Это звучит как детская мечта, но мысли о небе появились уже в зрелом возрасте.

– Почему вы не сразу выбрали профессию режиссера, а сначала получили актерское образование?

– Зрел. (Смеется.) Поступая в Щукинское училище на актерский факультет, я даже и не думал о том, чтобы учиться режиссуре. В институте, среди прочих занятий, у нас был раздел «самостоятельные отрывки». Мне очень нравился этот раздел. Студенты сами режиссировали свои работы, педагоги не вмешивались в этот процесс и была возможность делать абсолютно все, что ты хочешь! Вот тогда я стал задумываться о том, чтобы попробовать поступить на режиссерский. Но для того чтобы мысли переросли в желание и действия, потребовалось время.

– Как вам удавалось совмещать учебу в Москве и работу в Таллинне?

– Режиссерский курс под руководством Л. Е. Хейфица в Театральном институте имени Б. В. Щукина был заочным. Здесь, в Таллинне, я работал актером и ездил на сессии, брал для этого академический отпуск. В театре мне шли навстречу. И мне помогал союз актеров Эстонии, за что я очень благодарен.

– Сейчас в театре вы являетесь больше актером или режиссером?

– Нет такого «больше». Формально или по душе? Это настолько разные вещи, что трудно сказать.

– Давайте и так, и так.

– Нельзя выбрать что-то более или менее важное. Это совершенно два разных направления и две разные профессии.

Жизнь и творчество – неразделимы

– Что поменялось в вашей жизни после того, как вы были признаны лучшим режиссером Эстонии 2016 года?

– Появилось больше предложений и больше возможностей. Я чувствую повышенное внимание, но стараюсь к этому спокойно относиться, чтобы это не влияло на то, что я делаю. Не хочу оправдывать чьих-то ожиданий.

– После успешных спектаклей в Таллинне не было мысли уехать и покорять большие города, Москву или Петербург, например?

– На сегодняшний день в театральном мире Эстонии я вижу много возможностей и пока об отъезде в Москву или Питер даже не думал. В Москве многим режиссерам трудно найти возможность, чтобы что-то сделать. Наоборот, некоторые стремятся приехать к нам, чтобы реализовать свои творческие замыслы.

– Творческие профессии забирают практически все время. Как вам удается совмещать семью и работу?

– Жизнь и творческий процесс дополняют друг друга. Два года назад у нас родилась дочка (супруга Артема – актриса Русского театра Наталья Дымченко – прим. ред.). Казалось бы, что свободного времени станет меньше, но, наоборот, я стал более серьезно планировать свое время, чтобы все успевать. Например, мы отвозим дочку в детский садик, и до утренней репетиции появилось несколько свободных часов, которых раньше не было, и их можно потратить на себя.

– Приходилось ли чем-то жертвовать ради профессии?

– Такого жесткого и драматического выбора связанного с профессией, мне делать не приходилось.

– А как вы отдыхаете?

– Мы можем с семьей уехать на прогулку, на водопад в Кейла нам очень нравится ездить, например. Если хорошая погода, то с удовольствием идем гулять в Кадриорг, там много интересного для дочки.

– Есть ли у вас хобби или увлечения, которые не связанны с творчеством?

– Мне кажется любое увлечение, так или иначе, связанно с творчеством. Я очень люблю иногда поработать руками, что-нибудь смастерить, построить, изобрести. Давным-давно я собрал у себя дома авиасимулятор и совершал виртуальные полеты на гражданских самолетах. Там все было очень приближено к реальности – метеоусловия, аэропорты, воздушный трафик. Иногда на подобных тренажерах даже обучают будущих летчиков. Сейчас, к сожалению, на это хобби уже не хватает времени, симулятор я разобрал. Его детали участвовали в некоторых творческих проектах AUDIOKINETICA.

Скандалы не обсуждаю

– Русский театр часто сотрясают так называемые «скандалы», кто-то делает вид, что не замечает, кто-то активно в них участвует.  Как вы переживаете бури, которые происходят в его стенах?

– Я не очень люблю отвечать на вопросы про бури и скандалы в стенах театра, потому что оценивать театр нужно по его спектаклям, а не по внутренней жизни. Взгляд извне очень сильно отличается от того, что происходит на самом деле внутри. Поэтому о нашем театре очень много разной и противоречивой информации.

Мне кажется, самое главное – это работать и делать свою работу хорошо, насколько это возможно. При любых обстоятельствах.

– Как раз сейчас в театре приступил к работе новый художественный руководитель – Филипп Лось. Как вы думаете, что ждет театр?

– Не буду давать никаких прогнозов, потому что это только начало. Но надеюсь на его профессиональную, спокойную, последовательную и вдумчивую работу.

– После того, как художественные руководители покидают свой пост, оставляя за собой шлейф пересудов и домыслов, у вас не возникает чувства разочарования? Ведь как актеру и режиссеру вам приходится плотно сотрудничать с ними.

– Я считаю, что за актера говорят его роли, за режиссера – его спектакли, за руководителя – его решения и поступки. Не так важно, какие слова люди говорят в интервью, всё в работах. Ведь в своей работе каждый проявляется и как человек. В самые разные периоды художественного руководства возникали очень интересные спектакли или проекты, поэтому кроме пересудов и домыслов остаются и неплохие спектакли. А с каждым приходом нового руководителя у театра начинается как будто новая жизнь. Это затрагивает всех. Я, в свою очередь, стараюсь погружаться в работу, тогда не остается времени на домыслы и пересуды.

– А было ли у вас желание стать новым художественным руководителем?

– Нет, не было, хотя я иногда слышу этот вопрос в свой адрес.  Самое главное, что у меня есть возможность играть на сцене и ставить спектакли. А управлять такой организацией, как наш театр, – это совсем другое занятие.

– А если подумать о будущем? Например, через десять лет вы бы согласились на эту должность?

– Так далеко я еще не загадывал. Жизнь постоянно меняется, может произойти все что угодно. А пока у меня много планов, которые должны осуществиться в ближайшее время.

– Кроме работы актера и режиссера вы часто выполняли работу преподавателя или руководителя студии при Русском театре. Почему это интересно для вас?

– Процесс работы со студией – это взаимный обмен. Я передаю ребятам накопленные знания и опыт, но и они меня учат чему-то новому. Бывает, что в работе с ними удается посмотреть на профессию новыми глазами. Как раз сейчас мы объявляли новый набор в студию для желающих от 15 лет до 21 года. Заявки принимали до 27 сентября, с 16 октября начнутся занятия.

– Много ли студентов после обучения в студии остаются в профессии?

– Достаточно много. Кто-то уезжает учиться в театральные институты, кто-то поступает сразу в труппу.

Без публики нет и спектакля

– Какие режиссерские проекты вы готовите сейчас?

– Сейчас запускается проект EV100, посвященный столетию Эстонской Республики, который создается силами Русского театра и командой AUDIOKINETICA. Замышляю спектакль на большой сцене. Актерские работы у меня тоже будут.  Сейчас репетирую роль Молчалина в спектакле Степана Пектеева «Горе от ума», который мы выпустим в середине октября.

– Расскажите об аудиокинетическом проекте IDEM, премьера которого состоялась еще весной.

– AUDIOKINETICA – это союз творческих людей, созданный замечательным композитором и продюсером Александром Жеделёвым. Совместно мы уже сделали несколько работ.  Ciclotron – на большой сцене Русского театра, «Механическое пианино» – в Культурном котле. IDEM – это аудиовизуальный перформанс, новая работа нашей команды, которая создана в рамках кураторской программы Vabalava. Тема сезона, заданная кураторами, определила тему спектакля. Мы пытались исследовать и с разных сторон осмыслить проблему самоидентификации человека или, говоря по-русски, самоопределения. Что такое кризис идентичности и поиск ответа на вопрос «Кто я?». Для нас стало приятной новостью, что в ноябре мы сможем еще несколько раз показать IDEM. Перформанс состоится 6, 7, 28 и 29 ноября на площадке Vabalava.

– Это работа интересна больше для самих создателей и актеров или все-таки это делалось для зрителя?

– Без публики не может состояться ни одно театральное представление. Будущие зрители в какой-то мере были и соавторами перформанса. Это была огромная командная работа совместно с людьми, которые приходили на интервью и размышляли вместе с нами на эту сложную тему. При создании IDEM мы прошли настоящий творческий путь от «совсем ничего» до полной картины. IDEM нельзя назвать постановкой, в привычном понимании, скорее это коллективное сочинительство в попытке ответить на вопрос «Кто же я на самом деле?».

Оцените материал
5
(1 Голосовать)

Добавить комментарий

Последние статьи

Новости ПБК 18 ноября

Бюджетные инвестиции в сферу культуры резко возрастут

Правительство Эстонии приняло решение поддержать создание фонда «Дома искусств», передают «Новости Эстонии».
За рубежом 18 ноября

Трупу впервые пересадили голову: российские нейрохирурги не верят

Первая в мире пересадка головы человека проведена - на трупе. Об этом сообщил в пятницу на пресс-конференции в Вене «директор Туринской…
Рейтинг:
1.00
Здоровье 17 ноября

Дедушки и бабушки провоцируют ожирение у своих внуков 1

Дедушки и бабушки рискуют навредить здоровью своих внуков, давая им…
Новости ПБК 17 ноября

В Эстонии изучают зарубежный опыт паллиативного лечения

Паллиативное лечение — это почти неизвестный для местных жителей…
Рейтинг:
5.00
Бульвар 17 ноября

Телеведущий Андрей Малахов впервые стал отцом

У известного телеведущего Андрея Малахова родился первенец. Поздно…
События 17 ноября

Контрабанда из Эстонии: на границе задержаны предметы с аукциона…

Возбуждено уголовное дело о неуплате таможенных платежей при…

Партнеры